Метки текста:

Заонежье Крестьяне Мунозеро

Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Из истории одной крестьянской семьи: семья Сергиных из Мунозера VkontakteFacebook

Свое сообщение мне хотелось бы начать цитатой из книги Ю.М.Лотмана «Беседы о русской культуре»: «Если нам не дано исчерпывающе понять прошедшее и настоящее, то мы можем ощутить свою неотделимую с ним слитность. Это чувство растет от проникновения в большие исторические события в той же мере, как и от сопереживания мелких и мельчайших сторон жизни. История, отраженная в одном человеке, в его жизни, быте, жесте, изоморфна истории человечества. Они отражаются друг в друге и познаются друг через друга» [1] .

Перефразируя Ю.Лотмана, можно сказать, что история семьи Сергиных из Мунозера, чей дом с 1972 года находится в экспозиции музея–заповедника «Кижи», изоморфна истории заонежского зажиточного крестьянства XIX – нач. XX вв. По воспоминаниям потомков строителя дома, Сергины – типичная заонежская зажиточная семья, чей уклад жизни покоился на освященной веками экономической и духовной традиции. Они жили в традиционном для Заонежья доме – «кошеле», занимались, как и многие заонежские крестьяне, торговлей (в частности, владели собственными магазинами в Петербурге), имели в своем роду старообрядцев, были связаны теснейшими родственными узами со многими деревнями Заонежья.

Традиционным для зажиточного крестьянского хозяйства был состав усадьбы Сергиных: двухэтажный дом, двухэтажный амбар, где наверху хранили семейное зерно, внизу – фураж для лошадей и муку, рига с гумном, баня «по-черному».

Из водных транспортных средств, принадлежавших семье, следует выделить сойму – большую парусную лодку для перевозки грузов, из наземных – выездной кабриолет. Традиционным был и состав хозяйства: 8–12 коров, 4–5 лошадей. Для продажи семья ежегодно выращивала быка и жеребца. Кроме того, Сергины содержали бойню. Скотину (выращенную и частично закупленную) забивали: часть солили на зиму для себя, часть увозили в Петрозаводск на продажу.

Главой этой большой патриархальной семьи был Лазарь Яковлевич Сергин, родившийся в 1814 году и скончавшийся в 1909. В 70-х годах XIX века он построил в Мунозере большой двухэтажный дом, который через 100 лет в 1972 году был перевезен в музей–заповедник «Кижи». По семейному преданию, предки Сергиных пришли в Заонежье из Новгорода. Маленького Сергия (Сéргу), от имени которого, по-видимому, и произошла фамилия семьи, родители принесли с собой в берестяной коробье. Сначала родители Сергия поселились в Курылово в 2 км от Мунозера, затем перешли в соседнее Филино. В Мунозере же обосновались дети Сергия – Федот и Яков. У Якова было три сына – Егор, Михаил и Лазарь. О судьбе Егора нам пока ничего не известно. Михаил был старообрядцем. Каждое лето он уходил жить в келью, построенную вблизи Мунозера. Зимой жил в отдельной комнате в доме своего брата Лазаря. После смерти он завещал устроить в его комнате странноприимный дом. Завещание его свято соблюдалось вплоть до 1920-х годов: в комнате Михаила Яковлевича принимали нищих странников, гостивших у Сергиных по месяцу и долее. У Лазаря Яковлевича Сергина было пятеро детей: четыре сына – Иван, Степан, Дмитрий, Сергей и дочь Марфа.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Двое сыновей – Сергей и Дмитрий – занимались торговлей в Петербурге: Сергей Лазаревич имел посудный магазин, Дмитрий Лазаревич – кожевенный. Третий сын Иван крестьянствовал и держал бакалейную лавку в отеческом доме в Мунозере. Четвертый сын, Степан Лазаревич, отслужив в Преображенском полку в Петербурге и выйдя в отставку, посвятил себя земской деятельности.

Все сыновья Лазаря Сергина, кроме Дмитрия, были женаты на заонежанках из крепких зажиточных семей.

Сергей был женат на Серафиме Дмитриевой из Селецкого, дочери владельца лавки и обладателя дома из 14-ти комнат.

Степан – на племяннице члена Петрозаводской городской управы Василия Дмитриевича Лысанова – Александре Федоровне Коноваловой из Ламбасручья, представительнице одной из самых зажиточных семей Заонежья.

Марфа Лазаревна вышла замуж за Степана Юшманова из д.Шабалино, зажиточного крестьянина, владельца дома из 9-ти комнат, отец которого, по семейному преданию, был капитаном одного из судов, принадлежавших царской фамилии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как явствует из родословной Сергиных, неравные браки были большой редкостью в зажиточной крестьянской среде. Неравным браком был женат сам Лазарь Яковлевич. Но жене своей, Анне Федоровне (в девичестве Савиновой), он запретил общаться со своими бедными родственниками из Карасозера.

Внуки Лазаря Яковлевича, а их было ни много ни мало 18 человек, разъехались по всему Заонежью. Красная Сельга, Кажма, Черкасы, Шуньга, Ламбасручей, Селецкое, Лонгасы, Космозеро – вот далеко не полный список деревень, в которых жили родственники Сергиных.

Многие из них, поддерживая традицию, уехали в 20–30-х годах в Петроград–Ленинград, где и сейчас проживает правнучка Лазаря Яковлевича Сергина Людмила Николаевна Варламова – по профессии учитель русской словесности. Вторая правнучка Лазаря Сергина – Мешкова Елизавета Николаевна (1921 г.р.) проживает в городе Петрозаводске. Здесь же, в Петрозаводске, живут и шесть праправнуков и праправнучек Лазаря Сергина.

Воспоминания Елизаветы Николаевны Мешковой и ее тети Анастасии Степановны Койбиной и легли в основу этого сообщения.

Какой интерес представляют для нас, музейных сотрудников, эти воспоминания, зачастую не отличающиеся фактической достоверностью и документальной точностью. Во-первых, они дают картину крестьянского быта эпохи, не нашедшей своего отражения в мемуарной литературе, картину деревенской жизни той России, которая безвозвратно исчезла в годы первой мировой войны и двух революций, Октябрьской и февральской. Во-вторых, позволяют совершенно иначе подойти к проблеме музеефикации памятников гражданской архитектуры. Ведь крестьянские дома нашего музея в своем роде безлики. Они являют собой типичные образцы памятников архитектуры Заонежья, домов типа «брус» или «кошель» с однорядной или двурядной связью. Но архитектурные термины мало что говорят сердцу человека. Чтобы ощутить крестьянский дом, находящийся в экспозиции музея, как составную часть истории и культуры народа, необходимо воссоздать историю жившей в нем семьи и связанные с ним события. Исторические воспоминания и поэтические ассоциации – это и есть то, что более всего «очеловечивает» облик музейной постройки, дает ему «имя», как признак индивидуальности и неповторимости. И это сейчас – единственно правильный подход к проблеме музеефикации памятников архитектуры.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 1995
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1997. 432 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф