Метки текста:

Духовные стихи Карелия Рябининские чтения Фольклор

Федорова С.В. (г.Петрозаводск)
Духовные стихи в фольклорных коллекциях Архива Карельского научного центра РАН VkontakteFacebook

Фольклорные коллекции Архива Карельского Научного Центра РАН (далее – Архив) содержат более 250 духовных стихов, записанных на Русском Севере (в Карелии и Мурманской области) с 1911 по 1998 гг. Тексты фиксировались и вручную, и на фонограф, и на магнитофонную пленку. Как качество записи, так и художественные достоинства вариантов весьма различны; тем не менее, данный материал позволяет в целом охарактеризовать севернорусскую традицию народной духовной поэзии ХХ века.

Местное собрание духовных стихов, созданное прежде всего благодаря экспедициям Института языка, литературы и истории КарНЦ, пополнялось за счет работы фольклористов–любителей. Следует назвать имена И.М. и В.П. Дуровых, записавших 36 текстов духовных стихов в период с 1911 по 1935 гг. (коллекции № 27, 28). К сожалению, в их записях не зафиксированы имена исполнителей. Наиболее богата стихами коллекция №79, которая хранит материалы экспедиции МГУ 1956 г. под руководством Э.В.Померанцевой. Помимо сорока текстов духовной поэзии, эта коллекция включает в себя множество ценных замечаний, касающихся бытования стихов, особенностей их исполнения. Большую ценность представляют и варианты стихов, записанные А.М.Астаховой, каждый из которых снабжен нотной записью и комментариями об исполнителе (коллекция №26). В последние десятилетия местное собрание пополнилось текстами духовных стихов благодаря усилиям А.П.Разумовой и В.П.Кузнецовой.

И «старшие», и «младшие» стихи записывались в одних и тех же населенных пунктах вдоль всей восточной границы Карелии: в Лоухском (д.Черная речка), Кемском (Калгалакша, Гридино), Беломорском (Сумский Посад, с.Сухое, Лапино, Воренжа), Сегежском (Спасская губа), Медвежьегорском (Космозеро, Кижи, Шуньга, Середка), Пудожском (Авдеево, Заозерье, Бураково) районах. Духовные стихи были распространены в тех уездах Олонецкой губернии, где издревле проживало русское население.

В течение долгого времени как изучение, так и собирание духовных стихов было затруднено по причинам идеологического характера. Невозможно было снарядить экспедицию специально для собирания народной духовной поэзии, как это делалось для фиксации былин или баллад. Стихи записывались попутно, в оставшееся время, и, как правило, не входили в основную цель поездки. Поэтому количество собранных текстов гораздо меньше, чем могло бы быть. Во многих случаях фольклористы просто не успевали записать стихи и ограничивались лишь замечанием об их бытовании, а иногда фиксировали один–два варианта из пяти–шести возможных [1] . Позднее, в 70–80-е годы ХХ века, когда собиратели значительно активнее интересовались духовными стихами, многие исполнители уже не могли припомнить тексты, так как давно перестали их петь. Другие были способны только пересказать сюжет или пропеть отрывок в несколько строк. Законченные, художественно полноценные варианты в последние десятилетия записывались нечасто.

Надо отметить, что дольше всего сохранялись в народной памяти древние эпические стихи, а не «младшие» старообрядческие. «Старшие» духовные стихи («Об Алексее человеке Божием», «О Егорие и царевне», «О муках Егория», «О двух братьях Лазарях», «О сне Богородицы», «О Вознесении», «О Михаиле Архангеле (Страшный суд)», «О Голубиной книге», «О Пятнице») неоднократно записывались собирателями в течение последних двадцати лет. Эти девять сюжетов представлены в фольклорном фонде Архива наибольшим числом текстов; их варианты составляют три четверти местного собрания духовных стихов (более 180 записей). Старообрядческие же стихи («Про Афон», «Стих о распятии Христове», «О младой юности», «Стих Иосафа о лишении мира» («Что за чудная превратность…»), «О юном отшельнике», «Монах о монашеской жизни» («Прошу выслушать мой стих…»), «О смерти грешника» и другие) превосходят эпические общерусские по числу сюжетов (их более 30), но значительно уступают им по количеству вариантов. Наибольшим числом текстов в местном собрании представлены сюжеты «Завещание умирающей матери» («Умоляла мать родная…») – восемь вариантов [2] – и «О смерти» («О, сколь наше на сем свете житие плачевно…») – пять записей [3] . Подавляющее большинство старообрядческих сюжетов присутствуют в местном собрании в одном единственном варианте. Так, лишь единожды были записаны стихи «Лекса преславна» [4] , «О расколе» («Преболезненное воспоминание об озлоблении кафоликов») [5] , «О пустынных жителях» [6] , «Стих о юных летах» [7] , «Гробик ты мой гробе» [8] , «Расставание души с телом» [9] , «Стих о человеческой жизни» («Человек живет на земли…») [10] , «Об узнике» («Поздно, поздно вечерами…») [11] , «О страннице» («Ах ты пташка и бедняжка…») [12] , «О страннике» («Время радости настало…») [13] , «О Сионе» [14] , «Моление в Гефсиманском саду о чаше» [15] , «На Рождество Христово» [16] , «Плач Адама» [17] , «Брак в Кане Галилейской» [18] , «Мрачные цепи» [19] , «О затворнице двадцатого столетия» [20] и другие.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Почти половина «младших» стихов, хранящихся в Архиве (33 текста), была собрана в 1911–1935 годах в Беломорском районе И.М.Дуровым, а также фольклористами–любителями из Сумской ячейки краеведения под руководством В.П.Дуровой (коллекции № 27, 28). Все стихи были записаны ими от старообрядцев. Около двадцати «младших» стихов были зафиксированы в дер. Варзуга Мурманской области в ходе экспедиций 1957–1963 гг. на Терский берег Белого моря (коллекции № 37, 38, 39, 43, 44).

Нельзя с уверенностью сказать, что все старообрядческие тексты были записаны от приверженцев старой веры и им сочувствующих, так как некоторые «младшие» стихи (например, «Завещание умирающей матери») разносились по Русскому Северу каликами перехожими [21] и могли перениматься от них наряду с другими стuхами и православным населением. К сожалению, не всегда собиратели фиксировали конфессиональную принадлежность исполнителей, а последние далеко не всегда хотели ее раскрывать. Некоторые наотрез отказывались петь духовные стихи при посторонних, и не всех удавалось уговорить. С.Е.Никитина, описывая свою экспедицию в Карелию в 1980 г., отмечает: «стихи не лежали на поверхности, они были глубоко запрятаны в сознании носителей как то, что не следует обнародовать (типичное высказывание: «Спою, а потом посадят, заберут»)» [22] . Подобные опасения встречаются и на страницах фольклорных коллекций Архива КарНЦ; они были свойственны не только приверженцам старой веры.

По всей видимости, в местном собрании присутствует только часть «младших» стихов, бытовавших в старообрядческой среде Карелии в ХХ веке. Нежелание староверов делиться своим фольклорным богатством не только с собирателями, но и с местными жителями, отмечено в записях А.М.Астаховой. В 1932 г. в Сумском посаде она записала стих «Умоляла мать родная» от У.М.Кузнецовой. Вслед за стихом помещен комментарий исполнительницы: «Раньше пели все стихи. Раньше калеки ездили и пели стихи «О Михаиле архангеле», «Расставанье души с телом». Староверки знают, да не поют, чтоб не знали. А так другие мало знают» [23] .

О том, что часть традиции духовной поэзии осталась скрытой от собирателей, свидетельствует и отсутствие в заметках фольклористов, записывавших варианты стихов, каких–либо упоминаний об исполнении их по книге. Собиратели не зафиксировали ни одного случая бытования стиха в письменной форме. Между тем доподлинно известно, что сборники духовных стихов создавались в Карелии в ХХ веке [24] , и вероятно, по ним учили и пели стихи. Не исключено, что по книге были выучены варианты стихов, записанные от А.И.Прокопьевой («Завещание умирающей матери», «Стих Иосафа о лишении мира», «Алексей человек Божий») [25] . Тексты на данные сюжеты были записаны от нее дважды, причем оба раза она пропела их в одинаковой последовательности, повторяя слово в слово. Первым четверостишием «Стиха Иосафа» А.И.Прокопьева заканчивала стих «Завещание умирающей матери». Финал этого текста выглядит следующим образом:

Не забыла дева слова,Помнит материн завет.Без причастия земногоЖизнь свою она ведет.Что за чудныя превратьяИ предмены зрю в глазах,Прощайте, мир и вся приятность,Зрить на вас я не хочу.Конец

После этого следует продолжение «Стиха Иосафа», тоже повторяющееся слово в слово, но переосмысленное в результате контаминации с первым сюжетом:

От утех ваших удаляюсь,От прекрасных здешних мест,Оставляю, брат любезный,Оставляю жениха…

Вероятно, подобная контаминация могла возникнуть и в устной традиции, но вряд ли тогда исполнительница проводила бы с такой настойчивостью границу между стихами, которые в данной редакции уже практически объединены. Подобное смещение границы двух текстов могло произойти, только если стихи исполнялись по книге.

Изменения духовных стихов в старообрядческой среде подчас были столь значительны, что даже опытные фольклористы не могли распознать исходный сюжет. В 1940 г. в Пяльме (Пудожский район) от О.П.Мастаковой, «бывшей скрытницы», был записан короткий текст под названием «рассказ о Добрыне»:

«Когда Добрыня уезжал, подал жене своей Манельфе Тимофеевне пояс и кольцо. Сам сказал: «Когда этот пояс расплетется, когда этот перстень распояется, тогда я домой приду». И ушел. Он сделал себе келью под ступеньками своего дома (поэтому наши родители всегда не дозволяли нам оправляться со ступенек, это считалось святое место), ему есть носили, пить. А жена и не знала. Он как скрытник был. И он там молился Богу. Потом он умер, записку написал. Она и посмотрела – и пояс росплелся, и кольцо распоялось. Записку в ящичке у него нашли и прочитали [26] .

После «рассказа» следует комментарий:

«П.Я.Елоскина из д.Римская Римского с/с, женщина 82 лет, вспоминает, что прежде в их местах был широко известен рассказ (а не былина) о Добрыне как скрытнике. Рассказ этот говорили прохожие нищие, питавшиеся рассказами и песнями, говорили его также местные жители. Судя по рассказам П.Я.Елоскиной, записанный нами от О.П.Мастаковой вариант о Добрыне является именно тем самым рассказом, который слышала и знала она сама и другие» [27] .

«Рассказ о Добрыне» есть не что иное как искаженный пересказ духовного стиха об Алексее человеке Божием. От первоначального сюжета уцелели лишь мотивы прощания с молодой женой, возвращения в родительский дом, смерти и посмертного узнавания. Забыты имена всех персонажей; жена Алексея, в большинстве севернорусских записях стиха именуемая Катериной, названа Манельфой Тимофеевной. Так во многих вариантах былины о Добрыне зовут его мать. Изменение имени главного героя может быть вызвано схожими мотивами духовного стиха об Алексее и былины о Добрыне и Алеше Поповиче, а именно – прощанием с женой перед долгой отлучкой. В среде скрытников, где была создана и функционировала эта легенда, изменился первоначальный смысл повествования. В духовном стихе Алексей проявляет глубочайшее смирение, претерпевая в доме родителей унижение от их слуг. В легенде этот мотив, чрезвычайно важный для стиха, утрачен. Подвиг Добрыни – не в смирении, а в скрытничестве.

Не исключено, что именно под влиянием скрытников в нескольких севернорусских вариантах стиха об Алексее человеке Божием появляется новый мотив: Алексей просит отца построить ему келью под крыльцом, под ступеньками. Все эти варианты записаны в Беломорском районе (в Воренже [28] , на Коросозере [29] и в с.Сухом [30] ), в тех местах, где зафиксировано больше всего старообрядческих стихов.

Фольклорный фонд Архива КарНЦ располагает достаточным числом текстов «старших» духовных стихов и комментариев к ним, чтобы составить целостную картину угасания этой традиции в ХХ веке. Старообрядческая же традиция народно–христианской поэзии представлена в местном собрании весьма скудно и односторонне. Взаимодействие этих двух ветвей народного религиозного творчества на севернорусском материале до сих пор остается недостаточно изученным.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф