Метки текста:

Карелы Кемь Панозеро Рябининские чтения

Яскеляйнен Е.И. (г.Кухмо, Финляндия)
Вновь: о нарядах жителей северокарельской деревни Панозеро на реке Кемь VkontakteFacebook

Автор уже обращался к теме панозерского традиционного костюма в статье «Панозерские наряды и их родословные (по материалам экспедиции 2001 г.)», находящейся в печати. В этой же статье представлены новые сведения, дополняющие интересующую нас тему.

Небольшое наше исследование касается истории костюма деревни Puanjarvi или Панозеро, древнейшего севернокарельского поселения, расположенного на берегах реки Кемь [1] . Несмотря на древность поселения Панозеро, оно не часто оказывавалось основой для исследовательских трудов, вероятно, благодаря в том числе, и своей труднодоступности в географическом отношении. Но в настоящий момент, своеобразная панозерская культура, развивавшаяся и видоизменявшаяся под влиянием возможно, идущих в основном с запада карельских, и с востока русских (поморских) традиций, также оказалась в центре внимания исследователей народной традиции.

Мы не будем возвращаться к предметной исследовательской основе (панозерские коллекции музея «Кижи», музея «Поморье» в г.Кемь, школьного музея п.Панозеро, частные коллекции), и старым фотографиям из семейных альбомов жителей деревни Панозеро, а обратим внимание лишь на фотоколлекцию, скомплектованную в результате музейных экспедиций 1910–1930-х годов Российского этнографического музея (далее: РЭМ) (А.А.Иванов и Л.В.Костиков; Д.А.Золотарев), оригиналы которой и хранятся в фондах РЭМ [2] .

Итак, рассматривая наряды на панозерских фотографиях, сделанных в основном, в 1910, 1923 и 1926 годах, мы можем увидеть традиционные комплексы празничных панозерских одежд, состоящие из рубахи с сарафаном или юбкой, которые нередко дополнялись передниками и кофтами, иногда на плечи набрасывались платок или шаль (гарусный или шелковый платок с кистями). На головах девушек – праздничные повязки, украшенные нитками жемчуга или брошками; на замужних женщинах – головной убор (м.н. «sorokka», «сорокка») [3] . Платок, надетый концами вперед, под подбородок или назад «шапочкой» надевали и в детстве и в старости. На ногах девушек можно рассмотреть кожанные ботиночки на шнурках, на маленьких детях в двух случаях мы видим высокие, до колен связанные носки, в том числе и продольнополосатые. Такова общая характеристика костюмов, запечатленных на экспедиционных фотоснимках.

Обратимся же теперь к некоторым ообенностям этих панозерских одежд.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Традиционный комплекс северного народного костюма – рубаха с сарафаном – встречается на панозерских фотографиях многократно. И лишь в тех случаях, когда он дополняется кофтой, все же трудно быть уверенным, что нижняя часть костюма, это именно подол сарафана, а не собственно юбка. Юбочный комплекс, так называемые «пары», «парочки» из юбки и кофты, сшитые из покупных тканей, были распространены, как известно, в карельских деревнях уже в конце Х1Х – начале ХХ вв.

Основу народного костюма – рубаху (м.н.: «ratccina», «рятчина»), являющуюся одновременно как нательной, так и «горничной» одеждой, видим довольно отчетливо в сочетании с сарафанами на девочках, девушках, молодых женщинах и старушках (снимки [4] : 18, 20, 21, 22 – д.Подужемье, 23, 25, 28 из д. Подужемье, 30, 39). Понятно, что из–под сарафана видна была верхняя часть белой праздничной рубахи с рукавами, и чаще всего это именно широкий в верхней части рукав: он доходит до локтя, где собирается на вздержку, а нижний широкий его край орнаментирован ажурным кружевом (в пяти случаях). При этом на портрете молодой панозерской пары (снимок: 25), можно рассмотреть и большие банты, завязанные из широкой ленты на локтях рубахи. В других случаях – длинный рукав суженный к кисти, видим как на праздничной девичьей рубахе (снимок: 23, справа), вероятно кумачной ткани, так и на будничных светлых рубахах детей (снимок: 32, д.Подужемье) и пожилых женщин (снимок: 30). Ворот рубашки увидеть трудно, т.к. часто на плечи были наброшены платки и концы головных платков также закрывали верх рубахи. Но все же на некоторых ясно видно, что пышный рукав мелко присобран вместе полотнищем переда к округлому вороту рубахи (снимки: 22 – д.Подужемье, 23, 28 – из д.Подужемье, 30); а на праздничной белой рубахе молодой женщины (снимок: 25) из–под шелковой шали и нескольких нитей крупных бус, виден стоячий воротничек (”kagla horpot» – ?, «кагла херпет» – ?), присборенный в виде рюши. На рубахе подужемской девочки (снимок: 22) также видно, что ворот обработан в виде планки (полоски ткани, прим. 2–3 пальца шириной), с прорехой в центре рубахи, застегивающейся (справо налево) на одну пуговицу; ткань из которой сшита эта рубаха – белофонный ситец в горошек.

Так же как и рубахи, сарафаны (м.н.: «sarahfaana», «сарахфаана»; «kosto», «kosso» , «кошто», «кошшо», «косто») можно рассмотреть на фотографиях лишь частично. Именно сарафаны, а не юбки, ясно видны в четырнадцати случаях (снимки: 14, 18, 20–23, 25, 28, 30, 39); а в других, примерно шестидесяти (снимки: 11–15, 18–21, 33, 34, 37), невозможно отличить подолы юбок и сарафанов, т.к. они закрыты кофтами и шалями на плечах. В любом случае, женские одежды в основном, длинные и широкие по подолу, доходящие длиной до щиколотки, а иногда на несколько сантиметров выше. Подолы их выполнены довольно разнообразно: просто гладкие; украшенные группами частых и мелких от 7-ми до 9-ти продольных защипов; редкими и более крупными защипами (от 3 до 5); нашитыми двойными или тройными полосками ткани (шириной в 2–3 пальца); оборками, как одинарными по краю подола, так и двойными, а также: в виде «высокой» подкройной оборки. Ткани на фотоснимках выглядят как однотонные, светлые и темные (т.е. возможно, разных цветов и различных тонов); так и пестрые – видимо, ситцевые, с набивным рисунком (снимки: 18, 19, 20, 34, 37) или клетчатые и полосатые (снимки: 13, 14, 18, 28, 29, 30, 31, 37).

Кофты, надеты же они в комплексе с рубахой и сарафаном, или же с рубахой и юбкой, или просто с юбкой – определить на снимках трудно, но отметить, что они были (во время фиксирования) широко распространены, необходимо. Можно отчетливо увидеть различные кофты в тридцати пяти случаях, кофты нераспашные и распашные с запахом, потайной застежкой или на пуговицах; прямые и приталенные; с коротким в три четверти или длинным рукавом «буфом», зауженным к кисти руки или на вздержке; с различными воротниками (стойка, отложные, «шалью», «матросского» типа). Также как и сарафаны, они сшиты из различных тканей, которые выглядят на фотографиях чаще как однотонные различных оттенков, иногда в клетку или полоску, возможно, тканую (снимки: 4, 29, 34); и узорные, возможно, ситцевые или сатиновые (снимки: 22, 28, 34).

Рассматривая передники (м.н.: «fartukka», «фартукка») и фартуки на панозерских фотографиях, можно обнаружить, что лишь трижды встречается тип фартука с грудкой (снимки: 28, 31, 32), широкими лямками или так называемыми «крылышками» – оборками по плечам. При этом только один из них на взрослой женщине, держащей ребенка на руках, и два на маленьких детях (примерно четырех–пяти лет). Все другие, зафиксированные двадцать шесть раз –это передники поясные, т.е. без грудины, закрепляющиеся на талии при помощи узких завязок, которые как правило обводились вокруг талии и спереди завязывались на бант, при этом концы завязок чаще всего, подтыкались за пояс и лишь их небольшая длина распускалась вниз (исходя из наблюдений по фотографиям). Поясные передники мы видим в качестве как праздничной (большинство фотографий именно праздничные), так и повседневной (рабочей) одежды различных возрастных групп: на маленьких девочках (снимок 39) и на подростках (снимок: 37 – три) , на девушках (снимки: 18–21, 23 – десять), на женщинах средних лет (снимки: 25, 27, 28, 30 – шесть), на старушках (снимки: 29, 30, 34 – три). Таким образом, основным распространенным типом праздничного передника в деревне Панозеро, судя по рассматриваемым фотографиям, был именно поясной передник, что соответствует и нашим полевым материалам, зафиксированных в 2001–2002 гг. Говорить о материале, из которого были сшиты передники не приходится, т.к. на черно–белых фотографиях это определяется с трудом. Можно лишь заметить, что все фартуки с грудиной светлых тонов, возможно, белые, украшены в двух случаях полосой вышивки. Передники же различны: большая часть из них светлых тонов, из них с набивным рисунком на ткани лишь два (снимки: 28, 37), с полосой вышитого узора один (снимок: 34); темных же тонов (т.е. возможно, они черного цвета или же любого другого цвета, но интенсивно окрашенны) – пять передников. По своему покрою передники отличаются лишь в деталях, а именно:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В отношении причесок можно сказать, что волосы у девочек–подростков и девушек заплетены, как правило, в одну косу, расчесаны чаще на прямой пробор, на одной фотографии все же встречаем изображение двух девушек, косой пробор у которых сделан слева (снимок: 23). На головах многих девушек – праздничные повязки (снимки: 18, 19, 23), часто украшенные жемчужными нитками или брошками (как известно, повязка – шелковая косынка, свернутая в виде ленты ). Иногда на эту же повязку сверху надевается небольшой платок с короткой бахромой по краям, он повязыватся под подбородком концами вниз ( в этом случае трудно понять, кто на фотографии – девушка или замужняя женщина – снимок 23). Точно так же платок (м.н.: «paikka», «пайкка») повязывали и замужние молодые, и средних лет женщины, и старушки. Под платками этих женщин видна часть сложного головного убора, прежде всего, видна именно свернутая полосой косынка. Этот же головной убор «sorokka», не прикрытый платком и украшенный нитками жемчуга или брошками по шелковой косынке, закрепляющей его на голове [5] , хорошо виден на молодых женщинах (снимки: 18, 21, 24, 25, 27, 29, 33) в праздничный Маковеев день на гулянье в Панозеро. Часто платки повязывались концами назад, не проходя под подбородком, т.е. в виде шапочки (м.н. «paikka lakkozella», «пайкка лаккозелла»). Таким образом повязанные платки мы видим на нескольких фотографиях (снимки:28, 29, 30, 32, 33, 34), представляющих как праздничный, так и повседневный костюм женщин. Все пожилые женщины, как правило, в платках темных (?) расцветок (снимки: 12, 15, 29, 30, 33, 34); девочки–подростки в светлых, орнаментированных по краю полосой цветочного узора (снимки: 37, 39), маленькие дети же часто без головных уборов. Платки иногда набрасывались на плечи (снимки: 13, 15, 18–21), такая шаль (шелковый платок с кистями), концами вперед и вниз, заколотая тремя брошками, одна над другой, хорошо видна на снимке 25; перекрещенная на груди и проведенная под мышки, завязанная концами назад на снимках 23 и 30.

Таким образом, можно убедиться, что в 1920-х годах, панозерские жительницы еще расчесывали свои волосы «по-старому», на прямой пробор; девушки заплетали их в одну косу и широко использовали традиционные головные уборы в виде ленты, девичьей повязки и различных шалей, косынок, платков; а также сохраняли манеру «окручивать по-старому» голову замужней женщины: в золотную шапочку «sorokka» с косынкой, украшенную брошками или жемчужными нитками, и нередко поверх накрытую головным платком, завязанным концами вперед, под подбородком. При этом, даже в том случае, когда молодые женщины уже не одевали «старый» сарафан, а надевали модные в то время платья или юбки с кофтами, нередко лишь традиционный головной убор оставался неизмененным (снимки: 24, 27, 33).

Итак, естественно, что на старых фотографиях можно рассмотреть не все составные части костюмов, не говоря уже об их деталях, особенно невозможным, например, является точное определение используемых материалов и их расцветки. И тем не менее фотографии дают нам чудесную возможность описать наряды, увидеть «на какой манер их одевали», понять, кому они могли принадлежать и по каким случаям их можно было надевать. Изучение старых фотографий, наряду с изучением дошедших до наших дней вещественных предметов костюма (хранимых как в семьях, так и музейных коллекциях), архивных источников, а также наряду с рассказами – воспоминаниями местных жителей, помогает нам представить и традиционный женский праздничный панозерский костюм начала ХХ века.

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф