Метки текста:

Кижи Кижский погост Православие Рябининские чтения

Пашков А.М. (г.Петрозаводск)
«Историческое сведение о приходе Кижском» – малоизвестный источник по истории православной культуры Кижского прихода конца первой половины XIX веков VkontakteFacebook

В отделе письменных источников Государственного исторического музея в Москве, в фонде Е.В.Барсова (ГИМ ОПИ, ф.450, оп.1) хранится несколько дел, посвященных историческому описанию церковных приходов Петрозаводского (д.696), Олонецкого и Повенецкого (д.699) и Вытегорского (д.700) уездов. Эти описания приходов были составлены приходскими священниками и дьяконами, вероятно, по указаниям олонецкого архиепископа Аркадия (Федорова) в начале 1850-х годов. Общая характеристика этого комплекса источников дана в докладе автора на конференции «Православие в Карелии» в ноябре 2002 г. [1]

Среди описаний различных приходов в ГИМ хранится и рукопись «Историческое сведение о приходе Кижском Петрозаводского уезда» (д.696, л.86–90 об.), составленная исправляющим должность благочинного священника Стефаном Ржановским.

Вероятно, описание прихода строилось по присланному из духовной консистории плану, который включал в себя следующие пункты:

  1. «Древность места» (когда возник приход и поселение, были ли здесь в старину монастыри и пустыни);
  2. «Священные здания» (описание и обмеры церкви, дата и стоимость постройки церкви и колокольни, какие мастера строили);
  3. «Священные вещи» (описание царских дверей, иконостаса, икон, неба, лампад, люстр, «особенных святынь», священных сосудов, потиров, крестов, дарохранительниц, риз и других элементов одежды священнослужителей, перечень и описание церковных книг, «особенные достопримечательности», описание колоколов);
  4. «Приходские праздники», включая описание обычаев и ярмарок, происходивших во время этих праздников, крестные ходы;
  5. Штат священнослужителей и размеры его содержания;
  6. Численность и состав прихожан, перечень селений в приходе, владельческая принадлежность крестьян;
  7. «Достопримечательности в приходе» (известные события, заводы, каменоломни и т.д.);
  8. Подробное описание приходских часовен ( по тому же плану, что и описание церквей);
  9. «О больших крестах, стоящих при селениях и дорогах на росстанях» (описание поклонных крестов с указанием кем, когда и по какому поводу поставлен).

В описании Кижского прихода по поводу «древности места» сказано: «Приход устроился в давних временах. Первые жители и при них церковь находились на сем же Кижском острове, расстоянием от нынешнего погоста в 1,5 верстах… Жители умножались постепенно в разные времена, поселялись из разных мест, что видно по сказанию тех же жителей, из названий селений, как-то: деревня Сычи населена людьми, пришедшими из города Сычовки, деревня Оятевщина населена пришельцами с реки Ояти и прочие тем подобные». Эти заявления, конечно, нуждаются в дополнительном изучении с точки зрения их достоверности, но они представляют определенный интерес как показатель представлений самих жителей о своем происхождении.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Очень большой интерес представляют описания знаменитых ныне кижских храмов – Преображенского и Покровского, помещенные в разделе «Священные здания»:

«Две церкви деревянные, холодные, первая вышиною 24 сажени, величиною внутри: святой алтарь, в длину 4,5, в вышину 3. Церковь в длину от царских врат до дверей паперти 9, в ширину 12, паперть в длину 2,5, в ширину 9 и с северной стороны по паперти пристроена кладовая длиною 2,5, шириною 2… Видом сия церковь крестообразная, на ней 21 глава, из коих семь обито золотого цвета железом. Да на святой алтарь одна глава. Окон в этом алтаре три, в церкви десять, в паперти четыре. Для входа в церковь из паперти трои двери, на западной, южной и северной сторонах. В западную сторону паперти крылос, с двумя, на юг и на север, лествицами, а третье крыльцо с лествицею же, на южной стороне. Над обоими крыльцами и всеми лествицами устроена крыша.

Вторая церковь вышиною 22 сажени, величиною внутри: святой алтарь, в длину 3,5, в вышину 4,5, церковь в длину от царских врат до теплой трапезы 5,5, в ширину 4,5, теплая трапеза в длину от церковных дверей до паперти 6, в ширину 4,5, в сей трапезе алтарь устроен в юго–западном углу холодной церкви, величиною внутри в обе стороны по 2,5 сажени. При ней в западную сторону крыльцо с лествицею на юг и над тем крыльцом и лествицею крыша. Видом церковь продолговатая внизу, вверх до потолка церковного четырехугольная, вышины до крыши 3,5 сажени, восьмиугольная, на ней девять глав и десятая на святом алтаре. Окон в холодной церкви пять,в святом алтаре три, в теплой трапезе пять, в алтаре одно, в паперти два.

При сих церквях колокольня деревянная, вышиною 22 сажени, об одной главе, которая обита белым железом, видом круглая, восьмистенная, шатровая. Самый низ оныя, или подруб, от земли вверх на одну сажень четырехстенный. Для входу в колокольню снизу, о самую землю, двери из первой церкви деревянные же, на столбах с крышею переходы.

Построены: первая церковь в 1714 году, вторая в 1764 году, а колокольня неизвестно когда.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первая во имя Преображения Господня, вторая во имя Покрова Пресвятые Богородицы, и придел в теплой трапезе во имя Николая Чудотворца. Первая, во имя Преображения Господня, с колокольнею, начата строить по случаю сгорания от молнии прежней церкви. А о случае строения второй, т.е. Покровской церкви, неизвестно. На какую сумму и какими мастерами работаны и украшены обе оные церкви и колокольня, также чего стоят здания неизвестно. Ограда около церкви каменная, складена из дикого камня искусным образом, вышиною 2,5 аршина, в длину [2] , в ширину * сажен. Для входа в оную с четырех сторон находятся четыре ворота».

Поражает будничная, обыденная интонация, с которой сделаны описания знаменитых кижских храмов. Для местных крестьян и церковного причта это была обычная, мало чем отличающаяся от многих других северорусских храмов, церковь. Показательно, что в середине XIX в. помнили точную дату создания каждой церкви, но уже не помнили имен мастеров, их построивших. Таким образом, эти описания церквей Кижского погоста представляют собой источник, относящийся к тому времени, когда исследователи деревянного зодчества, не говоря уже о туристах, еще не добрались до Кижей, а те путешественники, который случайно попадали сюда, почти не обращали внимания на кижские церкви. Восторженные отзывы, десятилетия туристического бума, тысячи фотографий и сотни исследований будут впереди.

В описании Кижского прихода приведено предание о нападении «панов»: «Здесь по сказанию престарелых людей достойны замечания церкви Преображения Господня, как бывшая до пожару, так и ныне существующая. О прежней повествуют, что она состояла в полутора верстах от нынешней, на Кижском же острове, на горе, называемой Каршкой (Каргикой) (слово нрзб. – А.П.), на том самом месте, где ныне находится часовня во имя сошествия Святого духа, и что во время литовского нахождения на Россию литовцы нечаянно учинили нападение на сие место в то самое время, когда народ, в воскресный или праздничный день собравшийся в великом множестве к церкви сей, пребывал вне всякой опасности, нашедши невооруженным, и много убили людей. Некоторые для спасения своего забегали в церковь. Литовцы же, хотя и знали, что есть в церкви русские люди, сами не шли в оную, а только стреляли в церковные двери и окна и прострелили бывшую в церкви икону Всемилостивого Спаса в правую руку, что и поныне на той иконе видно. В то самое время напала на тех литовцев тьма и многие из них сами себя перерубили, а остальные отъехали прочь. Народ же, бывший в церкви, остался невредим».

Здесь же приводилось и второе предание, посвященное построению новой Преображенской церкви: «О нынешней же Преображенской церкви сказывают, что, по сгорании прежней, прихожане для построения новой церкви заготовили леса, приплавили оный водою к берегу у того места, где была сгоревшая церковь, но во время ночи оные леса, как думают, Божиим изволением, переплыли к берегу ныне существующей церкви. Прихожане возвратили сии леса на первое место, но оные во время ночи опять переплыли на означенное место, и сие происходило троекратно, и, сверх того, близ переплывших лесов нашли в кустарнике простреленный литовцами образ Всемилостивого Спаса, и на сем месте построена церковь, которая и доныне стоит по милости Божией невредимая».

Впоследствии это предания неоднократно публиковались [3] . В их основе были реальные события, связанные с вторжением в Заонежские погосты отрядов литовцев, украинских и русских казаков, которых местные жители называли «панами». В Заонежье отряды «панов» действовали в 1613–1615 годах. Хотя предание о нападении «панов» на Кижи носит явно вымышленный характер, оно отражало тяжелую борьбу, которую вели заонежане с захватчиками.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Сказание о простреленной иконе» было очень популярно среди жителей Кижского прихода и, возможно, даже по всему Заонежью. Заинтересовало оно и епархиальные власти. Вероятно, после подачи описания Кижского прихода Стефан Ржановский получил распоряжение сообщить дополнительные сведения об иконе и отправил в Олонецкую духовную консисторию краткую справку «О Кижском приходе «Суть сказания о простреленной иконе». В ней сообщается, что в 1832 году в Олонецкую духовную консисторию уже были отправлены «историко–статистические сведения» о приходе и ничего нового «по неимению исторических актов» добавить нельзя. По поводу «Сказания о простреленной иконе» Ст.Ржановский сообщил следующую информацию: «В сведениях, представленных священноцерковнослужителями сего прихода в 1832 году, помещен рассказ об образе Спасителя, стоящего ныне в церкви Преображения Господня за правым клиросом, что оный был во время нашествия панов прострелен стрелою. Но рассказ сей сомнителен, поелику а) в образе нет признака прострела с правой стороны или с лицевого образа; б) хотя с левой стороны есть засколина шириною три четверти вершка, а длиною четыре вершка, но как сквозной дыры нет, ибо, ежели положить, что, что стрелено с задней стороны, то тогда бы выколото было в доске с правой стороны или наоборот, то полагать надобно, что означенная засколина случилась во время тесания топором досок на образ, и случай сей для простолюдинов, смотрящих на все издали, был чудом и подал повод составить сказку, в подтверждение коей приводят еще другой рассказ о чудесном открытии образа сего после сгорания церкви, оскверненной кровию панов, в кустарнике можжевеловом и о чудесном переносе леса с одного места на другое. Но сей рассказ есть подражание, как кажется, преданию о построении Яндомозерской церкви, помещенному в сведениях того погоста».

Таким образом, священник Стефан Ржановский отвергал достоверность кижских преданий о простреленной иконе и о строительстве Преображенской церкви на месте найденной в кустах иконы с образом Спаса, отмечая существование одинаковых преданий с «бродячими сюжетами», относящихся к разным церквям. Но, тем не менее, именно в «Историческом сведении о приходе Кижском» сохранился, вероятно, самый ранний текст этих кижских преданий, позволяющих нам представить выраженный в преданиях духовный мир кижских крестьян.

Еще один раздел описания посвящен часовням Кижского прихода. О них С.Ржановский написал: «Часовен в приходе находится девять, все деревянные, с папертями, строены в давних временах, но в которых годах и по какому случаю неизвестно, иконами украшены довольно, лампады пред местными иконами, благолепие и чистота в оных часовнях всегда имеются. Каждая из сих часовен видом продолговатая, об одной главе, покрыта тесом на две стороны по подобию деревенских домов…» Далее в тексте даются краткие описания всех девяти часовен.

Большой интерес представляет раздел, посвященный прихожанам: «Селений или деревень в сем приходе 41. Отдаленнейшие из них деревни: Когда в 29, Усть–куома, Сибова, Ваев–наволок, Лариков остров в 10 верстах и прочие все близ церкви. В тех деревнях душ мужеска пола 1072, женска 1250. Они всегда были государственными и ни к какому иному месту или лицу не принадлежали. В царствование блаженныя памяти императора Петра Великого определены под ведомство Олонецких заводов и с того времени сверх государственных податей и земских повинностей исправляют заводскую работу, которая от заводского начальства в каждый год возлагается на них именем уроков. Работа сия состоит или в рубке дров или перевозке угля из лесу в завод же, но за сии работы получают из государственной казны деньги под названием плакатов». Сравнение данных о количестве часовен и численности населения позволяет сделать вывод о том, что на каждые 4–5 деревень приходилась своя часовня (примерно 1 часовня на 260 жителей). Кроме того, можно сделать вывод о том, что деревни в Кижском погосте были малочисленными, на 1 деревню приходилось 57 душ обоего пола. Упоминание о заводских работах дает еще одну косвенную датировку описания, так как приписные крестьяне Олонецкой губернии выполняли заводские работы до 1864 г.

Большую научную ценность представляют помещенные в разделе «Достопримечательности в приходе» сведения о Кижском восстании приписных крестьян 1769–1771 годов:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«В царствование блаженныя памяти императрицы Екатерины II крестьяне сего и окрестных приходов захотели быть свободными от заводских работ и в противность начальственных по сему поводу повелений чинили ослушание, почему высшим начальством для приведения их в послушание и подчиненность прислан был чиновник и при нем небольшой отряд войска. Что узнавши, крестьяне собрались при погосте в одно место и вооружившись рогатинами, и пешнями, и кольями, и кто чем мог, выстановились против войска. Чиновник, хотя много их увещевал и склонял к повиновению, но, видя непреклонность главных из бунтующих, отступил от них.

Каковое обстоятельство доведено было до сведения Ея императорского величества и по высочайшей ея власти прислан был князь Урусов и при нем отряд войска многочисленнее первого, с пушками и прочими военными снарядами. Крестьяне же первую против войска устойку удачным для себя случаем ?посчитав?, пребывали также непреклонными и своею грубостью и упорством довели сего начальника до такой степени, что он для приведения в покорность и повиновение, загнавши их в церковную ограду, принужден был после нескольких выстрелов из орудия пыжами спустить в них один выстрел, заряженный картечью, чем убил шесть человек и нескольких ранил и сим, усмиривши их, привел их в покорность и повиновение. После сего все бунтующие были осуждены законным порядком и главные из них наказаны ссылкою в Сибирь… Что самое многие из здешних престарелых людей помнят, а иные были даже очевидцами сих происшествий. Сверх означенных достопримечательностей и исторических событий, памятников, древних вещей, достойных замечания, мест и явлений природы никаких не бывает и ныне не находится».

Можно считать этот отрывок самым ранним свидетельством о Кижском восстании. Его источником были устные рассказы участников и очевидцев восстания, передававшиеся из поколения в поколение на протяжении 80 лет. Приведенные там сведения, хотя и не вполне конкретны, но не противоречат сведениям других источников о восстании, а упоминание о жертвах можно даже считать более точным, чем официальные данные. В рапорте полковника А.Урусова о жертвах среди крестьян было сказано: «Сей выстрел лишил пять человек жизни, а одного легко ранил» [4] . Вполне вероятно, что другие раненые крестьяне были спрятаны односельчанами, поэтому упоминания о них не попали в рапорт А.Урусова. Сведения о потерях из описания Кижского прихода были выявлены и впервые введены в научный оборот советским историком Я.А.Балагуровым [5] .

В описании есть интересное свидетельство об отношении причта Кижского прихода к восстанию: «А из причта местного священника высланы были за неувещевание бунтующего народа из оного прихода: 1-й Мефодий Васильев Пудожского уезда в Песчанский погост и 2-й Захарий Ефимов Повенецкого уезда в Селецкий погост». Эти малоизвестные факты свидетельствуют, что представители низшего причта были настолько тесно связаны с крестьянским миром, что в момент восстания отказались от уговоров («увещевания») восставших крестьян и были за это наказаны переводом в более бедные приходы. Но поскольку о наказании священника ничего не сообщалось, можно предположить, что он пытался крестьян увещевать, то есть выступил на стороне властей.

Итак, «Историческое сведение о приходе Кижском Петрозаводского уезда» является ценным источником по истории Кижского прихода в XVIII – первой половине XIX веков. Там содержатся сведения по топонимике прихода, истории деревянного зодчества (обмены и описания знаменитых кижских церквей), исторических преданиях («сказание о простреленной иконе»), численности, расселении и религиозности населения и т.д. Особое научное значение имеют зафиксированные в этом источнике свидетельства о Кижском восстании. С учетом того, что информация данного описания Кижского прихода представляет большой интерес для специалистов разных областей было бы целесообразно опубликовать его полный текст, а также продолжить изучение описаний других приходов Заонежья. Это позволит выявить дополнительную информацию после сравнения сведений о Кижском приходе с информацией о соседних приходах.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф