Метки текста:

Заонежье Костюм Праздники Рябининские чтения

Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Традиционный праздничный крестьянский костюм Заонежья конца XIX – начала XX века VkontakteFacebook

Те детали одежды, которые упоминаются в старинных заонежских песнях (кисейные рукава, жемчужные ожерелья, алые ленты, затканные золотыми нитями, шелковые платки, гродетуровые и парчовые сарафаны), издавна являлись составной частью праздничного женского заонежского костюма. Богатство деталей свидетельствует о том, что костюм Заонежья своими истоками восходит к боярскому костюму XVII в., состоявшему из рубахи, сарафана, душегреи и головного убора. Специфика традиционного крестьянского костюма была связана с эстетическими представлениями крестьян о женской красоте. Красивой считалась женщина крепкого телосложения, здоровая, способная к тяжелому физическому труду. И традиционный костюм полностью отвечал этому эстетическому образу, начиная от свободного покроя одежды и заканчивая отдельными деталями вроде обилия складок на спинке сарафана, придававшими женской фигуре особую репрезентативность и значительность. Такой идеал женской красоты сложился еще в домонгольский период Древней Руси и сохранился в образе крестьянского и купеческого костюма XVIII–XIX вв.

Описание заонежского праздничного костюма мы находим у собирателя фольклора П.Н.Рыбникова. Это описание беседы в селе Шуньга 1860-х годов: «Изба полна народа. Сюда собрались не только соседи, но и сошлись и съехались парни и девушки из окольных деревень, пожалуй, за 10 и за 15 верст. Девушки расселись на лавках от печки до лицевого угла и от него до красного окна. Богатые разодеты в красные парчовые и штофные сарафаны, перехваченные у талии поясом из лент, и тонкие сорочки с польскими (коротенькими ) рукавами. На шее у них пестрые платки, которые не закрывают жемчужных ожерельев; в ушах большие жемчужные серьги; на голове – поднизь, т.е. сетка из лошадиного волоса, изнасаженного жемчугом, которая как кружево обрамляет лоб и спускается к ушам. Поднизь состоит из нескольких кружевных сборов, и чем богаче девушка – тем больше сборов в сетке. У некоторых кроме сетки – челочек, т.е .коронка из жемчуга» [1] .

Как следует из описания, основой праздничного женского заонежского костюма были рубаха и сарафан. Праздничные рубахи шились из тонкого материала – фабричного полотна, кисеи. У ворота рубаха собиралась на стойку, рукава были пышными, с оборкой, отделанной кружевом. С середины XIX в. в моду входят короткие (польские) рукава до локтя [2] , которые девушки, собираясь на гулянье, подвязывали лентами. С XVII века на смену косоклинным сарафанам приходят «круглые» или «прямые». Они состоят из нескольких кусков ткани, сшитых вместе и собранных в складку под мелкую обшивку. Праздничные сарафаны шились из штофа или парчи [3] , шерсти, а также синего фабричного сукна, известного под названием французского [4] . Сверху на сарафан надевалась душегрея – свободная одежда из нарядной ткани (чаще всего парчи), державшаяся на бретелях, сходившихся сзади к центру спины. Спинка душегреи была заложена крупными трубчатыми складками. На плечи накидывался тонкий шелковый платок, концы которого убирались за грудину душегреи. Дополнением к праздничному костюму были жемчужные ожерелья, количество которых могло доходить до тридцати, жемчужные броши, которыми закалывался на груди платок или душегрея, золотые браслеты, кольца и перстни [5] .

Особый интерес представляет девичий головной убор – сетка–поднизь, сплетенная из белого конского волоса и унизанная жемчугом. Вот как описывает заонежскую поднизь краевед В.Майнов: «На гуляньях головной убор довершается жемчужною сеткою,которая лежит на голове холмами; на такую сетку идет жемчуга от 3–20 и более золотников…Сетки эти передаются от матери к дочери по наследству и проданы быть не могут,как гордость той семьи, к которой принадлежит обладательница сетки….случалось видеть сетки в 300 и 400 р.с., все дело здесь в количестве жемчуга, нанизанного на сетку» [6] . Для изготовления поднизей и сережек использовался местный жемчуг, добывавшийся в реках Олонецкой губернии. Это речки Пожа и Туба – Пудожского уезда Олонецкой губернии; Повенчанка, Кумса, Остера – Повенецкого уезда; Канома и Янсельга – Лодейнопольского уезда. [7] О том, насколько ценился олонецкий жемчуг, свидетельствует исторический факт, упоминаемый В.Майновым, когда в XVII веке нитка повенецкого жемчуга была преподнесена императрице Екатерине II [8] .

Дополнением к головному убору молодых женщин и девушек в Заонежье являлись серьги–бабочки, выполнявшиеся в той же технике что и поднизи. У основания косы прикреплялся большой бант со множеством ниспадавших до пояса муаровых и шелковых лент. Замужние женщины носили корону вместе с вышитым золотной нитью бархатным повойником [9] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Старинный праздничный наряд девушек (сарафан, душегрея, сетка–поднизь) считался во второй половине XIX века костюмом невесты [10] . Традиция эта сохранялась вплоть до 30–х годов XX столетия. «Почти у всех хранятся дома старинные наряды и …если невеста венчается в церкви, то она одевается в старинный наряд и на голове у нее …жемчужная сетка –трехборка. Но только теперь (конец 20-х – 30-е годы – Л.Т.) так венчаются очень мало» [11] . Обычай носить жемчужные серьги, ожерелья и множество лент в косе тоже сохранялся до 30–х годов XX столетия [12] . Полный костюм в начале XX в. девушки одевали в большие вечера (вторник, четверг, воскресенье), в малые вечера (пятница, среда ) жемчужные украшения и ленты не носили. [13] Существовала и своя местная мода: в 20-е годы в окрестностях Кижей и Сенной Губы девушки одевали на большие вечера белые сарафаны и красные рубашки. Отличался цвет сарафанов и по большим церковным праздникам: красные – на Рождество, белые и голубые – на Пасху, зеленые – к Троице [14] .

Еще одной разновидностью праздничного костюма Заонежья, появившегося в конце XIX – начале XX века в деревне под воздействием городской культуры, было платье – парочка. Парочка состояла из удлиненной юбки и казачка –короткой приталенной кофточки, отороченной по низу баской с рукавами–буфами, зауженными к запястью [15] . Большую роль в распространении городской моды в конце XIX в. сыграло развитие швейной промышленности, изобретение швейных машинок для домашнего пользования и появление анилиновых красителей, удешевивших окраску тканей.

Мужской праздничный крестьянский костюм конца XIX – начала XX века состоял из суконного кафтана или пиджака, суконных портов, жилета, рубахи, шейного платка и головного убора (шляпы или картуза). Дополнением к картузу служили трость, табакерка, карманные часы, перстень, шелковый карманный платок. Сапоги к празднику всегда надевали черные из хромовой кожи. В будни «сапоги всегда выбирают сшитые из белой кожи, которая, по уверениям местных жителей, никогда не промокает, а черную кожу хают и никого не увидишь в сапогах из черного товара до праздника, когда без него не обойдешься для того чтобы «похазить»» [16] .

Мужчины–заонежане были щеголеваты и любили приодеться к празднику. По меткому замечанию В.Майнова, заонежский « мужик готов не есть, лишь бы сколотить деньгу на обнову» [17] . Щегольство заонежанина 70-х годов XIX века Майнов подразделяет на три типа: «Хаз – …человек, что щеголяет вообще новизною и добротностью костюма; лощило – тот, который на добротность внимания не обращает, лишь бы все было с иголочки, да подороже, и, наконец, фабольник – тот, кто щеголяет уже скверно, по–бабьему, так что ленточку лишнюю вденет, волосы промаслит, словно телок, что корова облизала, не прочь, пожалуй и духов на гривенничек прикупить в Петрозаводске, чтобы от «себя „запах пущать“ на погибель сердец красивых заонежанок» [18] . Об особом щегольстве заонежских парней в праздники свидетельствует и описание П.Н.Рыбникова: «Парни разместились от красного окна до почестного угла и от него до полоненного. На них синие кафтаны и поддевки, а бурлаки, т.е. те, которые ходят в Петербург на заработки, разрядились в длинные сюртуки и даже в пальто–пальмерстон» [19] .

Как следует из всего вышеизложенного, мужской праздичный костюм конца XIX – начала XX в. претерпел значительные изменения под влиянием городской культуры. Это было следствием социально–экономического положения крестьянина в XIX–XX веках, связанного с отходничеством в большие города, особенно в Санкт–Петербург. Заонежская женщина продолжала оставаться хранительницей уклада крестьянской жизни, а потому женский костюм еще в начале XX в. продолжал сохранять свой традиционный облик и менее подвергся изменениям, чем мужской.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, женский заонежский костюм сохранил в своем облике эстетический образ женщины Древней Руси и черты, присущие боярскому костюму XVII века, а через платье–парочку приобщился к новой буржуазной культуре второй половины XIX века. Мужской же праздничный костюм сохранил только основу древнерусского костюма – порты и рубаху, в остальных своих чертах он полностью приобрел черты, характерные для мещанской городской культуры второй половины XIX – начала XX веков

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф