Метки текста:

Заонежье Крестьяне Кустарные промыслы Рябининские чтения

Крестовская Н.О. (г.Санкт-Петербург)
Осиповы - мастера холмогорской резьбы по кости VkontakteFacebook

Геннадий Федорович Осипов и два его взрослых сына – Алексей и Владимир – одна из известных семей современного холмогорского промысла, заслуживающая пристального внимания как любителей костерезного искусства, так и специалистов-искусствоведов.

Как и большинство холмогорских костерезов, старший Осипов (Геннадий Федорович) – человек северный, местный. Он родился в 1945 году в Лешуконском районе Архангельской области. Окончив Ломоносовскую костерезную школу и отслужив в армии, он поступил на фабрику в 60-е годы. Это время для холмогорского промысла было весьма благоприятным. Тогда послевоенным поколением мастеров (А.С.Гурьев П.П.Черникович, В.А.Просвирнин, А.Е.Штанг) уже был разработан ассортимент фабричных изделий, создан целый ряд творческих произведений. На 70-е годы приходится начало самостоятельного творчества Г.Ф.Осипова.

Самыми значительными произведениями конца 70-х годов, в которых уже видна рука сформировавшегося большого мастера, несомненно, являются произведения из собрания Архангельского музея изобразительных искусств — ваза «А.С.Пушкин» («Да здравствуют музы, да здравствует разум») и кубок «Поморье» [1] .

Ваза «А.С.Пушкин» выполнена из бивня мамонта. Весьма крупная (высотой 26 см.), она предназначалась для экспонирования в музее и на художественных выставках. Форма вазы очень проста. Монолитная гладкая полированная ножка, опоясанная лавровым венком — словно пьедестал для большого массива высокой ажурной чаши. На лицевой стороне вазы помещен профиль А.С.Пушкина, на противоположной – изображение летящего Пегаса. Оба рельефа даны на просвет. Окруженные воздухом, изображения являются образным выражением триумфа, изящным памятником гению. Опоясывает чашу крупная лиственная гирлянда на ажурном фоне из мелких завитков.

Кубок «Поморье» был создан Осиповым спустя два года — в 1979 году. Однако по своему образному строю это уже произведение иного плана. Кубок имеет форму церковного потира. Заданная тема решена как декоративная композиция. Море, гребни волн — в виде ажурных завитков, среди волн — рыбы, тюлени, птицы, парусник. Над морем – облака, северное сияние, роза ветров. Мастер активно использует мотив завитка. Легкий и ажурный сдвоенный завиток передает небо, облака. Массивный завиток с широким гладким гребнем становится конструктивной деталью, образующий шары на ножке и уплощенное основание кубка. В этом изделии уже проявился интерес Осипова к разработке мелких деталей. Так, горизонтальные пояски-веревочки на чаше смягчают переход от ажурной резьбы к гладким полированным поверхностям. Аналогичные, но уже спирально закрученные веревочки, облегчают зрительное восприятие массивной колонны-ножки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Творчество Осипова многопланово. Он постоянно работает над созданием разнообразных произведений в традиционном стиле – это шкатулки, ларцы-теремки, гребни [2] . Они украшены изображениями птиц и животных среди трав и ветвей. Всегда виртуозно исполнен и разнообразен по рисунку тонкий ажурный орнамент, окружающий плоский рельеф. В оформлении ларцов использован весь набор традиционных холмогорских приемов работы с костью. Здесь и сочетание белой и окрашенной кости, ажурная и глухая резьба, цветные гравированные изображения, глазковый орнамент.

Во второй половине 80-х годов мастер создает серию произведений, посвященных декабристам [3] . В коллекции Архангельского музея изобразительного искусства и в Русском музее хранятся два авторских варианта кубка «Подвиг любви» [4] . Произведение выполнено из бивня мамонта. Его форма также напоминает церковный потир. Ажурная чаша украшена тремя медальонами с портретами жен декабристов: М.Н.Волконской, А.Г.Муравьевой и Е.И.Трубецкой. Идея жертвенности во имя любви передается посредством рельефных вставок — изображения пары дамских перчаток и цепей с кандалами. Ветка с розами и развивающаяся лента под медальонами – символ преклонения перед подвигом этих прекрасных женщин.

Автор обратился к акварельным источникам, что для перевода в пластическое искусство оказалось достаточно сложной задачей, так как трехчетвертной поворот головы требует исполнения портрета в высоком рельефе. Матовый канфаренный фон оттеняет мягкие линии лиц. Медальоны заключены в выпуклые овальные рамы. Казалось бы, столь массивные и сложные по фактуре медальоны невозможно удержать на ажурной сетке чаши. Тем не менее, мастер блестяще справляется с задачей. Ажурный орнамент, окружающий медальоны, образован холмогорским завитком-раковиной. Пара сдвоенных завитков, повернутых навстречу друг другу, составляет энергичную S-образную фигуру. Острые перья гребня раковины и глубокий продольный желобок придают орнаменту особую динамичность. Элементы орнамента расположены симметрично, устойчиво. В результате ажурный декор оказался столь насыщенным и активным, что способен «удерживать» крупные рельефные медальоны и орнаментальные вставки. Чашу завершает слегка отогнутый гладкий полированный край. Природный сетчатый рисунок драгоценной мамонтовой кости, ее прозрачность и кремовый цвет дополняют богатство резного декора.

Кубок имеет выразительный силуэт. Ножка выполнена в виде скульптурного изображения двух лебедей, своими поднятыми крыльями поддерживающими чашу. Лебедь символизирует верность, дополняя образное содержание произведения.

Скульптурное решение ножки [5] мы встречаем и в других работах Осипова. Морские рыбы — в кубке «Мечта о море», клыкастые головы моржей — в вазе «Арктика» [6] — передают романтику северных морей, создают неповторимый силуэт произведений. Эти сложные решения и изысканный рокайльный декор свидетельствуют об отражении в творчестве Осипова новых тенденций. Акценты на ретро стили и в особенности интерес к стилю барокко в прикладном искусстве 70-80-х годов оказались созвучны художественному вкусу Осипова и соответствуют холмогорской традиции.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В середине 80-х годов многие холмогорские резчики обращаются к древнерусским сюжетам (Н.Д.Буторин — ваза «Единство» 1982 г. [7] , В.Баландин – «Слово о полку Игореве» 1986 г. [8] ). Это привело мастеров к поиску новой стилистики формы изделий и характеру рельефной резьбы. В 1984 году Г.Ф.Осипов создает кубок «Новгород Великий» [9] . Панорама города и ладьи на реке исполнены в плоском рельефе, по своему рисунку напоминающему графические иконописные изображения.

В последующие годы обращению к древнерусской традиции в холмогорском промысле способствовали важные события в жизни страны. В 1988 году широко праздновалось тысячелетия крещения Руси, а с 1991 года после отмены идеологических запретов стали возрождаться и вновь открываться храмы. Многие мастера стали резать иконки, складни, кресты – традиционные изделия холмогорского промысла. По рассказу Геннадия Федоровича, его очень привлекает пластика древнерусского медного литья. Некоторые старинные образцы он попытался повторить в своем любимом материале — мамонтовой кости. Одна из подобных и очень удачных работ – миниатюрная иконка «Борис и Глеб». Использован верхний слой (корка) мамонтового бивня. Редкий коричневато-серый цвет пластинки, очень красивый природный рисунок материала создают впечатление, будто держишь в руках окаменевшую резную деревянную икону.

Также на религиозные сюжеты Г. Осиповым создан целый ряд значительных произведений: кубок «Борис и Глеб» (1990 г.), поставец «Всем Святым» (1991 г.), мироносица «Помоги Земле Русской» (1992 г.), поставец «Притча Екклезиаста» (1993 г.) [10] . Эти произведения варьируют одну композиционную схему: цилиндрической формы тулово с включенными в ажурную сетку рельефными изображениями, и выпуклой крышкой с крестом.

Замечателен по красоте и тонкости исполнения кубок из мамонтовой кости «Борис и Глеб», находящийся в собраниии Русского музея. По форме это — традиционный поставец. На ажурном фоне помещены три сюжетные композиции: князья Борис и Глеб на конях, убиение Бориса возле шатра и убиение Глеба в ладье. Пластика этой вещи совсем иная, чем у иконки. Низкий рельеф, тонко моделированы объемы, проработаны все мельчайшие детали: лица, головные уборы с меховой опушкой, складки плаща, волнистые хвосты коней, стяги на копьях. Фоном служит тонкая сетка, напоминающая звенья кольчуги. В целом это небольшое легкое изделие воспринимается как памятник, столь монументальна и выразительна его форма и образное решение.

Традиционной формой для холмогорских мастеров является коробочка-репка. Репки Осипова особенные. Выполненные из мамонтовой кости, они буквально сотканы из прозрачного воздушного орнамента. Выпуклая поверхность декорирована перистыми завитками. Гребни завитков проработаны глубокими порезками, создающими дополнительную игру светотени. «Каждый завиток обласкан» – говорит мастер о своей коробочке.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Осипов постоянно работает над созданием новых образцов фабричного ассортимента. Ему принадлежит идея изготовления так называемого «холмогорского бисера» — коротких и тонких костяных трубочек, из которых собирают нити колье и бус. Осиповым был возрожден традиционный для Холмогор конца XIX века мотив розы. Гарнитур «Розочки» – одно из популярнейших изделий фабрики, начиная с 70-х годов. Сейчас эта тема варьируется в работах многих костерезов: в брошках, серьгах, кольцах. Другим ярким примером тиражного образца может служить круглая брошь — либо с пяти-лепестным цветком, либо с трех-лепестковым «тюльпаном», — в окружении пышных трав или рокайльных завитков. Оба мотива разработаны мастером как элементы декора более крупных и дорогих авторских вещей из мамонтовой кости, но и взятые отдельно, эти мотивы выдерживают центральную роль в композициях брошек и кулонов.

Два сына Геннадия Федоровича – Алексей и Владимир – еще молодые мастера. Им около тридцати. Они родились в Ломоносове и окончили здесь костерезную школу. Как по характеру вообще, так и по творческой манере братья непохожи, но оба виртуозно владеют техникой резьбы по кости. Их однокурсники не без зависти говорят: «конечно, им есть, у кого учиться».

Работая на фабрике, молодые Осиповы, выполняют малосерийные изделия по собственным образцам, в основе которых лежат любимые цветочные мотивы Осипова-старшего. Многочисленны и разнообразны броши, выполненные ими в технике «резьбы на просвет» и на подложке; броши из цевки, мамонта, зуба кашалота; круглые и овальные броши в разнообразных рамках; броши свободной формы. Тема бегущих завитков–волн получила интересное развитие в работах Алексея. Завиток превратился в вихревую розетку. Закрученная спираль вписана в овал и приобрела непривычно нервное, по-своему выразительное движение. Подобный орнамент часто используется мастером и в других изделиях. Так, на рукоятке ножа ажурные завитки напоминают перо Жар-птицы. Стремление к асимметричным композициям – одна из особенностей творческой манеры Алексея.

Молодые мастера чутко относятся к драгоценному материалу. Необычная форма куска бивня мамонта — сильно вогнутой пластины – определила оригинальную форму следующего изделия. Это лоток для дамских украшений «Весна.» (1995 г.). Ажурный рельеф составлен из гирлянды переплетенных трав и ветвей, среди которых три танцующих птицы с поднятыми крыльями. Изысканный резной декор экрана смело соседствует с благородной строгостью полированной глади лотка.

В семье Осиповых создана новая форма изделия. Это – овальная в основании высокая ажурная коробочка из зуба кашалота. Вещи Алексея Осипова отличаются хрупкостью и трепетной эмоциональностью рисунка. В противоположность старшему брату, резной орнамент у Владимира спокоен, уверен и устойчив. Его коробочки декорированы мощными S–образными завитками. Прорастающие из них цветы образуют четкий ритмичный ряд.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Руку Владимира бывает трудно отличить от отцовской. С одинаковой легкостью и тот и другой выполняют мамонтовые бусы из полых ажурных шаров, по сложности соперничающие со старинными китайскими изделиями. Вещи изящны и легки. Особой изысканностью отличается гарнитур «Гера» (1997 г.). Кулон и серьги выполнены из зуба кашалота теплых оттенков кремового цвета. Форма объемного кулона напоминает древнерусские височные кольца. В центре композиции — раскрывшийся тюльпан среди пышных листьев. Такие детали, как вращающаяся ажурная бусина в верхней части кулона и покачивающиеся капельки в серьгах, зрительно облегчают форму изделия.

Сыновья Осиповы обладают высоким мастерством резьбы и большим творческим потенциалом. Творческие искания двух поколений мастеров существенно обогащают современную холмогорскую резьбу. Искусство семьи Осиповых, лежащее в русле традиционного промысла, в то же время столь ярко и выразительно, что может представлять лицо древнего и одновременно юного искусства холмогорской резьбы по кости.

// Рябининские чтения – 1999
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2000.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф