Метки текста:

Живопись Обонежье Русский Север Рябининские чтения

Рыбаков А.А. (г.Вологда)
Живопись вытегорского ареала художественной культуры Обонежья XVI-XVIII вв. VkontakteFacebook

Во второй половине ХХ столетия открыто значительное количество памятников древнерусской живописи Обонежья, им были посвящены специальные исследования. Но при этом внимание реставраторов и искусствоведов привлекала в первую очередь живопись северо–западного Обонежья и Заонежья, т.е. территорий, вошедших ныне в состав Республики Карелии, где было выявлено много интересных памятников иконописи XIV–XVIII вв. [1] Живопись юго–восточного Обонежья, оказавшегося на территории Вологодской области, оставалась мало изученной, и только в 1970–е годы ей начинает оказываться необходимое внимание [2] .

По данным на 1819 год, в городе Вытегре и Вытегорском уезде существовали 1 соборная и 32 приходские церкви [3] . Если Воскресенский собор в Вытегре не отличался древностью (возведен в 1796–1800 гг.), то возникновение деревянных церквей на старинных погостах уезда уходило в глубину веков. Древнейшие новгородские погосты формировались здесь прежде всего по берегам знаменитого «евразийского» водного пути, именуемого ныне Волго – Балтийским каналом, и в плодородных долинах рек Онежского бассейна.

К числу ранних и плотно заселенных гнезд новгородской колонизации в юго–восточном Обонежье относились Вытегорский, Тудозерский и Андомский погосты, позднее из Андомского выделился Саминский погост. По сведениям писцовой книги Обонежской пятины 7091 (1582–1583) г., на Покровском Вытегорском погосте имелись церкви Покрова холодная и Никольская теплая, а в черной оброчной волости погоста числились 71 деревня и 9 починков живущих, да 20 деревень и 3 починка пустых [4] . Крестьяне Вытегорского погоста пользовались монопольным правом на перевозки Немецким Волочком, соединявшим Гостиный Берег на реке Вытегре с Гостиным Берегом на реке Ковже и обеспечивавшем выход из Балто–Онежской водной системы на водные пути Беломорского и Волжского бассейнов. Еще более густо заселенными были в то время земли Андомского Никольского погоста. На самом погосте писцами зафиксированы церкви Николая Чудотворца с приделом Успения Богородицы холодная и Преображенская с трапезой теплая, а в черной волости погоста записаны 191 деревня и 5 починков живущих, да 8 деревень пустых [5] . Из церквей, возведенных на территории этих погостов и находившихся в сравнительно недальнем от города Вытегры расстоянии, и происходит большая часть коллекции иконописи в собрании Вытегорского музея, основанного в 1918 г. [6]

Комплекс икон из Спасо–Преображенской церкви в д.Куржекса, относившейся к волости Андомского погоста, представляет наиболее древнюю часть сохранившегося и выявленного художественного наследия региона.

В собрании Вытегорского музея он представлен местным образом «Преображение» начала XVI в. [7] Подобно большинству ранних памятников живописи Обонежья, в куржекском «Преображении» еще сильно сказывается влияние искусства Новгорода, прежде всего в иконографии. Расположение и позы фигур, изображение одежд, характер лещадок, распределение цветовых пятен в деталях повторяют аналогичную композицию из числа известных новгородских таблеток начала XVI в. Но в колорите и в манере исполнения этой иконы имеются черты, заметно отличающие ее от новгородских образцов. Прежде всего следует отметить почти полное отсутствие в палитре иконописца киновари. Она использована лишь в исполнении подписи и в изображении обреза книги, тогда как в новгородской таблетке киноварью написаны плащи апостолов Иакова и Иоанна. На куржекской иконе эти плащи написаны тоже красной краской, но более темного и холодного коричневатого оттенка. Другая характерная черта – отсутствие в живописи иконы золота. Новгородский мастер применил золото в изображении «света» /фона/ и золотым ассистом выполнил сияние «славы» Христа; на «Преображении» из Куржексы фон написан светлой разбельной охрой, а сияние «славы» отсутствует.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Мастер куржекской иконы явно знаком с новгородской техникой живописи. Он так же энергично, плотно и сочно накладывает пробела и движки на одеждах, лещадках и в личном письме, как это делали в Новгороде. Но при этом его движки несколько легче, они не так активно чеканят форму. Более того, больше ценя декоративную игру деталей на плоскости, он отказался от резкого выявления формы горок усилением их теневых сторон. Склонность мастера к некоторому подчеркиванию декоративного начала в произведении сказывается и в украшении мандорлы красными звездочками, и в увлечении круглыми «пальчиками» в завершении лещадок, и особенно в использовании чисто орнаментального мотива на обрезе позема по нижней лузге иконы, состоящего из повторяющихся скругленных зубчиков с точкой внутри, написанных упоминавшейся темно–красной краской. В композиции «Преображения» обычно по сторонам Христа изображаются пророки Илия и Моисей. Именно Илия и Моисей упоминается и в соответствующих евангельских текстах. Однако, мастер куржекской иконы по правую сторону от Христа изобразил не Моисея, а ученика Илии пророка Елисея, и сопроводил изображение пророков надписями : «Илья» и «Елисей». Трудно предположить, чтобы опытный иконописец не был достаточно хорошо знаком с евангелием и с принятой иконографией «Преображения». Возможно, в этом его «вольнодумии» нашли выражение какие–то отголоски борьбы с новгородской ересью жидовствующих конца XV – начала XVI вв.

Прямых аналогий в кругу памятников живописи Севера для этой иконы пока не установлено. Некоторая стилистическая общность отмечается у нее с иконой «Пророк Илья в пустыне» конца XV в. из деревни Пяльма Пудожского района, но икона из Куржексы исполнена в более мягкой живописной манере с усилением декоративного начала.

Отмеченные особенности в иконографии, колорите и технике исполнении «Преображения» из Куржексы наряду с указанными чертами новгородской традиции дают основания для предположений о знакомстве мастера этого произведения и с творчеством белозерских и пошехонских иконописцев конца XV — начала XVI вв.

В собрании Государственного Русского музея находятся еще несколько икон из Куржексы – часть небольшого деисусного чина XVI в. и «Покров» начала XVI в. [8] Иконы деисусного чина отличаются мягкостью моделировки формы, светлым колоритом, грамотностью рисунка стройных фигур. Небольшие размеры икон несвойственные прионежской плави личного письма указывают на вероятность их ввоза из ареала культурного влияния Москвы. Что же касается «Покрова», то в характере образного строя и в манере исполнения здесь еще более, чем, в «Преображении», ощущаются новгородская иконографическая схема и новгородские в основе технические приемы, которые сочетаются с такими признаками провинциального происхождения памятника, как некоторая растянутость и рыхлость композиции, построение колорита на упрощенных сочетаниях киноварных, зеленых и желтых колеров. Чрезвычайно интересными произведениями местной живописи второй половины XVI в. являются хранящиеся в Вытегорском музее две иконы деисусного чина «Архангел Гавриил» и «Иоанн Предтеча» из девятинской Успенской церкви (третья икона этого чина «Архангел Михаил» находится в Государственном Русском музее) [9] . В этих памятниках еще видны отблески большой художественной культуры, в работе художника чувствуется стремление к элегантной завершенности. Рисунок фигур пластичен и выразителен, их пропорции близки к натуральным. Но при этом фигурам как будто тесно на отведенном им пространстве среднике, они упираются в поля, словно стремясь раздвинуть их.

Большое впечатление оставляет колорит девятинских икон. Они написаны на светлом охряном фоне, но использованная здесь охра отличается необычным благородным желтым цветом, сдержанным и в то же время как будто светящимся изнутри. С цветом фона тонко гармонируют глубокий голубец милоти и коричневатый цвет плаща Иоанна Предтечи, светлая прозрачная киноварь одежды архангела Гавриила. Личное письмо выполнено по санкири умбристого оттенка с мягкой охряной моделировкой. Золоченые нимбы обведены широкой коричневой описью. Киноварные подписи на фоне средника не лишены декоративной усложненности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Образы девятинского деисусного чина наделены острыми эмоциональными характеристиками. Иоанн Предтеча представлен в порыве сильно духовного возбуждения, в энергичном движении в сторону центральной фигуры деисуса – Спаса. У него тонкие черты лица одухотворенного аскета, напряженный взгляд больших выразительных глаз. В лике архангела Гавриила и во всей его позе, в его невесомой поступи читается глубокая задумчивая и несколько сумеречная печаль. Уменьем давать изображаемым персонажам выразительные характеристики душевного состояния обладали в XVI столетии далеко не многие мастера, особенно вдали от художественных центров.

Иконы написаны на цельных рубленых сосновых досках, зафиксированных двумя односторонними шпонками (у иконы «Иоанн Предтеча» они сквозные, а у «Архангела Гавриила» – несквозные). Необычна толщина использованных досок, достигающая 4,5–4,8 см. Характер обработки доски и некоторые другие особенности в технике исполнения подтверждают вывод о местном происхождении этих икон.

В XVII столетии, судя по немногим раскрытым памятникам, некоторая обособленность живописи юго–восточного Обонежья, выражающаяся в более заметном влиянии художественной культуры среднерусских земель, чем в живописи северо–западных районов Обонежья того же времени, продолжает сохраняться. Хранящиеся в Вытегорском музее иконы деисусного чина второй половины XVII в. из Замошской церкви Ивана Великого написаны на высоком профессиональном уровне. Раскрытые из этого чина «Спас в силах» и «Митрополит Петр» лишены сколько–нибудь заметного упрощения в форме или наивности в содержании образа [10] . Личное письмо, одежды и прочие аксессуары проработаны внимательно и тонко, уверенной рукой профессионального иконописца. В соответствии с характерной для русского искусства XVII века тенденцией к усилению декоративного начала в письме икон активно используются золото и серебро. Вместе с тем стремление мастера к предельно тщательной моделировке формы лишает его произведения очарования живописной свободы и превращает из в изделия добросовестного ремесленника, даже лики и одежды святых у него приобретают жесткость и сухость чеканного дела. Но больше всего своеобразие творчества северного живописца проявляется в из колористическом решении. В этом отношении характерно использование сурика вместо киновари в сочетании с темно – голубым крутиком в исполнении мандорлы Христа на иконе «Спас в силах» и саккоса митрополита Петра.

При обследовании Ильинской церкви Саминского погоста вологодскими реставраторами в 1976 г. на примыкающей к алтарю стене храма под голубой масляной покраской были обнаружены иконы иконостаса почти в полном составе. Как выяснилось, в 1950–е гг. церковь была приспособлена под клуб, и маляры, которым было поручено покрасить стены и полы будущего клуба, покрасили иконы и конструкции иконостаса одинаковым голубым колером, не утруждая себя его разборкой. Иконы были перевезены в Вологду, где в условиях стационарной реставрационной мастерской на протяжении последующих 15 лет раскрыты и после реставрации возвращены в фонды Вытегорского музея.

В процессе реставрации установлено, что иконы местного ряда иконостаса отличаются по исполнению от икон верхних рядов и написаны разными мастерами. Из них местный образ «Огненное восхождение пророка Илии» с клеймами жития и икона «Единородный Сыне», вышедшие, по–видимому, из одной иконописной мастерской, по стилистическим и технико–технологическим признакам могут быть датированы первой половиной – серединой XVII в., и, следовательно, перешли в состав иконостаса вновь возведенного в 1692–1702 гг. шатрового Ильинского храма из старой церкви [11] . Они отличаются строгой размеренностью и выдержанностью традиционной иконографии, теплым колоритом с преобладанием охряных тонов, повышенным вниманием к разработке повествовательных и аллегорических сюжетов. По характеру письма эти иконы близки иконам XVII в. из иконостаса Ильинской церкви в г.Белозерске [12] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Иной характер носят иконы верхних чинов иконостаса. Прежде всего необходимо отметить, что пророческий чин написан на тех же досках, что и праздники: над ковчегом с изображением праздника расположен на доске ковчег с поколенным изображением пророка. При перестройке иконостаса, по–видимому, во второй половине XVIII в. [13] боковые поля у этих икон были стесаны, а сами они были соединены попарно. Персонажи этих чинов представлены в динамичных выразительных позах, фон (свет) выполнен золотом–двойником. В колорите примечательно отсутствие ярких красок, вместо киновари используется охра красная, красочный слой прозрачен и слабо моделирован. При этом в разработке риз и палат преобладает дробное линейное письмо, выполненное в графической манере. Все эти особенности исполнения икон верхних регистров саминского иконостаса свидетельствует о работе местных прионежских мастеров, особенно тех из них, которые были связаны с расколом и закладывали основы выговского иконописания [14] .

Из той же Саминской Ильинской церкви происходит большая икона «Распятие» с 50–ю клеймами страстей, написанная в 1751 г. суздальскими иконописцами Иваном Дудниковым, Андреем и Иваном Малиниными, которыми были в том же году выполнены также привратные иконы «Архангел Гавриил» и «Архангел Михаил» [15] . Произведения суздальских иконописцев выделяются изысканным колоритом, в котором преобладают созвучия киновари с голубцом и празеленью, в композиции сюжетов они еще придерживаются традиционных иконографических образцов. Уникальным образцом работы вытегорского иконописца первой половины XVIII в. является в собрании Вытегорского музея икона «Богоматерь Знамение Азовская» из многоглавой Покровской церкви Вытегорского погоста (с.Анхимово) [16] . По церковному преданию, эта икона написана священником Покровской церкви в память о посещении храма и дома этого священника императором Петром Великим при проезде его в Архангельск в 1711 г. [17] Икона является своеобразным живописным апофеозом побед Петра I над турками в 1695–1696 гг. В центре иконы на фоне российского герба в виде двуглавого орла представлено поясное изображение Богоматери с младенцем в изводе «Знамение» с надписью над ней «Знамение множества мира». Внизу над строениями крепости Азова изображен в образе Георгия на белом коне сам Петр, поражающий копьем крылатого змея, а с другой стороны над панорамой крепости Кызы–Кермен выступает победоносное русское войско под водительством Шереметева и гетмана Мазепы. На нижнем поле иконы имеется авторская надпись «1729 году марта в 30 день писалъ сий образ попъ Климентъ Макарьевъ». Судя по высокому уровню исполнения композиции, рисунка и письма иконы, священник Климент Макарьев был профессиональным иконописцем, что, впрочем не было большой редкостью на Русском Севере, и, возможно, был выходцем из Белозерска. В качестве образца для мемориальной иконы он, очевидно, использовал прорись или гравюру с более раннего произведения, исполненного кем–то из московских живописцев (известно, что в 1696 г. в росписи кораблей петровского флота, готовившихся к Азовскому походу, участвовали живописцы московской Оружейной Палаты Василий Познанский , Алексей Печкин, Киприан Умбрановский, Денис Щербаков, Савин Мелентьев, Иван Федоров, Артемий Сазонов, Никита Полосухин, Петр Золотой и Дмитрий Балашов – ученики Ивана Безмина) [18] .

Краткий обзор раскрытых памятников живописи XVI–XVIII вв. Вытегорского ареала традиционной художественной культуры демонстрирует таким образом широкий диапазон творческих манер, технико–технологических приемов и стилистического многообразия, в чем нашла отражение сложная картина взаимодействия древней новгородской традиции с инновационными импульсами среднерусской художественной культуры со стороны Белозерска и Каргополя, а также имеющей свои особенности практики выгорецких иконописных мастерских в условиях ассимиляции автохтонного финского субстрата в разнородной славянской среде.

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф