Метки текста:

Музыковедение Рябинин Этнология

Захарова О.А. (г.Петрозаводск)
Наследие Рябининых-Андреевых в курсе «Этнология русской музыки» VkontakteFacebook

Этнология музыки – одна из научных дисциплин современного музыкознания. Понятие «этнология» существует наряду с другими, такими как музыкальная этнография, музыкальная фольклористика, этномузыковедение. Это не разные названия одной дисциплины, а разные дисциплины. Термин «этномузыкология» введен в 1950 году голландским музыковедом Я. Кюнстом. В нашем понимании «этнология музыки» на научном метаязыке – это изучение национального своеобразия музыки, это шире, чем народная музыка, она включает музыку в полном объеме. Именно эта концепция положена в основу курса «этнология русской музыки», который читается на филологическом факультете ПТУ для студентов V курса и в КГПУ для студентов IV курса по специальности «учитель начальных классов» и дополнительных специальностей «учитель музыки» и «учитель мировой художественной культуры».

Вкратце обозначим структуру и круг проблем курса:

  1. Музыкальный фольклор.
  2. Церковная музыка.
  3. Формирование профессиональной композиторской школы.
  4. Влияние народной песни на профессиональную музыку.
  5. Система жанров русской музыки и ее стилевые особенности. Главными вопросами в курсе являются: «Что делает русскую музыку русской? Как через музыку постичь душу своего народа?"

Важное значение в курсе «Этнология русской музыки» имеет музыкальный фольклор Карелии. Именно здесь в XIX веке были сделаны фольклорные открытия мирового значения. Это записи финских и карельских эпических песен – рун, сделанные финским фольклористом Элиасом Леннротом в 1833–1834 гг. на Севере Карелии, вдохновившие его на создание «Калевалы» и открытие живой эпической традиции сказывания былин исследователями П.Н.Рыбниковым в 1859–1861 гг. и А.Ф.Гильфердингом в 1871 г. в Заонежье и Пудоже, которое стало сенсацией в русской науке и культуре.

Рябинины–Андреевы – известные исполнители и хранители русских эпических песен на Севере. Свое искусство они передавали из поколения в поколение – пять поколений по мужской линии (дядя Игнатий Андреев, от которого нет записей, передал свое мастерство самому известному сказителю этой традиции – Т.Г.Рябинину). Концерты в 1871 году в русском Географическом обществе в Санкт–Петербурге 80-летнего Трофима Григорьевича Рябинина обратили на себя внимание крупнейших композиторов М.П.Мусоргского и Н.А.Римского–Корсакова. М.П.Мусоргский записал и расшифровал напев былин «Вольга и Микула», а Римский–Корсаков самые известные напевы былин о «Вольге и Микуле» и «Добрыне и Василии Казимирове» опубликовал в сборнике «Сто русских народных песен». Творчество заонежских сказителей Рябининых–Андреевых впитало характерные формы музыкального эпоса. Это песенные речитативы с древнейшей манерой повествовательного интонирования двух типов – формульная кратконапевная и импровизационная, характеризующая стиль музыкально–поэтической речи сказителя. От династии Рябининых–Андреевых записано более 20 былин и 5 напевов. Отсутствие закрепленности напевов за текстом является характерной чертой былины – это эстетический принцип, позволяющий сказителю интуитивно сочетать то или иное содержание с напевами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Изучение напевов в курсе «Этнология русской музыки» начинается с характеристики жанровых особенностей былин и исполнения напевов в рябининской традиции «Вольга и Микула», «Добрыня и Василий Казимиров», «Как во городе стольнокиевском» («Пир у князя Владимира»).

Следующим этапом работы является разучивание напевов со студентами и анализ напевов.

Предлагаем студентам прослушать запись былины «Первый бой Добрыни со змеем» в исполнении И.Т.Рябинина, сделанную в 1902 году в университетет. Вена во время его концертного путешествия по Австрии.

Это вызывает сильные впечатления у студентов. Одно дело – текст, другое – живой голос сказителя. Студенты как бы ощущают связь времен.

Далее изучаем музыкальные произведения русских композиторов, созданные под впечатлением исполнительского мастерства сказителей Рябининых–Андреевых.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Своеобразно воплощен напев былины «Вольга и Микула» в опере–трагедии М.П.Мусоргского «Борис Годунов» в Сцене под Кромами, в песне Варлаама и Михаила «Солнце, Луна померкнули». В музыковедческой литературе обращалось внимание на пародийное использование этого напева в кульминации оперы, но не учитывался переход сатиры в трагедию, когда насмешка над боярином Хрущевым превращается в пророческое откровение, предвещающее смутное время на Руси. Сатира неожиданно оборачивается предвестием трагедии.

Н.А.Римский–Корсаков в «Летописи моей музыкальной жизни» отмечал, что рябининская манера исполнения былин, сказительный мелос послужили образцом былинного речитатива в его опере–былине «Садко», созданной по мотивам новгородских былин. Он пишет: «Что выделяет моего «Садко» из ряда всех моих опер, а может быть, не только моих, но и опер вообще, – это былинный речитатив… Речитатив этот не разговорный язык, а как бы условно–уставный былинный сказ или распев, прообраз которого можно найти в декламации рябининских былин» [1] . Особенно ярко это проявилось в финале четвертой картины в песне Садко с хором «Высота, высота поднебесная», в которой используется напев былины «Соловей Будимирович» (напев взят Н.А.Римским–Корсаковым из сб. Кирши Данилова).

В 1892 г. А.С.Аренский записал четыре напева от И.Т.Рябинина и создал музыкальный памятник Рябининым – концертную «Фантазию на темы И.Рябинина» для фортепиано с оркестром, где он использует два известных напева родовой традиции Рябининых. Первый – «Добрыня и Василий Казимиров» создает лирический музыкальный образ, второй «Вольга и Микула» – передает декламационный эпический склад, отличается четкой речитативной ритмикой.

М.П.Мусоргский, Н.А.Римский–Корсаков, А.С.Аренский не только передали богатые эстетические возможности былинных напевов, традиции Рябининых, но и придали им важное художественное значение в создании музыкального образа Святой Руси. Это было развитием глубоких национальных традиций русской музыки, заложенных Глинкой, оказывающих влияние на развитие отечественной и мировой музыкальной культуры.

В этой работе формируется у студентов и понимание категории «эпический», которая рассматривается в двух значениях: первое – как обобщение жанров определенного типа (былина, исторические песни) и в широко эстетическом – как характеристика внутреннего строя музыки. Второе проявляется в музыке разных стран и этносов, но в большей степени это характерно для славянской и русской музыки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В названных выше музыкальных произведениях присутствуют жанрово–эпические признаки, но еще важнее сам дух этой музыки, внутренне сосредоточенный, уходящий в эпическое прошлое Святой Руси.

Весь этот материал в курсе «Этнология русской музыки» изучают также американские и финские студенты, занимающиеся по программе ISEP, английские студенты Лондонского университета, американские преподаватели, обучающиеся в летнем университете при ПГУ по международной программе IREX. Сегодня, когда музыкальный фольклор, музыкальная классика не всегда входят в круг ценностных ориентации молодежи, тем более важно духовно обогащать студентов, обучая их на уникальных примерах, памятниках русской культуры.

// Рябининские чтения – 1995
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1997. 432 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф