Метки текста:

Меднолитая пластика Москва Поморье Рябининские чтения

Зотова Е.Я. (г.Москва)
Поморская меднолитая пластика: к истории становления и развития в московском регионе VkontakteFacebook

Поморская пластика – это яркое вещественное воплощение программных положений Выговского общежительства, имевшее определяющее значение для истории старообрядческого медного литья. С начала XVIII в. поморское литье сформировалось как самостоятельное художественное направление, отличающееся технологическими, иконографическими и стилистическими признаками [1] . Кресты и складни поморского производства стали образцами для старообрядческих мастерских России [2] .

Среди этих многочисленных литейных мастерских совершенно особое место принадлежит «медным заведениям» Москвы и Подмосковья, выпускавшим поморское литье вплоть до начала XX в.

Неслучайно в классификации старообрядческого медного литья, сформулированной Министерством внутренних дел в 1840–х гг., упоминаются «…отливные медные кресты и иконы, известные под названиями: загорских [3] , поморских, погостских [4] и других, из коих первые два сорта отливаются в Московской, а последние во Владимирской губернии» [5] .

Во второй половине XIX в. известный владимирский краевед И.А.Голышев приводит следующую характеристику: «Иконы медные разделяются на 4 категории: Загарские (Гуслицкие) [6] , Никологорские (Никологорского погоста), Старинные или Поморские (для раскольников Поморской секты) и Новые. Новые предназначаются для православных, а Старинные – для раскольников, которые льются с особыми для них рисунками» [7] .

Опыт поморской литейной школы, разработанные формы и композиции крестов, икон и складней были приняты всеми московскими старообрядческими беспоповскими общинами поморцев, федосеевцев, филипповцев. Следовательно, становление видового, типологического и иконографического ряда медного художественного литья в данном регионе происходило под непосредственным влиянием поморских образцов Выговского общежительства. Ярким подтверждением этой преемственности традиций литейного дела может быть редкий позолоченный Крест–Распятие, выполненный московскими мастерами в 1787 г. [8] . На обороте этого предмета выполнен следующий текст: «СЕИ К/РЕСТЪ // ВЫЛИТЪ В // МОСК//ВЕ // 1787 ГОДУ // М(Е)С(Я)ЦА МАРТ//А 1 ЧИСЛА» (Илл.1).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Существование постоянной связи между поморским Выговским общежительством и московской федосеевской общиной Преображенского кладбища позволяет сделать вывод о повторении крестов и складней поморского производства в литейных заведениях, располагавшихся в частных домовладениях на территории города. Кроме того известно, что приверженцы федосеевского согласия «иконы ни от кого, кроме своего согласия мастеров не принимают и не покланяются, как только меднолитным одного Поморского монастыря; а из того же Поморья скитским образам той чести ни за что не делают» [9] .

В конце XVIII в. московские мастера–литейщики, основываясь на теоретическом и практическом опыте поморских мастеров, в сжатые сроки должны были не только наладить технологический процесс, но и обеспечить крестами, иконами и складнями собственного производства своих единоверцев. Известно, что уже в первой половине XIX в. «медные заведения», выполнявшие заказы Преображенского кладбища, снабжали поморским литьем московского производства общины своего согласия на всей территории России [10] .

Основной состав меднолитейной продукции московских заведений – кресты (нательные и моленные), складни (двух-, трех-, четырехстворчатые), иконы и книжные накладки – был обусловлен сформировавшимся вещественным рядом выговского производства. При рассмотрении каждой из названных групп основного репертуара поморского литья московского происхождения основываемся на данных архивных документов фонда Московской Духовной консистории [11] .

Среди меднолитых изделий московского производства главное место занимали кресты, форма и надписи на которых являлись выражением идеологических взглядов приверженцев определенного согласия [12] . В результате продолжительных споров федосеевцев с поморцами было принято соглашение о воспроизведении восьмиконечного креста с надписью: «Царь Славы Исус Христос Сын Божий» и изображением Спаса Нерукотворного на верхнем конце [13] . Эта композиция стала каноном для последующего воплощения на медных крестах двух основных композиций – Крестов–Распятий и Крестов–Распятий с предстоящими, получивших наименование «киотных». Следуя поморским образцам, московские мастера выпускали до 10 основных вариантов моленных крестов, отличавшихся не только своими размерами (высотой от 37,5 до 6,5 см), но и декоративными особенностями оформления как лицевой, так и оборотной сторон [14] .

Московские мастера следовали поморским образцам и при воспроизведении такого вида меднолитой пластики, как складни, именовавшиеся в документах по–разному («медные литые створни» [15] , «металлический складной образ», «образ медной складник», «медныя литыя складни» [16] . В этом вещественном ряду к числу наиболее почитаемых относились как миниатюрные двустворчатые складни «Троица Ветхозаветная. Богоматерь Знамение», известные под наименованием «поморская панагия», так и большие четырехстворчатые складни с изображением двунадесятых праздников. Цветовая гамма эмалей позволяет выделить среди поморского литья трехстворчатый складень «Деисус с предстоящими» московской работы [17] . На нижней рамке средника отлита монограмма «М.Р.С.Х.», принадлежащая известному мастеру–чеканщику Р.С.Хрусталеву (Илл. 2). Этот тип трехстворчатого складня, разработанный и воплощенный в металле мастерами–литейщиками Выговской обители, стал одним из наиболее распространенных среди московских старообрядцев и, следовательно, одним из самых часто тиражируемых в составе продукции «медных заведений» г.Москвы (Илл.3).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Творческий подход московских чеканщиков, литейщиков и эмальеров наиболее ярко выразился при создании новых композиций образков и икон, отличавшихся особой широтой и разнообразием ассортимента. Полагаем, что при определенной стабильности жизненных условий среди московских старообрядцев наиболее предпочтительным видом меднолитой пластики для личного молитвенного обихода стала именно икона.

К началу XX в. мастера московских «медных заведений» отливали иконы «одновершковые» (6,0×5,0 см), «двухвершковые» (12,0×10,0 см), «трехвершковые» (18,0х14,0 см) и большеформатные, так называемые «семивершковые» (28,0×24,0), иконы, приближавшиеся своими размерами и внешним видом к живописным образам в драгоценных окладах [18] . Мелкие «полувершковые» образки (3,0×2,8 см) оказалось сложно выявить в связи с незначительным количеством известного нам вещественного материала [19] .

Поморское литье московской работы отличалось прежде всего высоким качеством и повышенной декоративностью, выразившейся в создании нарядных образов, украшенных многоцветными эмалями, золочением (Илл.4.). Об особом отношении именно к этому виду меднолитой мелкой пластики «лучшей поморской работы» свидетельствуют данные, приведенные в «Каталоге старообрядческой иконной, киотной и книжной торговли наследников М.П.Вострякова», в котором указывается, что «поморское литье продается не на вес, а на счет», в отличие от «анцифоровского литья (от 30 до 38 руб. за пуд) и загарского литья (от 18 до 22 руб)» [20] .

К концу XIX – началу XX в. московские мастера выпускали до 100 композиционных вариантов крестов, икон, складней и накладок на книжные переплеты. Это многообразие ассортимента является ярким свидетельством развития традиций поморского литья мастерами «медных заведений» г.Москвы.

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaГолосуйте ЗА сайт!Музей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф