Метки текста:

Карелия Олонецкая губерния Петрозаводск Россия Рябининские чтения

Калинина Е.А. (г.Эссойла)
Народная школа как культурный центр сельской округи (по материалам Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии) VkontakteFacebook

Внутри культурного пространства российской провинции в XIX в. начальные школы занимали особое место. Они составляли основу системы народного просвещения в широком смысле, являлись базовыми учебными заведениями для подготовки учащихся к дальнейшему обучению в гимназиях. Впервые планомерное создание начальных школ в сельской местности началось в правление Александра I. В результате либеральных реформ были созданы основы системы народного просвещения. Постепенно народные школы, открытые в начале XIX в., становились основными просветительскими и культурными центрами на селе.

В течении XIX столетия сеть сельских школ для народа постоянно расширялась. Например, в Сямозерской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в 1806 г. было только две церковно–приходских школы: в Сямозерском и Салменижском приходах. К 1917 г. на территории волости действовало уже 16 школ. Из них 3 относились к министерским образцовым училищам, 12 школ курировало земство, 1 школа была церковно–приходской. С увеличением численности школ значительно возросло количество обучающихся детей. Если в 1806 г. в двух школах обучалось всего 12 мальчиков, то в 1917 г. в 16 школах Сямозерской волости насчитывалось 396 учащихся: 290 мальчиков и 106 девочек.

Просветительская миссия народных школ распространялась не только на территорию деревень, где располагались народные школы, но и на все население сельской округи. Начальные школы посещали дети всех окрестных деревень, так, в 1909 г. около 50% детей школьного возраста, проживавших в Сямозерской волости, получали начальное образование. В народных школах для детей преподавались Закон Божий, русский язык с чистописанием, арифметика, история, география, естествознание, церковное пение [1] . Полный курс учения продолжался в одноклассном училище не менее 3-х лет. Дети, прошедшие полный курс двух- и одноклассного училища, получали специальное свидетельство [2] .

Народное образование не ограничивалось одним школьным возрастом. Правительством и земскими учреждениями с середины XIX в. принимались меры к распространению образования и среди взрослого населения. Повсеместно в деревнях стали открываться воскресные школы и повторительные классы. Благодаря этим нововведениям крестьяне имели возможность пополнять свои знания на месте своего жительства, не отрываясь от обычной трудовой жизни. В воскресные дни для местных жителей организовывались учебные занятия. Уроки грамоты проводились для крестьян, которые совсем не знали грамоты и хотели научиться читать и писать. Для тех, кто хотел повторить то, чему обучался когда-то в школе, или продолжить самообразование, при школах создавались повторительные классы.

Просветительская функция народной школы выражалась в организации публичных лекций и народных чтений, собиравших все население окрестных деревень. В крупных селениях открывались народные библиотеки–читальни. Кроме того, школа являлась распространителем ремесла и сельскохозяйственных знаний.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одной из эффективных форм просветительной работы среди сельского населения были народные чтения. Они пользовались большой популярностью у крестьян. В Сямозерской волости Петрозаводского уезда народные чтения стали проводиться уже с 1873 г. Об этом писал в своем отчете учитель Сямозерского училища П.И.Скворцов: «Причтом Сямозерской церкви с 1873 г. ведутся чтения и собеседования из истории Ветхого и Нового заветов в церкви, после вечерней службы в каждое воскресенье и праздничный день» [3] . С 1894 г. народные чтения разрешили проводить при сельских школах, а до этого они проводились в церквях приходскими священниками. С этого времени во всех российских провинциальных школах были организованы публичные чтения. В деревне Сямозеро учитель народной школы П.И.Скворцов регулярно проводил один раз в месяц для жителей села народные чтения в течение всего учебного года. Об этом свидетельствуют его отчеты на имя инспектора народных училищ [4] .

В начале ХХ в. Сямозерская волость, как и другие волости Петрозаводского уезда, была разделена на лекторские районы. На территории волости действовало четыре таких района, каждый из которых включал несколько близлежащих селений. Так в 1910–1911 гг. учитель Улялегского земского училища Петрозаводского уезда К. Степанов проводил народные чтения в четырех деревнях: Улялеге, Савиладче, Вешкелице и Нинисельге. В течение года учитель успевал организовать в каждой деревне по 3–5 чтений по религиозно–нравственной тематике. Это была наиболее дешевая форма внешкольного народного образования, что, несомненно, способствовало ее широкому распространению в российской провинции.

Каждая школа в Сямозерской волости имела ученическую и учительскую библиотеку, которыми разрешалось пользоваться учащимся и местным жителям. Эти училищные библиотеки постепенно становились распространителями полезных знаний среди крестьян. В 1904–1907 гг. в Сямозерской волости начинают открываться народные библиотеки (в основном, в форме изб–читален). Инициаторами открытия сельских библиотек выступали земства и частные лица, которые брали на себя все расходы по содержанию этих просветительских центров. Первая народная библиотека–читальня в Сямозерской волости была открыта в деревне Вешкелицы. «В 1904 году возникла в Вешкелице бесплатная библиотека–читальня. В основу библиотеки легли книги, пожертвованные разными лицами из местных обывателей», сообщал об открытии библиотеки в Вешкелицах ее читатель в журнал «Вестник Олонецкого губернского земства» [5] . Уже в момент открытия фонд библиотеки насчитывал 300 книг. Всего в начале ХХ в. на территории Сямозерья было открыто 4 библиотеки–читальни для взрослого населения деревень. В селениях Лахта и Вешкелица это были школьно–народные библиотеки, открытые при училищах на средства попечителей, в селениях Сямозеро и Угмойла библиотеки содержались на средства уездного земства. Библиотеки были открыты для всех желающих, без оплаты за посещение.

Наряду с распространением грамотности обращалось серьезное внимание на приобщение крестьян к ремесленным занятиям и распространению сельскохозяйственных знаний. Отсутствие технических и практических знаний неблагоприятно отражалось на уровне жизни населения российской провинции, поэтому при народных училищах были организованы ремесленные классы (столярные, токарные, сапожные и другие). В 1901 г. Канцелярией Попечителя Санкт–Петербургского учебного округа было рекомендовано Дирекции народных училищ Олонецкой губернии «в сельских одноклассных училищах введение по мере возможности занятий ручным трудом под тем условием, чтобы система такой работы была выработана применительно к потребностям и понятиям сельских жителей» [6] . В начале ХХ в. в Сямозерской волости во всех школах было организовано обучение ремеслу. Столярному делу обучали в Чалко–Сельской, Угмойльской и Салменижской школах, причем в Чалко–Сельском земском училище в 1905 г. открыли ремесленный класс. В Улялегской земской школе учитель К.М.Степанов обучал детей корзиноплетению. Для девочек были организованы занятия по кройке, шитью, вышиванию, вязанию и плетению кружев. Обучением этим навыкам обычно занимались учительницы или жены учителей. Самым распространенным занятием была кройка, шитье и вязание. По данным инспектора по женскому рукоделию Е.М.Солнышковой в Сямозерской волости в 10 из 16 школ девочек обучали шитью фартуков и кофточек, вязанию носков и чулок. В Угмойльском земском училище учительница А.П.Печерина вела занятия по плетению кружев [7] . Ремесленные занятия в народных школах служили средством практического просвещения крестьянского населения и становились важным фактором распространения популярности самих школ. В тех школах, где обучали рукоделию и ремеслу, число учащихся, посещающих школы, заметно возрастало. Дети дольше обычного оставались в школе, приобщаясь к новым интересным занятиям.

Народная школа была не только местом общего образования, но и распространителем практических знаний, особенно по сельскому хозяйству, садоводству и огородничеству. Потребность земледельческого населения в сельскохозяйственных знаниях, дороговизна содержания специальных учреждений для распространения в народе этих знаний и их недостаток, наконец, близость к населению народных учителей и школ – вызвали к жизни вопрос о «приспособлении народных школ к делу распространения среди сельского населения полезных сведений по разным отраслям сельского хозяйства» [8] . Все школы в Сямозерской волости имели собственные опытные земельные участки по 1–2 десятины. На этих землях учителя занимались огородничеством, полеводством, садоводством, травосеянием, привлекая к этим занятиям учащихся. В Сямозерском и Вешкельском училищах ученики под руководством учителей занимались огородничеством, в Салменижской школе – пчеловодством. Для того чтобы привлечь карельских крестьян к занятию огородничеством, педагоги занимались переводами агрономических статей с русского на карельский язык. Так, учитель Вешкельской школы М.Куджиев перевел статьи С.Голубева «Агроном» и «Краткое наставление к посеву кормовых трав» [9] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Пропаганда экологической культуры, бережного отношения к природе среди населения выражалась в проведении сельских праздников древонасаждений. Народная школа в этом направлении также занимала лидирующее положение. Такие праздники были знаменательны тем, что учащиеся школы высаживали деревья у здания школы или на территории села, учителя проводили экскурсии–прогулки в лес.

Народная школа выполняла еще одну важную функцию – сохранения культурного наследия и национальной идентичности, если речь идет о карельской деревне. Эта функция выражалась в создании школьных музеев, организации школьных хоров церковного и народного пения, проведении литературно–музыкальных вечеров для местного населения с участием учащихся школы.

Назначение школьных музеев вначале было чисто прикладное. Считалось, что организованные при народных школах музеи будут развивать пытливость, наблюдательность, любознательность детей. Такие музеи играли важную роль на первой ступени обучения, когда дети имели скудный словарный запас и узкое представление об окружающем мире. Особенно это касалось учащихся, проживающих в сельской местности, где число информационных каналов невелико. Кроме того, музеи в карельских селах становились помощником народного учителя в обучении детей русскому языку. «В карельских училищах существуют школьные музеи, составленные учителем… из более или менее разных предметов природы и домашнего быта карельской местности. Эти музеи вместе с рисунками–приложениями к тексту в руководстве Вольтера служит весьма полезным способом при наглядном обучении детей–кареляков русскому языку вообще и, в частности, русской разговорной речи», [10] так писал в своем отчете за 1894 г. инспектор народных училищ Н.Островский. Надписи под экспонатами в музеях делались на 2-х языках: карельском и русском. Дети и взрослые посетители музея, читая эти надписи, невольно вовлекались в изучение русского языка. В сентябре 1894 г. такой музей появился и в Сямозерской школе. По данным П.И.Скворцова, в музее находились предметы крестьянского быта: коса, вилы, лопата, веретено и т.д. [11]

Приобщая детей к широкой культуре, учителя организовывали в народных школах хоры церковного пения. Учащиеся вместе с учителем разучивали псалмы, религиозные и народные песни. Хор всегда принимал участие в литературно–музыкальных вечерах, концертах, устраиваемых в народной школе по случаю различных праздников.

Таким образом, являясь практически единственным культурным центром сельской округи, народная школа имела значительное влияние на развитие культуры и образования среди крестьянского населения. С открытием народной школы существенно менялся социокультурный облик данного поселения. Образованные крестьяне чаще вовлекались в предпринимательскую деятельность, занимались промыслами, выходили на рынок и более свободно общались с партнёрами, переезжали в город и продолжали своё образование в губернских центрах. Почётные блюстители народных школ – яркий пример такого влияния. Для более широкого привлечения крестьянского населения к образованию в системе народного просвещения были предусмотрены различные формы обучения: начальное, воскресеное, подвижные школы, повторительные классы. Для всех этих форм базовым учреждением была народная школа, развитие которой во многом определялось уровнем подготовки учителя, его нравственным обликом, трудолюбием и ответственностью.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Народная школа формировала культурно–национальную идентичность жителей карельской провинции. Уроки русской истории в народных училищах, рассказы о прошлом России и Карелии, зачитанные на народных чтениях, народные песни в исполнении школьного хора на литературно–музыкальных вечерах, школьные музеи с выставленными в них предметами национального быта, – все это развивало у крестьян интерес к прошлому своей земли, а значит, не размывало у карел, лишенных письменного языка, чувство «родины», а способствовало его концентрации.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф