Метки текста:

Агрономия Карелия Лексикология Рябининские чтения

Приображенский А.В. (г.Петрозаводск)
Отражение нарицательной лексики в русской агронимии Карелии VkontakteFacebook

В образовании топонимов, в частности, названий сельскохозяйственных угодий, заметную роль играют диалектные географические и полеводческие термины. В данной работе используются агронимы Заонежья, Прионежья и Пудожского района Карелии, извлеченные из документов Национального архива — государственных актов на вечное пользование землей колхозами, материалов по ведению севооборота, по закреплению сельхозугодий, по утверждению внешних границ землепользования колхозов 1930–1950–х гг. [1] Также привлекаются материалы полевых сборов автора, осуществленных в Беломорском районе.

Ряд наименований пахотных и сенокосных угодий содержат нерусские по происхождению элементы: Гомсельгский мост; Юрпучское поле; Палатекса Дальняя; Палатекса Пахомовых; Палатекса Терехова Егора Константиновича – пахотные угодья у д.Остров–Заречье Кривецкого с/с Пудожского района; У Гахкозера; У Кондезера; У Мягозера; По Пертозерской дороге – сельскохозяйственное (далее — с/х) урочище у д. Харлово Фоймогубского с/с Заонежского р–на.

Большая часть названий является собственно русской по происхождению. Сопоставление территории распространения топонимов и нарицательных имен может способствовать выявлению их ареала в прошлом и уточнению места их современного бытования. Выделяются топонимы, которые имеют соответствие в апеллятивной лексике той территории, на которой они зафиксированы. Так, наряду с агронимом Драница (Драницы) – пахотное угодье д.Костина Гора Корбозерского с/с в пудожских говорах известно слово дрань «место, расчищенное от леса под пашню» (то же в каргопольских) [2] . Лексема суки «разрабатываемый под пашню участок леса» в XIX в. бытовала в пудожских, петрозаводских, лодейнопольских, вытегорских говорах [3] . В настоящее время отмечены лишь единичные случаи ее употребления в говорах и топонимии Заонежья, ср.: Натальин Сук — с/х урочище у д.Афонино Кузарандского с/с Заонежского района. Заонежское ровница «куча камней в поле» зафиксировано и в названиях пахотных угодий: Высокие Ровницы – пахотное угодье у д.Загорье Кузарандского с/с Заонежского района. В медвежьегорских говорах употребляется слово лужья «лужи» [4] , ср.: Лужья – сенокосный участок у с.Карасозеро Карасозерского с/с Заонежского района.

Некоторые географические названия распространены на более широкой территории, чем соотносимые с ними имена нарицательные. Так, топонимы со словом тереб известны в Беломорье, Заонежье и Пудожье: Барановский Тереб; Воронинский Тереб; Голубинские Тереба; Грязнов Тереб; Елисеевский Тереб; Зашураевский Тереб; Игнатьевские Тереба; Костинские Тереба; Лёвины Тереба – Беломорский р–н; Теребы – пожни у д.Широкие Поля Вырозерского с/с Заонежского района; Тереб – пахотное угодье у д.Чернова Каршевского с/с Пудожского района. В значении «вырубленный, выжженный, расчищенный под сенокос участок леса» лексема тереб представлена только в кемских и беломорских говорах Карелии, а также в онежских, терских и кандалакшских говорах [5] . Топонимические данные уточняют ареал нарицательного слова тереб в прошлом и свидетельствуют о его былом бытовании в заонежских и пудожских говорах.

Ряд слов встречается только в топонимическом употреблении. Значение некоторых из них раскрывается только на основе памятников письменности. Так, названия Кирилкин Угол – сенокосный участок у с. Карасозеро Карасозерского с/с; Комарий Угол – с/х урочище у с.Тамбицы Типиницкого с/с; Дуткины Углы – с/х урочище у д.Ближняя Любосельга Сенногубского с/с; ср.: Угол – деревня Вырозерского с/с Заонежского района восходят к древнерусскому слову угол `доля, часть земельного владения`, употреблявшегося в ярославских, суздальских, ростовских, переяславских, московских актах; в современных говорах слово в указанном значении отсутствует [6] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Некоторые из подобных слов бытуют в говорах смежных с Карелией территорий. Топонимы Новочисть – сенокосный участок с.Карасозеро; Новочисть – с/х урочище д.Черкасы; Новочисть – с/х участок д.Красная Сельга Карасозерского с/с Заонежского района не имеют соответствующего апеллятива в говорах данной территории. Слово новочисть в значении «недавно расчищенное сенокосное угодье или пашня» бытует в каргопольских говорах (СРГК, 4, с.30), а в значении «вырубленное и выжженное под пашню место в лесу, росчисть» известно в архангельских, вологодских, ленинградских, костромских говорах (СРНГ, 21, с.259).

Слово завод в древнерусском языке имело значения «граница, межа»; «земля, граница» [7] . В значении «отдаленные части полянок» слово заводы было зафиксировано в конце XIX в. в кирилловских говорах. В современных архангельских говорах известно словосочетание завод земли «граница земельного владения, край» (СРНГ, 9, с.322). Слово употребляется в топонимии Пудожского района: У Завода – пахотное угодье у д.Костина Гора Корбозерского с/с; Завод; Меньшой Завод; Сорокиных Завод — пахотные угодья у д.Бесов Нос Каршевского с/с.

В онежских архангельских говорах зафиксировано слово шелoп «место на склоне горы» (КСРГК). В словаре Мурзаева приводятся слова шелоп и шолоп в значениях «трещина на каменистой поверхности, заросшая мхом, утёс» [8] . Однокоренные слова встречаются в топонимии Прионежья и Пудожского района: Шолопы – с/х урочище у д.Педасельга Деревянского с/с Прионежского района, ср. также: Щелоп – пахотное угодье у д.Чернова Каршевского с/с Пудожского района; Щелопа – горы (Водлозеро). Некоторые лексемы проникли в микротопонимию Карелии с территории их фиксации. Так, явно новгородским является слово кустовняг «заросли кустов»; «кустарник, кусты». Оно широко бытует в говорах Новгородской области [9] . В топонимии Заонежья зафиксировано название Кустовняги – пахотное угодье у д.Бабинская Вырозерского с/с Заонежского района.

В микротопонимии употребляется значительное количество слов, которые не зафиксированы ни в словарях, ни в памятниках письменности. Не исключено, что некоторые из них выступали в роли как прибалтийско–финских, так и русских географических или полеводческих терминов. В этом случае топонимия может быть источником лексических реконструкций. Пахотные угодья Руданга; Алешинская Руданга; Танинская Руданга зафиксированы в деревне Заломаева Гора Отовозерского с/с Пудожского района. Слово руданга может быть связано с карельским ruadua «осваивать новые земли, вырубать лес под пашню, под луга» [10] . Сопоставим название сенокосного участка Лужница у д.Карасозеро Заонежского района с однокоренным лужник, бытующим в ярославских говорах в значении «небольшой луг, лужайка, лужок», а в рязанских — «сырое болотистое место» (СРНГ, 7, с.351). В заонежских говорах могло употребляться нарицательное *лужница с предполагаемым значением «сырое место».

Таким образом, наименования сельскохозяйственных угодий могут свидетельствовать о былом распространении нарицательного термина в говорах, способствовать уточнению места его современного бытования, быть источником лексических реконструкций.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф