Метки текста:

География Морфология Песенная традиция Рябининские чтения

Калуцков В.Н. (г.Москва)
"Географические песни": пространственная морфология и организация (взгляд географа) VkontakteFacebook

1. Проблематика. Термин «географические песни» введен Д.К.Зелениным [1] . Они представляют собой географически ориентированные фольклорные тексты. Исследователями выявлено сотни таких «географических» текстов в разных регионах России от Архангельской до Астраханской области. Приведем пример одного из них, записанного в Пинежском районе Архангельской области:

Географическая специфика таких текстов предполагает необходимость комплексного подхода к их исследованию. Многоаспектность такого рода материала хорошо «схватывается» при применении междисциплинарной концепции культурного ландшафта [3] . Заметим, что филологические и отчасти этнокультурные аспекты этого явления изучены относительно хорошо. Этим вопросам посвящен ряд статей, среди последних упомянем развернутые работы А.Б.Мороза, А.А.Ивановой, И.С.Слепцовой и В.А.Ковпика, А.В.Кулагиной в последнем выпуске трудов семинара по полевой фольклористике [4] .

Данная статья посвящена исследованию географических (культурно–географических) аспектов «географических песен», что особенно важно для понимания своеобразия народной географии Русского Севера. Для культурно–географического исследования значимы проблемы пространственной морфологии и пространственной организации феномена; при этом пространственная организация культурного феномена во многом обусловлена семантически.

Основная задача статьи – выполнение классификационных построений и на этой основе осуществление пространственного анализа «географических песен».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

2. Материал. Материал для данного аналитического исследования взят из работ А.Б.Мороза, А.А.Ивановой, И.С.Слепцовой «Географические песни» в локальном песенном репертуаре» и В.А.Ковпика и А.В.Кулагиной «Песни о деревнях и их жителях в фольклоре Костромской и Нижегородской областей». Всего проанализировано 63 текста, в том числе 38 относятся к регионам Русского Севера (Архангельская, Вологодская области, Карелия) и 25 – к Поволжью (Костромская, Нижегородская, Кировская и Ульяновская области).

3. Классификационные построения. Культурно–географическая классификация «географических песен» строится по двум параметрам – пространственной морфологии и пространственной организации.

3.1. Выделяем два пространственно–морфологических критерия: географический состав и территориальный охват.

Географический состав характеризуют 2 показателя – число и однородность упомянутых географических объектов.

По числу географических объектов песни могут разделяться на простые (до 5 единиц), усложненные (от 5 до 20) и сложные (свыше 20 географических объектов).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По однородности географических объектов встречаются однородные (или однотипные) и неоднородные «географические песни». К первым относятся такие, в которых перечисляются географические объекты одного типа, ко второму – тексты с упоминанием географических объектов разного типа, например, города, куста деревень, деревни.

По территориальному охвату выделяются локальные, субрегиональные, региональные, межрегиональные (страновые). Локальные песни охватывают одно селение (село, деревню, часть деревни), при этом территория, точнее радиус, песни составляет несколько километров. Ареал субрегиональных песен включает территорию нескольких селений, одного селенческого куста или нескольких кустов (волостей или приходов), что соответствует расстоянию в несколько десятков километров. Региональные «географические песни» соотносятся с бассейном средней реки и соответствуют ареалу расселения локальной этнической группы (десятки — первые сотни километров). Межрегиональные и страновые песни включают в себя несколько краев и земель (сотни — первые тысячи километров).

Пример представления пространственной морфологии «географической песни» – рис.1.

3.2. Классификация песен по пространственной организации может строиться по следующим критериям: по типу пространственной «упаковки» материала, по типу объекта–организатора, по типу субъекта–организатора (типу автора) и другим.

По типу пространственной «упаковки» материала выделяются линейные, кольцевые и «бессистемные» песни. В линейных песнях объекты перечисления располагаются в пространстве последовательно, обычно по реке или вдоль дороги. Кольцевые песни отличаются пространственной цикличностью.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В качестве пространственных объектов–организаторов выделяются селение, река (реки), озеро, дорога. Соответственно могут быть выделены селенческие, поречные, поозерные и подорожные песни.

По типу субъекта–организатора или автора выделяются песни, «написанные» с внутриландшафтной позиции (такие песни можно рассматривать как важную часть данного культурного ландшафта) и с внеландшафтной позиции. Внутриландшафтные песни представляют собой личностные, субъективированные тексты, в которых в качестве автора выступает один из членов местного сообщества, хорошо знающий особенности сообщества и всего культурного ландшафта. Группа внеландшафтных песен создана внешними наблюдателями – плотогонами, нищими, купцами, слабо знакомыми с этнокультурным своеобразием местных сообществ.

Пример представления пространственной организации «географической песни» – рис.2.

4. Пространственная аналитика. Анализ, выполненный на материале 63 текстов, демонстрирует определенные закономерности феномена, в том числе и региональные.

4.1. Анализ пространственной морфологии. По числу представленных географических объектов большая часть текстов относится к усложненным — в них фигурирует от 5 до 20 информационных единиц. Характерно, что в большинстве случаев названия селений даются не прямо, а опосредовано, через этнонимы. Выделяются и песни–рекордсмены. Например, песня про 33 деревни, записанная в Каргопольском районе Архангельской области (№4–IIIг в статье А.Б.Мороза, А.А.Ивановой, И.С.Слепцовой, 2003) или песня про 48 деревень, записанная в Варнавинском районе Нижегородской области. В последнем случае, правда, удалось записать названия только 26 селений (№14 в статье В.А.Ковпика, А.В.Кулагиной, 2003).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По показателю однородности географических объектов встречаются однородные (или однотипные) и неоднородные «географические песни». Около 90% всех песен отнесено к группе однородных, в которых перечисляются географические объекты одного типа. Чаще всего – это деревни. Только 11% случаев представлено неоднородными «географическими песнями» (табл.1). Заметим, что в некоторых случаях выявление географической однородности текста предполагает хорошее знание региональной и локальной этноландшафтной ситуации и потому затруднено. Объективно сложнее это сделать для песен, в которых перечисляются этнонимы или прозвища жителей, а не сами селения.

В ряде случаев свойство неоднородности «географической песни» имеет особое значение, выводя на эффект искривления, или полимасштабности ее пространства [5] .

Табл.1. Примеры однородных и неоднородных «географических песен».

Однородная (деревни)Неоднородная (деревни и город)

...Хлебородная деревня — то митрошинцы,Где подкрашены оконцы — это сенькинцы,Ни лопаты, ни метлы — да то зубакинцы,Где подраться, помахаться — то загатинцы...

...Заганиха, Варганиха,Шиши да Агафониха.Варнавин мой на реке на берегу,Так наглядеться не могу!

По территориальному охвату в имеющемся материале локальные, субрегиональные и региональные «географические песни» соотносятся как 19, 76 и 5%. Протяженность самых распространенных – субрегиональных песен составляет от 10–15 до 50–60 километров. В последнем случае они включают территории 2–3 селенческих кустов (приходов–волостей), тесно связанных друг с другом в этнокультурном плане.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выявлено только 2 случая региональных «географических песен» и оба в Архангельской области в Лешуконском районе, на Мезени. В первом случае песня охватывает территорию всего уезда (района), две районообразующие реки Вашку и Мезень, соответствуя ареалу расселения локальной этнической группы – лешукон, и обладает протяженностью свыше 150 километров. Между тем песня эта – внутриландшафная, что свидетельствует, несмотря на удаленность, на активное взаимодействие внутри регионального сообщества.

Межрегиональных (страновых) «географических песен» не выявлено.

4.2. Анализ пространственной организации. По типу пространственной «упаковки» подавляющая часть песен (94%) имеет пространственно–организационную логику и выстроено либо линейно, либо кольцевым образом. Это свидетельствует об отличном знании своего края, «своей» местной географии и хорошей пространственной ориентации местных сообществ.

Наиболее распространены «линейные» песни (69%); географические объекты их перечисления располагаются в пространстве последовательно по реке или вдоль дороги (рис.2). Очевидно, что такие географические знания приобретены во время деловых поездок, праздничных путешествий, визитов к родственникам при неторопливом перемещении по основной волостной дороге или реке.

«Кольцевые» песни (25% случаев) отличаются пространственной цикличностью. Они фиксируют определенный семантический и географический центр, в котором обычно происходит зачин и окончание текста. Можно утверждать, что народные географы, авторы этих текстов характеризуются высоким уровнем пространственного мышления.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди наиболее распространенных пространственных объектов–организаторов в «географических песнях» выделяются река и дорога (по 40% случаев). Селенческие песни (обычно они являются одновременно и локальными по территориальному охвату) составляют лишь 20% всего корпуса текстов.

Интересно проявляется региональная специфика. На Русском Севере поречные «географические песни», в которых река выступает объектом–организатором, встречаются в 3 раза чаще, чем подорожные. Напротив, в Поволжском регионе отмечены почти исключительно подорожные песни. Очевидно, это связано и с плотностью заселения территории и особенностями расселения на Севере, где большинство селений расположено вдоль рек (рис.2).

По типу субъекта–организатора 94% представленных текстов написаны с внутриландшафтной позиции и только 6% - с внеландшафтной позиции. Внутриландшафтные «географические песни» отражают особенности местного сообщества и другие характеристики местного культурного ландшафта. В качестве их автора выступает один из членов местного сообщества, хорошо, «изнутри» знающий особенности ландшафта — хозяйственные занятия жителей, видимые только «изнутри» особенности природы, характерный облик жителей, особые локальные культурные традиции. И при этом мы постоянно чувствуем отношение «автора» к жителям тех или иных селений (табл.2).

С частью этой группы песен связаны наиболее интересные пространственно–семантические культурно–ландшафтные эффекты – центрированности, иерархичности, полимасштабности [6] .

Табл.2. Примеры внутриландшафтных и внеландшафтных «географических песен»

ВнутриландшафтнаяВнеландшафтная

...Крынки, латки и горшки —Это чучепала,С горы на гору ходили,Коробами грязь носили —Это щеловане,Черноусы мужики — То были устькымцы,Мастера-то песни петь — То были икшинцы;

На Исадах пароходы пристают,На Мутовине лесок не высок,На Чермянине рассыпался песок,Большая Кичуга в логу-таки в логу,Ишо Печерза на самом берегу,Опонасовец крутые берега,На Коневице гора высока,А на Востром зелёные луга,На Берёзове река широка...

Группа внеландшафтных песен создана внешними наблюдателями и представляет собой объективированные тексты. В них преобладают внешние характеристики деревни (особенности местоположения, размеры, внешне примечательные культурные объекты, характер рельефа или растительности); характеристики местных сообществ в таких текстах обычно отсутствуют (табл.2).

5. Выводы. Представленный культурно-географический анализ феномена «географической песни», выполненный на основе концепции культурного ландшафта, позволил получить новые знания об их пространственной морфологии и пространственной организации.

В представленном корпусе текстов преобладают однородные (по географическому составу), субрегиональные (по территориальному охвату), линейные (по типу пространственной упаковки), подорожные и поречные (по типу объекта-организатора) и внутриландшафтные (по типу субъекта-организатора) «географические песни». Это свидетельствует о большой роли кустовых (субрегиональных) сообществ в поддержании данной культурной традиции.

С другой стороны, «географические песни» представляют собой важный механизм самоидентификации субрегиональных (реже локальных и региональных) сообществ.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В отношении к «географическим песням» возможны другие культурно-географические классификационные построения, например, статусные (по соотношению центр – периферия – граница в территориальном и пространственно-семантическом планах) и иерархические. Это свидетельствует о перспективности таких исследований не только с позиций географии, но и с междисциплинарных позиций.

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф