Метки текста:

Коми Монастыри Православие Рябининские чтения

Рожина А.В. (г.Сыктывкар)
Религиозные традиции и основание Кылтовского Крестовоздвиженского женского монастыря у коми (зырян) VkontakteFacebook

Изучению религиозных традиций коми (зырян) посвящены исследования Ю.В.Гагарина, Э.А.Савельевой и других ученых [1] . Одной из интереснейших и малоизученных на сегодняшний день проблем в истории религии Коми края является основание Кылтовского Крестовоздвиженского монастыря. Первой женской обители на территории расселения зырян посвящено исследование иеромонаха Трифона, опубликованное в научно–популярном сборнике «Родники пармы» [2] , а также статьи обзорного характера в историко–этнографическом справочнике «Коми–зыряне» и в Энциклопедии Республики историка М.Б.Рогачева [3] . После возрождения Кылтовского монастыря в 1995 г. его история привлекла большое внимание общественности. В республиканской прессе были опубликованы статьи о монастыре этнографического и исторического характера Л.Борисевича, Е.Владимирова, Г.Добрыниной, Л.Зыль [4] .

Данное исследование проведено преимущественно на основе материалов, предоставленных настоятельницей Кылтовского монастыря игуменьей Стефанидой. В качестве источников были использованы эпистолярные и делопроизводственные документы из Российского государственного исторического архива г.Санкт–Петербурга, публикации в Вологодских епархиальных ведомостях, сочинения академика И.И.Лепехина и писателя С.В.Максимова, написанные в ходе экспедиций в Коми край, а так же иконографический материал: фотографии и картины начала XX века; использовались устные свидетельства монахинь Кылтовского монастыря.

До христианизации в XIV в. Стефаном Пермским коми (зыряне) имели языческую систему верований, которая восстановлена на основе археологических, этнографических и письменных источников, и представляла собой сложную систему, включающую элементы тотемизма, фетишизма, анимизма, а также культы предков, животных, огня. Источники указывают на длительное сохранение языческих верований у зырян. По свидетельству И.И.Лепехина (1772 г.) в Ибском погосте священнослужитель еще и прорицатель и «от его предсказания зависело время сенокосу, жнитвы и прочих крестьянских предприятий» [5] . С.В.Максимов (1859 г.) отмечает, что ижемцы жервуют церкви оленей, лошадей, баранов и телят, привыязывая их к церковной ограде и «бьют их из ружей» [6] . В 1383 г. была образована Пермская епархия с центром во «владычном городке» Усть–Выми, где были построены первые православные храмы, создана школа для подготовки духовенства из местного населения [7] . С середины XVII столетия на Печоре, Мезени, Ижме, Удоре получает распространение старообрядчество, а в XVIII–XIX веках действуют Великопоженский и Омелинский, Тобышский скиты [8] . После закрытия в 1764 г. Михайло–Архангельского монастыря в Усть–Выми, почти сто лет в Коми крае не было православных обителей до 1860 г., когда был восстановлен монастырь в Ульяново.

Вопрос об устройстве православного женского монастыря в Коми крае был поднят в 60-х годах XIX века, а с 1868 г. началась переписка по этому делу. Первоначально проект создания обители с целью обучения дочерей священнослужителей в Усть–Сысольском уезде исходил от Александра Заварина. Священнослужители предлагали устроить монастырь в Усть–Выми или в Вотче, но из-за отсутствия средств дело так и не было решено [9] .

Лишь в 1888 г. «формально» было начато дело о постройке женского монастыря в связи с крайней необходимостью «духовного просветительного учреждения для зырянок в центре их оседлости» [10] , а также для усиления позиций официальной церкви в землях с сильными старообрядческим влиянием, так как женской обители в Сольвычегодском, Никольском, Яренском и Устьсысольском уездах, то есть «на 1000 верстном пространстве ни одного нет» [11] . Как свидетельствует известный судовладелец купец Афанасий Булычёв, считающийся основателем Кылтовского монастыря, Ульяновский монастырь «много содействует просвещению зырян мужского пола, а женщины их остаются наполовину не только не знающими истин Православной церкви, но даже и русского языка, ревность же их к богопочитанию безмерна» [12] . В письме 1892 г. епископу Великоустюжскому Афанасий Булычёв сообщает о том, что «потребности зырянок весьма ограниченны и неприхотливы» и «каждая из них способна к земледельческому и физическому труду» [13] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

О необходимости открытия женского монастыря в Вологодской губернии пишет 1889 г. Епископ Великоустюжский Епископу Вологодскому [14] . Он отмечает, что зыряне «искренне набожны и в детской простоте глубоко преданы церкви», а души зырянок жаждут день и ночь «приметаться в дому Божием, быть в постоянном молитвенном общении с Богом». В письме имеется упоминание о том, что много зырянок находятся в весьма отдаленных монастырях и без того переполненных, предлагалось даже взять в новый монастырь зырянок из Иоанно–Предтеченской обители.

Как видно из отчета Преосвященного Викария за 1892 г., часть духовенства выступала не за открытие женской обители, а за устройство приходов и церковно–приходских школ, объясняя это тем, что «зырянки, за редким исключением, вовсе не чувствуют склонности к монашеской жизни», они «привыкли к семейной жизни», «не знают даже начальных молитв твердо», неграмотны и «часовни часто пустуют, так как некому в них псалтырь читать». Правда, отмечает викарий, зырянки «набожны, но набожность их младенческая», они «не понимают ни трудности христианского смирения, ни нестяжательности, ни девства», поэтому трудно будет «выбрать способных к клиросному послушанию». Викарий подчеркивал и неудачный выбор места близ Сереговского солеваренного завода, где обыкновенно бывает много рабочих мужчин, приходящий на работу без жен и детей [15] .

Однако место для монастыря, неподалеку от Усть–Выми, было выбрано неслучайно, считается, что «Крестовый сан» (названный по случаю находящегося здесь деревянного креста) связан с божественным провидением. Как пишет в 1888 г. Иван Калашников, именно потому сразу решено было монастырь именовать Крестовоздвижеским [16] , а также в честь православного праздника Воздвижения Животворящего Креста. Согласно рассказам монахинь монастыря, раньше здесь жил в отшельничестве богомольный православный христианин. Он поставил вблизи от своей избушки большой деревянный крест. После его смерти этот крест, излучавший свет, нашли заблудившиеся путники. С тех пор место на берегу речки Кылтовки получило название «Крестовый стан», а чудесный крест до сих пор хранится в Кылтовском монастыре и, по мнению монахинь, обладает даром исцеления (в чем можно отметить сохранение дохристианских элементов верований в форме фетишизма).

Неоднозначно мнение о времени появления этого креста. Исследователь Ю.В.Гагарин приводит точную дату сотворения реликвии – 1862 год и связывает легенду с именем старца Василия Пестерева, который в 1820-х годах утонул в Выми [17] . Иеромонах Тихон и монахини Кылтовского монастыря считают, что крест имеет более давнюю историю и создан в XVIII в. [18] .

Первоначально предложение об организации женской обители исходило от Великоустюжского епископа Иоанникия, но «при всём старании Преосвященного в течение трех лет не много продвинулось на пути к осуществлению» замысла [19] . Потребовалась инициатива и средства людей мирских. Ими были устюжский мещанин Иван Григорьевич Калашников и архангельский купец первой гильдии Афанасий Васильевич Булычёв. В письме Епископу Великоустюжскому Иоанникию Иван Калашников называет себя сыном Православной церкви, человеком бедным и семейным, состоящим «в частной коммерческой службе, коею и зарабатывает насущный хлеб с небольшим избытком на черный день» [20] . Этот «бедный» человек в 1886 году купил 9.925 десятин земли у владельца Сереговского солеваренного завода Афанасия Васильевича Булычёва, с условием ее возврата по первому требованию [21] . Позднее в 1888 г., эту землю вновь приобретает, выражая желание жертвовать часть угодий для монастыря, купец Булычёв [22] , который считается основателем обители в Кылтово. Необходимо было получить справки о том, что эта земля действительно принадлежит ему, и нет на неё исков и споров. Три года купец обивал пороги министерств, епархий, судов, слал многочисленные письма с просьбой официально утвердить открытие Кылтовского монастыря.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

А в это время на территории, отведенной под обитель, ожидали хозяев. Уже в 1890 г. были построены Стефановская деревянная церковь с колокольней, двухэтажный деревянный Гостиный дом, деревянная двухэтажная кладовая и бревенчатый погреб [23] . К 1893 г. расчищено и засеяно хлебом около 20 десятин земли, привезен кирпич для постройки жилого корпуса и церкви, приготовлена церковная утварь, богослужебные книги, мебель, посуда и даже колокола. Кроме того, уже тогда же устраивалась грунтовая дорога, а в Серегово строился дом для монастырского подворья. Как владелец Сереговского завода, Афанасий Булычёв был заинтересован в устройстве при монастыре богадельни для вдов заводских рабочих «с платою от себя на содержание 10 лиц по 30 рублей ежегодно», а в первые пять лет обещал «снабжать монастырь хлебом, солью и морскою рыбою на 20 монашествующих» [24] .

Помимо этих людей устройству монастыря способствовал неизвестный благотворитель, пожертвовавший 15.000 рублей на содержание монастырских священников, строительство кельи, церкви и хозяйственных построек [25] . На Руси еще жив был обычай жертвовать на благо церкви анонимно, ведь в православии именно такое приношение, как считалось, самое праведное и способствует очищению от грехов.

Через шесть лет после начала дела по ходатайству об основании монастыря, в апреле 1894 г. Святейшим Синодом был принят указ. Он гласил «об учреждении на жертвуемой Архангельским 1 гильдии купцом Афанасием Васильевичем Булычевым земли в Вологодской губерии, Яренского уезда, Ибской волости, при речках Кылтовке и Большой Ели Зырянского общежительного женского монастыря с наименованием его Крестовоздвиженским монастырем, с богадельнею при нем и с таким числом монашествующих, какое обитель по своим средствам может содержать» [26] .

В новой обители в Кылтово поселились монахини, прибывшие из Шенкуренского монастыря во главе с будущей игуменьей Филиретой [27] . Согласно страховым карточкам, Кылтовскому монастырю принадлежали два заводика (смолокуренный и гончарный), конюшня, погреба, жилые корпуса, дом для священника. Осенью 1911 г. было закончено строительство каменной пятиглавой церкви, выполненной в русско–византийском стиле [28] . Что примечательно, храм был освящен во имя преподобных Соловецких чудотворцев Зосимы и Савватия, а не местных святых. Всего к 1911 г. обитель владела постройками – хозяйственными, жилыми и культовыми в количестве 44 штук [29] . Монастырь был обнесен деревянным забором и кирпичной стеной, остатки которой можно увидеть и по сей день.

Так началась история Кылтовского Крестовоздвиженского монастыря – первой женской обители в Коми крае, построенной в конце XIX в. в Яренском уезде Вологодской губернии – для просвещения зырянок и укрепления позиций официального православия, в противовес старообрядчеству, распространенному у зырян. Обитель была построена по инициативе и при поддержке русской православной церкви, на средства благотворителей, один из них пожелал остаться неизвестным. В выборе места монастыря и наделении креста, там стоявшего, сверхъестественными силами можно увидеть элементы дохристианских верований, сохранившихся до сих пор.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф