Метки текста:

Былички Коми Обрядовый фольклор Обряды Рябининские чтения Церковь

Лобанова Л.С. (г.Сыктывкар)
«Мотив порчи скота» в представлениях о Великом четверге (по материалам коми) VkontakteFacebook

Канун Великого четверга в традиционной культуре коми характеризуется как опасный период, что выражается активизацией нечистых сил: колдунов и демонических существ, пытающихся максимально использовать этот период для нанесения порчи домашним животным, а через них и хозяевам этих животных. В данном случае показательно и то, что этот день носителями традиции определяется как «день хождения еретников», «день отмечания скота еретником».

Способность совершать подобные действия приписывалась в основном еретникам, и другим людям, обладающим сверхъестественным знанием, таким как «тoдысь» (букв. знающий), «скoт тшыкoдысь» (наводящий порчу на скот), «мoс тшыкoдiсь» (наводящий порчу на коров), «колдунья», «пель вундалысь» (букв. режущий ухо). Закономерности употребления персонажа зависят как от локальных традиций, так и от конкретных случаев. Так, например, колдунья употребляется в текстах, где информатор говорит по-русски, «пель вундалысь» – выделяется в работах В.П.Налимова и определяется как «целый ряд женщин керысь (наводящий порчу – Л.Л.), специальность которых заключается в том, чтобы ночью на страстный четверг вырезывать часть уха у коров» [1] .

Наводящим порчу на скот в Великий четверг выступает также еретник, еретьнича, ерекник. В разных локальных традициях по набору признаков и по степени их выраженности образ еретника имеет свои особенности. Так, в нижневычегодской традиции еретьнича [2] – реальная женщина, которая знается с нечистой силой, и может использовать свои сверхъестественные способности, как во вред, так и на пользу людям, и способность наводить порчу на коров / отбирать молоко в Великий четверг будет входить в набор характеристик этого персонажа. Но в то же время указанный признак будет идентичным для вишерского [3] еретника: «Бoжтэ вундэ, мoс пельтэ вундэ. Еретничайтэ, еретникыс сэсся пондас уна мoс лысьтыны, йoв с ёйны. Сылы сэсся еретникыслы йoв пондас воны. […] Сiйе мoссэ тшыкедас, и мoскыдлэн йoлыс быре, сылы сэсся аслыс йoлыс лове. Еретник подрезает хвосты и уши коровам – еретничает, и он будет много коров доить и молоко есть. Ему, еретнику, будет идти молоко. Он наведет порчу на корову, и у коровы молоко пропадет, еретнику будет идти молоко» (Фольклорный фонд Института языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН (ФФ ИЯЛИ), В1114–75).

Объединяющим признаком для всех персонажей является способность наводить порчу на скот в Великий четверг, кроме того, мы можем выделить ряд общих признаков, среди которых: двойственная природа; женская ипостась; способность к оборотничеству; связь с нечистой силой; календарно приуроченная активизация способностей [4] .

Время активизации перечисленных персонажей происходит в канун Великого четверга с наступлением темноты, в полночь, «пока луна на небе».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Распространено представление, что наводящий порчу превращается в кошку, собаку, мышку, сороку, ворону, и таким образом проникает в хлев через любую щель, закрытые двери, окна или трубу. Единственной преградой, которую, по представлениям, признают сами еретники, является перекрещенный путь. «А еретникъясыд пе шувены, код пo оз крестов, верман пырны мoс дiнас, а код пo кресталас, кoть пе раз кодь oдзесыд, он вермы пырнытэ, кoть пе л ёк oдзес а код пе оз крестов, кoть и бур oдзес, сэтчи пе верман пырны. Еретники говорят, у кого не перекрещено, сможешь проникнуть к корове, а у кого перекрещено, хоть и дверь развалена, не сможешь пройти, хоть и дверь плохая. А если не перекрещено, и через прочную дверь сможешь пройти» (ФФ ИЯЛИ, В1113-44).

В быличках широко распространен сюжет, о том, что хозяин, в указанный выше период, обнаруживает в хлеву метлу / мышь / сороку / кошку / «то ли кошку, то ли собаку» наносит ей увечье, а потом оказывается, что у какой–то женщины проколот бок, сломана рука или нога; или обнаруженный предмет или животное обращается человеческим голосом, с просьбой помиловать. Такие случаи описываются как единственная возможность распознания наводящего порчу.

Действия, перечисленных персонажей, применяемые по отношению к скоту, по современным материалам довольно разнообразны. В ряде текстов характеризуется как порча, нанесение вреда, ущерба: «Мoсъястэ вoлэм керены, сэсся мoсъясыд висьмасны ли мый ли май ли. Наводили порчу (букв. делают) на коров, потом корова заболеет или ещ ё что» [ФФ ИЯЛИ: В1113-44]. «торкены – наводят порчу (букв. нарушить, сбить)», «еретничайтoны – еретничают», «скoтсo тшыкoдoны–ветлoны – ходят–портят скот» [ФФ ИЯЛИ: А1406-8], «омoль вoчoны – плохое делают» [ФФ ИЯЛИ: А1406-8], «мoстэ косьтэны – букв. иссушают корову» (Научный архив Коми НЦ УрО РАН (НА КНЦ), ф.5, оп.2, д.279, л.391). В некоторых текстах определяется как особый магический акт – отмечание животного: «Ыджыд четвергнад мoс пельяс вoлoм пасъялoны. В Великий четверг отмечали уши коровам» [ФФ ИЯЛИ: А1106-22]; «ыжтэ вoлi мыйкекерoмась пасъемась, чудеса диве, еретникыд пасйема. Овцу отметили, вот диво то, еретник отметил» [ФФ ИЯЛИ: В1102-42]. В большинстве текстов указывается как подрезание частей животного: «А мыйсюрo тай шуoны: бoжъяссo пo вундалoны да мoс пельястo пo вундалoны, шуoны, а ме ог тoд мыйла вoчoны. Говорят, всякое делают: отрезают хвосты и уши коров, а для чего, я не знаю» [ФФ ИЯЛИ: А1405-10]; «…ыж пельтo вундалoны – подрезают уши овец» [НА КН, ф.5, оп.2, д.279, л.391.]; «Зайдут, у коровы было уши режут перед Большим четвергом у скотин. Это привычка уже была» [ФФ ИЯЛИ: А1101-36]; «…вундалoны яндзимсo, бoжсo и кодлысь кытi сяммoны. Отрезают репицу, хвост, у кого, где смогут» [ФФ ИЯЛИ: В1506-2].

Сюжет многих быличек составляет описание результатов нанесенных увечий, обнаруженных утром Великого четверга: «Ме тай тoда нин, петiс мамo, мам бoрдo воис, мыйке пе Oндрей пе пыр петав, мoстo пе то мый вoчoмась, сiя ставсo лестукoн вундалoмась, мoс мыйке дорсo да н ёньсo вoлi. Я знаю, вышла мама {в хлев}, вернулась, плачет, ой, давай говорит Андрей выйди, посмотри, что сделали с коровой, разрезали вс ё полосками, около этого {репицы} и вымя» [ФФ ИЯЛИ: А1616-5]. Описывается, что отрезано / отмечено ухо коровы / «отрезано вымя» / «содрана кожа с боку». В силу того, что описанное является результатом магического акта, говорит отсутствие крови на порезе.

Животное, у которого отрезали часть уха, хвоста, вымени или репицы, теряет функциональные характеристики: у коровы уменьшается или теряется удой, снижается жирность молока, а у овец снижается качество шерсти [5] ; заболевает; перестает размножаться; нарушается вод скота. Таким образом, отрезание частей органов животного является способом нанесения порчи. И в каждом конкретном случае (при наименовании действий совершаемых еретником либо другим лицом) название будет зависеть от принципа наименования, т.е. отражается ли способ, цель или результат. Соответственно, «мoс пель пасйoны / мoс пель вундoны / мoс косьтэны / тшыкoдoны – отмечают ухо корове / отрезают ухо корове / иссушают корову / наводят порчу» являются семантически равнозначными.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В большинстве случаев нанесение порчи на скот в Великий четверг рассматривается как форма вредоносной магии, действие, совершаемое с целью нанесения зла: «Ыджыд четвергыс – сiйа мoс пель пасйoны да мыйда. А мыйла пасйoны? […] Мыйoс лёк вoчoны. В Великий четверг отмечали уши коровам, да что да. А для чего отмечали? Чтобы плохое сделать» [ФФ ИЯЛИ: А1104-15]. Распространено представление, что еретники в канун Великого четверга слетаются на совместные сборища, где дают отчет о своей зловредной деятельности, поэтому пытаются максимально использовать указанный период для нанесения зла [6] . Или нечистая сила [7] , которая вселяется в человека и является источником его способностей, и в канун Великого четверга активизируется, подталкивает творить зло [8] .

По другим представлениям отрезание частей органа животного характеризуется как способ порчи животного с целью отбирания молока или других функциональных характеристик. Так, согласно материалам В.П.Налимова [9] , корова, у которой отрезали часть уха в ночь на Великий четверг, начинает давать мало молока, потому что, «по представлениям зырянок» часть молока переходит тому, кто отрезал. Исследователь объясняет данный факт основами «первобытной религии зырян. Женщина, вырезавшая часть уха у коровы, пользуется частью коровы, отсюда вытекает е ё право на часть молока, которое дает эта корова» [10] . В других случаях «пель вундалысь» делает на ухе коровы отметину, и данное действие обозначается как «мoс пель пасйыны – отметить ухо коровы». Семантика данного магического действия исходит от значения глагола, «пасйыны» и обозначает «наложить пометку, сделать знак, который да ёт право на пользование тем предметом, объектом, на котором сделана пометка, знак» [11] .

В современных записях мотив отбирания молока встречается не часто, и в рамках данной работы приведем только два текста, которые достаточно ясно отражают исследуемую тему.

«Еретникыс сiйа тoдыссьыс вобщем торъя, торъя сiйа, сiйа еретничайтэ вoлэм скoттэ пасйены да мыйда. Сэсся Ыджыд лун вовас да Ыджыд Четвергкoд паныд вoлi мoс пельястэ вундаласны, сiйен занимайтчены вoлэм […] Мoс пельсэ вундасны, пасъясны бытте мoссэ тьoткаслысь пыраласны да, сэсся Ыджыд Четвергкoд паныд сiйе кытшовтасны, мoс пель торсэ oшласны, да еретникъясыслэн налэн сэтче вoлэм вый виялэ. […] Гортас нувасны да oшлэны вoлэм сiйе сэсся дозйе вый виялэ вoлэм. Сiйа еретникыс тoдыссьыс вобщем торъялэ. Еретникыс пе сiйа верме пoртчыны гoлике, кoлуйей, катшай, ракай, мый думайтас – сiйей пе, сiйа пе и лове. Еретник – он отличается от знающего, они еретничали – метили скот да что да. Потом придет Пасха, и в канун Великого четверга подрезали уши коровам, вот этим занимались. Отрежут ухо корове, будто отметят корову у тетки, проникнув {в хлев}, в канун Великого четверга обойдут, подвесят подрезанные уши коров и у еретников оттуда масло капает. Унесут домой, подвесят и оттуда в мисочку капает масло. В общем еретник отличается от знающего. Еретник, говорят, может превращаться в метлу, одежду, сороку, ворону – в кого задумает, в того и превратится» [ФФ ИЯЛИ: В1103-26]. Согласно данному тексту «мoс пель вундoм – отрезание уха коровы» и «скoт пасйoм – отмечание скота» представляют единое действие, в котором второе является результатом первого: отрезая кончик уха еретник оставляет на животном знак о своей собственности. И кончик уха коровы, полученный в результате совершенного магического акта, символизирует животное, и по принципу парциальной магии, позволяет владеть животным в целом. По сообщению информанта, «еретнику капает масло», что является символом жирности молока, соответственно отрезание уха коровы в ночь на Великий четверг рассматривается как способ перенимания жирности молока.

Согласно следующему тексту отрезание ушей и хвостов коров в ночь на Великий четверг расценивается как порча с целью отбирания молока.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Бoжтэ вундэ, мoс пельтэ вундэ. […] Еретничайтэ, еретникыс сэсся пондас уна мoс лысьтыны, йoв с ёйны. Сылы сэсся еретникыслы йoв пондас воны. […] Сiйе мoссэ тшыкедас, и мoскыдлэн йoлыс быре, сылы сэсся аслыс йoлыс лове. […] С ёр костэ пе, […] Сэтчи пе ведра, кык ведра лoсьoдoмась, да бытте пе мoс лысьтэ. «Тoлo Сюруш, тoлo Серед, тoлo Калюш», только пе йoлыс бызге. […] ог тoд, мый лысьтэ, ачыс пе кык с ёр костас. Мoс нимъяссэ шувалэ, […] да мoссэ лысьтэ, да йoлыс пе дзизге ведраас.{Еретник} отрезает хвост, ухо корове. Еретничает, и ертник будет много коров доить, молоко есть. Ему еретнику будет молоко идти. Он испортит корову, и у коровы молоко пропадет, молоко будет ему {еретнику}. Говорят {садиться} между грядками, ставит два ведра, и будто корову доит: «Тoлo Сюруш, тoлo Серед, тoлo Калюш [12] », а молоко только и льется. Не знаю, что доит, сам между грядками {сидит}. Перебирает клички коров, и доит, молоко льется в ведро» [ФФ ИЯЛИ: В1114-75]. Основной мотив – имитирование доения между грядками [13] выступает как способ отбирания молока, которое стало возможным после отрезания уха коровы или хвоста, оставив на корове свой след и завладев частью животного.

Встречается представление о том, что в ночь на Страстной четверг «еретницы, обернувшись сороками, проникают в хлев и доят коров, а затем вешают пустое ведро на кол, угол забора или поленницу и, упомянув имя хозяйки, трижды произносят: «Йoлыс – вылыс – меным, кoзяйкалы – лoз ва [14] . – Молоко – сливки мне, хозяйке – синяя вода» [15] . В данном обряде цель выражена приговоре, соответственно причисляется к способам отбирания молока.

В некоторых текстах действия наводящего порчу определяются как обход на мялке или полет на метле. «Няръяннас сiйo пo бара ветлoны еретникъяс, няръян вылас пуксясны да. […] Ыджыд Четверг лун паныдыс. Няръян вылас пo вожасясны да картаысь карта скoтсo тшыкoдoны–ветлoны. На мялке еретники ездят, сядут на мялку и ездят. В канун Великого четверга сядут на мялку и ходят–портят скот из хлева в хлев» [ФФ ИЯЛИ: А1406-8]. «Амин аддзылoма, гoлик вылын пo ветлo Бредз Паш гoтырыд, пуксьoма да Страшнoй Четвергкoд водзча. Амина видела, что жена Бредз Паши в ночь на Великий четверг ездила на метле» (НА КНЦ, ф.5, оп.2, д.279, л.391). А в славянской культуре обход или объезд хлева на каком–либо хозяйственном орудии практиковался ведьмой или колдуном в целях отбирания молока [16] .

Таким образом, мотив наведения порчи на животных наиболее ярко характеризует особенности обрядового поведения Великого четверга в коми традиции. Вокруг этого мотива группируется большой комплекс ритуально–магических действий, направленных на предотвращение порчи, изгнание наводящего порчу, оберегание животного. В качестве наиболее типичных способов предотвращения этого опасного события выступают следующие: перекрещивание всех входов и выходов хлева, прочтение заговоров, окружение хлева магическим кругом, подкладывание можжевеловых веток, перекрещивание животного, обсыпание солью, обмазывание экскрементами вымени коровы. В каждом отдельном случае (при описывании варианта обряда исполнителем) совершалось либо одно действие (закрещивание дверей) либо они могли накладываться друг на друга (закрещивание с прочтением заговора) и/или производились последовательно друг за другом, тем самым, усиливая или удваивая семантику оберега.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф