Метки текста:

Выг Карелия Кижи Родословная Рябининские чтения

Воробьева С.В. (г.Петрозаводск)
Кижские крестьяне – первонасельники Выгореции VkontakteFacebook

Составление родословных схем крестьянских семей поселений Кижской волости на основе материалов писцового дела XVII–XVIII вв., хранящихся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), позволило определить происхождение двух знаменитых жителей округи, судьбы которых связаны с основанием и первыми годами существования Выговской пустыни.

Становление Данилово–Выголексинского общежительства как основного центра беспоповского толка старообрядчества связано с именами нескольких кижских жителей. Иван Филиппов в своей «Истории Выговской пустыни», описывая первые годы после образования монастыря, писал: «Колико потребова сия киновия всякого радительного подвига!» [1] . Помимо основателей общежительства Данилы Викулича, Петра Прокопьева, Симеона и Андрея Денисовых, которые являлись для всех выговских старообрядцев «благочестия учители и церковных преданий столпи непреклонии» он выделил тех, кто был «настоятелем сим советницы и помощницы правительствовати братство», среди которых упомянуты Гавриил и Никифор Семеновы, Лука Федоров и Яков (Иоанн) Ковач Кижский.

Гавриил Семенов Кижский Митрофанов, как его именует И.Филиппов, был «муж вельми в посылках братских просуж и искусен и грамотен, и на словах вельми словесен» [2] . Он был послан «в сибирские края», где «всякое споможение братству творяше» [3] .

Исследователи старообрядчества считают, что братьям Семеновым, и в особенности старшему – Гавриле, принадлежит большая роль в формировании единой поморской организации Урала и Сибири, тесно связанной с Выгом.

Гаврила (в перекрещивании Илия) Семенов Украинцев [4] (Митрофановых) уехал на восток России, некоторое время жил в Приуралье на р.Обве, потом в Тобольске, в Сибири в уединенной пещере, в Кошутской и Ишимской пустынях [5] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обосновавшись в 1720-х гг. на демидовских заводах, Гавриил помогал монастырю хлебом и деньгами, проявил себя как деятельный администратор и опытный рудознатец. При его участии в 1723 г. было открыто знаменитое Колывано–Воскресенское медное месторождение на Алтае и построены одноименные заводы. В 1729 г. приказчиком на эти заводы был назначен другой брат Гаврилы, Никифор (в перекрещивании Иван), стараниями которого было найдено месторождение серебра и золота. Приказчиком Никифор Семенов служил недолго: вскоре был вынужден вернуться в Поморье. Пользуясь покровительством Акинфия Демидова, Гаврила Семенов открыто проповедовал старообрядческое учение.

Тщанием Гаврилы и Никифора приказал Демидов отлить четыре больших колокола, которые в марте 1733 г. были привезены Гаврилой Семеновым на Выг [6] , когда же один из колоколов дал трещину, по приказу Демидова был отлит новый и дополнительно еще несколько малых, которые в 1738 г. доставлены в Выгорецию [7] .

После образования в 1706 г. женского общежительства на Лексе, Гавриил Семенов вместе с Петром Прокофьевым ездили в Новгород и Псков в поисках книг и икон, коими в тот момент «бысть оу них в обоих монастырях скудость». В волжских городах они бывали «для промысла хлебного и покупки где подешевле» [8] . Согласно «Выго-лексинскому летописцу» Гавриил Семенов пришел на Выг в 1696 г., а скончался в Сибири в 1750 г., будучи 75 лет от роду [9] и был похоронен на берегу оз.Таватуй [10] . Могила его сохранилась до настоящего времени. Первоначально на могиле стояла часовня, сейчас возвышается деревянный восьмиконечный крест. До недавнего времени таватуйские старообрядцы–поморцы 20 июля (2 августа), в день пророка Илии, совершали на могиле Гаврилы Семенова положенные молитвословия [11] .

После того как Гавриил Семенов обосновался в Выгореции, он «вывезе и брата своего Никифора еще млада суща, та же последи и отец его Гаврилов Семен Митрофанов с последним сыном Иванном и з дочерми выехав в Выговскую пустыню» и поселились в скиту, отдельно от монастыря «урочищем на горелыши» [12] . Никифор Семенов появился на Выге в 1701 г. [13] , а с 1759 по 1775 г. был настоятелем Данилово–Выголексинского общежительства [14] . Еще один из братьев – Иван Семенов, человек «велми словесен и грамотен, … велми искусен ко учению» был послан к старшему Гавриилу в Сибирь, где проповедовал «древлецерковное благочестие» и проведя так десять лет «при нашествии гонителей огнем скончался» во время так называемой Елунинской «гари» в марте 1723 г. при деревне Елунина в окрестностях Томска [15] . Последними «при старости» пришли в Данилово–Выголексинское общежительство братья отца – Ияков и Константин. Недавно было установлено, что сестра Гавриила, Ивана и Никифора Семеновых, Феврония Семенова, также ушедшая на Лексу, была автором яркого литературного произведения даниловской литературы «Слово надгробное о двою брату единоутробною» [16] .

Столь подробное изложение родословной одного из первых поселенцев Выгореции позволило выяснить происхождение его семьи. Изучение материалов переписных книг 1678, 1696 и 1707 гг. позволяет утверждать, что Гаврила Семенов родился в деревне Гивеснаволок в 1676 г., поскольку в первом из документов отмечен его возраст – два года [17] . Там же упомянут и один из братьев отца – Константин. Деревня Гивеснаволок была расположена на западном берегу Большого Клименецкого острова в непосредственной близости от храмов Спасо–Кижского погоста [18] . К моменту первого упоминания семьи Семена Митрофанова в 1678 г. поселение состояло из четырех дворов. К сожалению, в настоящий момент не удалось определить – является ли это семейство коренным для здешних мест, поскольку в предыдущих описаниях деревень Кижей и Сенной Губы упоминаний о Семене Митрофанове или о его отце не обнаружено. Но это, возможно, происходит от неполноты материалов писцового делопроизводства. Так, при составлении родословных схем целых поселений, которые охватывают XVI – сер. XVIII вв. становится очевидным, что переписная книга 1646 г. фиксирует далеко не все взрослое население, хотя наказ писцам требовал перечислить не только взрослых мужчин, но и недорослей. В связи с этим возникают сложности при определении родственных связей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1696 г. в описание семьи внесены оба брата Гаврилы Семенова – Иван и Никифор [19] , причем, судя по последовательности перечисления имен в документе, Иван был средним, а Никифор младшим из детей Семена Митрофанова. В отличие от предыдущего описания 1678 г. ни в составе этой семьи, ни как самостоятельный дворохозяин не упомянут Константин Митрофанов, а также еще один брат – Яков, о котором рассказывает летописец Выгореции Иван Филиппов. Яков Митрофанов занесен в списки крестьян поселения только в переписной книге 1707 г. [20] , когда все его родственники были уже исключены из описания деревни. Его сын Михайло Яковлев последний раз упомянут в ревизии 1723–1726 гг. [21] В деревне к середине XVIII в. остался только сын Гаврилы Семенова – Логин Гаврилов, который отмечен еще в 1707 г. [22] .

Постоянная связь оставшихся в деревне потомков Гаврилы Семенова с киновией подтверждается в какой–то степени тем, что в ревизии 1782 г. против имен внучки и правнучки Логина Гаврилова есть полустертые, исправленные записи о переходе их на жительство в Выгорецию, хотя поверх этого текста написан возраст крестьянок. Возможно, они находились в деревне во время переписи [23] .

Документы начала XVIII в. позволяют утверждать, что, переселяясь на Выг, заонежские крестьяне не порывали родственных и хозяйственных связей с родиной. Так, жители толвуйских деревень «приезжая в тот Толвуйский погост, прежния свои участки пашут и к сродникам своим ездят». Подобно толвуйским жителям действовали и старообрядцы шуньжане, которые владели у себя на родине деревенскими участками, сохраняя за собой семейные земельные наделы [24] .

Уже в 1730-х гг. в Выгорецкое общежительство переселился племянник Гаврилы и Никифора Семеновых, скорее всего сын одной из их сестер, Луппа Иванов [25] . Эта же переписная книга содержит еще несколько имен кижских крестьян, пришедших в разное время на Выг: Константин Григорьев сын Углов, из деревни Перевесья посадский человек (в монастыре с 1733 г.) [26] , Александр Ефимов из деревни Воробьевской (в монастыре с 1737 г.) [27] , Мирон Игнатьев из деревни Егловской (в монастыре с 1723 г.) [28] , Афанасий Дорофеев из деревни Корбы (в монастыре с 1736 г.) [29] , Патракей Иванов из деревни Кузнецовой (в монастыре с 1726 г.) [30] , а также выговского старообрядца Федора Иванова племянник Павел Дементьев из деревни Кашничихи [31] (его родители продолжали жить в родовом селе еще в 1760-х годах) [32] .

В ревизии 1782 г. есть несколько отметок об уходе молодых крестьянских девушек из кижских деревень на Выг. Перешли в «выгорецкое настоящее жительство» племянницы упомянутого Александра Ефимова из деревни Воробьи [33] , а так же Екатерина Леонтьева из деревни Окуловская (Наволок) [34] , Марфа Сысоева из деревни Вижостров (Клиново) [35] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Другим кижским жителем, который пришел в киновию практически с момента ее основания был Лука Федоров, про которого Иван Филиппов писал, что он «муж благ вельми к строению и ко всякому братскому нарядству искусен и прилежен», поскольку «зело бо труды любяше». Выговский «нарядник», которым в свое время и был Лука Федоров – это человек, в чьем ведении была вся хозяйственная и торгово–промышленная деятельностью пустыни. Помимо этого он должен был следить за нравственностью подчиненных ему «работных» людей, братии и сестер [36] . Лука Федоров, будучи еще «при начале монастыря», искал для него удобное место [37] . Ездил на Мезень, Печору, и на Канин нос «для промысла». При основании монастырских владений на Чаженге был послан «оную землю досматривать» [38] . Ведал строительством Лексинской обители «во всем строении братского нарядства. Всегда с ним (Андреем Денисовым. – С.В.) и с сиротами на трудах у бревенчатой плавки, такоже и у бревенчатой сечи и возки з братиею и у наймитов работников со семи хождаше и надсматриваше» [39] . Позднее в монастырь переехали мать Луки Федорова Евдокия Андреева, его жена и дочь [40] .

Происхождение Луки Федорова позволили выяснить заметки Ивана Филиппова о пришедшем в Выгорецию посадском человеке Иване Кирилове Приезжих. Он был родом из того же Кижского погоста [41] и «бысть выбран ис посаду на Олонецкую верфь к карабельному строению, к приему и росходу казны в целовальники» [42] , но, пробыв на верфи какое-то время и, «видя себе в великой суеты и печали» [43] , бежал сначала в свою деревню, а потом на Выг. Обосновавшись в скиту на Огорелышах, а потом на Тихвином бору, он перевез из дома жену и племянников «и на пропитание свое кое что от брата» [44] . Впоследствии Иван Кирилов перешел в монастырь и жил в келье у Луки Федорова, «зане сродник его бе» [45] .

В итоговых записях переписной книги 1696 г. перечислены земельные владения посадских людей Кижского погоста: «В деревне на Глебове острову (находилась рядом с о.Кижи. – С.В.). Во дворе: Лучка Федоров сын старинный приезжего [46] к деревни участок деда и отца… В деревне Анисимовской Корба… во дворе: Кастьянка Кирилов сын приезжий, Ивашка Лексеев, за ними старинный отцовский участок» [47] .

Появление посадских людей в заонежских деревнях, связано с основанием в 1649 г. города Олонца. В первые годы существования города в Заонежских погостах не нашлось крестьян, желавших добровольно переселяться на новое место, и пришлось записывать в посад на Олонец тех, о ком соседи сообщали, «што они люди не скудные» [48] .

Среди заонежан, которых практически насильно перевезли в город, были два крестьянина Кижского погоста – Приезжейко [49] Кирилов и Гришка Захарьев. Олонецкий воевода даже взял с них поручные записи в том, что «им з женами и з детми и со всеми животы стать на Олонцы на срок на Николин день вешнего нынешнего 159-го (1651 г.) году» [50] . Патроним «сын Приезжего», несомненно, связывает посадского Луку Федорова из деревни на Глебовском острову и Приезжейку Кириллова. Тем не менее по документам начала XVII в. в поселении не было крестьянина со столь редким именем.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1631 г. в этой деревне появился крестьянин Захарко Кириллов с племянником Матюшкой Кирилловым [51] , в следующем описании 1646 г. упомянут сын Захарки – Гришка, а глава семейства приобретает прозвище «Игумнов» [52] . По нашему мнению, Матюшка Кириллов и есть «Приезжейко» из наказа воеводы 1651 г. Подтверждением тому служат сведения спорного дела 1684 года между крестьянами Кижского погоста и олонецким посадским Андреем Чусовым, где упоминается староста Кижского конца Федор Приезжий [53] . В документе он именуется то как «Федка Приезжий», то как «Федка Матфеев». Можно предположить, что тем самым зафиксированы два имени его отца – домашнее и молитвенное. Кроме Федки Приезжего (Матфеева) в тексте упомянута и его жена – Авдотьица (Евдокия). Возвращаясь к Луке Федорову, одному из основателей Выгореции, следует вспомнить, что его мать звали Евдокия Андреева.

Сопоставление сведений переписных книг и актовых материалов XVII в., а также упоминаний о родственных связях Луки Федорова, приведенных в книге Ивана Филиппова, дает основание утверждать, что посадский Лука Федоров сын Приезжий из деревни Глебовская Кижского погоста и есть один из основателей Выголексинского общежительства. Иван Кириллов Приезжий приходился ему двоюродным братом.

Родословная Луки ФёдороваРодословная Луки Фёдорова

После 1646 г. из документов кадастрового учета по деревням Кижской волости семья Захарки Кирилова исчезает. Это совпадает с датой основания Олонца и переселения Приезжейки (Матюшки) Кирилова и его двоюродного брата Гришки Захарьева в Олонец. Особенность устройства города была связана с тем, что многие из его жителей, числясь посадскими, еще в XVIII в. продолжали жить как бы на два дома. «Они держали дворы в Олонце, в которые наведывались на более или менее продолжительный срок, какие–то их родичи могли проживать здесь постоянно. Но основная часть семьи продолжала жить и хозяйствовать в родовых деревнях…» [54] .

Эта особенность жизни заонежских посадских людей отразилась и на истории рода Луки Федорова, одна из семьей которого, числясь «в посаде», жила, в деревне Корба Кижского конца того же погоста вплоть до середины XVIII в. [55] , а их потомки продолжали крестьянствовать на родине и в начале XX в., о чем упоминалось выше.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Лука Федоров, прожив в Данилово–Выголексинской обители 35 лет, умер 1 марта 1735 г. [56] На десять лет раньше умер его родственник Иван Кириллов Приезжий [57] .

Найти следы еще одного кижанина, связавшего свою судьбу с Выгорецией в первые годы существования монастыря Якова (Ивана) Ковача, то есть кузнеца, пока не удалось.

Столь тесные контакты деревень Кижской округи со старообрядческой киновией на Выге не могли не сказаться на особенностях культурной традиции этого района и специфике самого уклада крестьянской жизни.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф