Метки текста:

Духовенство Крестьяне Русский Север Рябининские чтения

Розов А.Н. (г.Санкт-Петербург)
Мир севернорусского крестьянина глазами духовенства (По материалам «Вологодских епархиальных ведомостей») VkontakteFacebook

В течение ряда лет я занимаюсь составлением аннотированных указателей фольклорных и этнографических материалов из церковной периодики, которые еще не введены в научный оборот [1] . Данная публикация представляет собой преамбулу к указателю статей, очерков, заметок, напечатанных в «Вологодских епархиальных ведомостях» (ВЕВ), выходивших с октября 1864 г. по март 1917 г.

Как и другие аналогичные издания, ВЕВ состояли из двух частей: официальной и неофициальной [2] . Последняя служила для приходского духовенства, а также для прихожан в качестве религиозно–просветительского органа, выступала как руководство священнослужителям в их жизни и деятельности.

Содержание, рубрикация неофициальной части во всех епархиальных ведомостях определялись специальной программой, разработанной для них Синодом. Однако большую роль в характере публикаций играли личные интересы, пристрастия либо епархиальных властей, либо редактора. В отношении к ВЕВ можно говорить, что тематика журнала в течение многих лет зависела от бессменного с 1874 по 1896 гг. редактора Н.И.Суворова [3] , преподавателя семинарии, известного историка–краеведа [4] . То же направление продолжил и новый редактор, сын Николая Ивановича – Иван Николаевич.

В 1865 г., будучи лишь членом редколлегии и активным корреспондентом, Н.И.Суворов сформулировал одну из главных задач ВЕВ: знакомство с историей Вологодской епархии [5] . Для реализации этой задачи в том же 1865 г. в №12 редакция обращается к вологодскому духовенству с призывом присылать сведения «по народному быту прошлых и настоящих лет». В этом направлении важны материалы «в виде народных сказаний и стихов, не исключая отсюда преданий и рассказов долголетних старцев, для верного изображения духовно–нравственного состояния местных жителей; ибо подобные исторические данные немало помогают объяснению причин развития, укоренения и поддержания тех или иных народных обычаев, поверий, примет и т.п.; они пособят надлежащему, чуждому односторонностей, пониманию светлых и темных сторон в жизни народа и лучшему разоблачению нелепых и вредных для народной нравственности обычаев и суеверных действий» (С.470). Подчеркивалось важность сведений о нравственно–воспитательной деятельности духовенства среди народа, в частности, о борьбе со знахарством.

Для активизации деятельности вологодского духовенства редакция не раз публикует заимствованные из епархиальных ведомостей других епархий программы и планы ведения церковных летописей [6] , в которых наряду с другими сведениями, должны содержаться и материалы о народной демонологии, календаре, местном фольклоре, «общее этнографическое описание» [7] . Наконец, некоторые публикации сопровождаются редакционными примечаниями. Например, печатая обстоятельную статью «Этнографические наблюдения в селе Кумзере Кадниковского уезда», включающую в себя тексты частушек, описание молодежных вечеринок, обычаи при строительстве нового дома и т.д., редакция высказывала пожелание видеть больше подобных работ. Помещая в 1912 г. духовный стих «Во славном городе Вифлееме», записанный студентом семинарии, редакция сожалеет, что слишком мало людей собирает серьезные этнографические материалы, а «гораздо легче собирать подгородние «частушки», не имеющие художественной ценности и демонстрирующие снижение эстетического чувства в народе» (1912. №24. С.608).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, как это свойственно и ведомостям других епархий, подобные обращения не могли побороть инертность местного духовенства, в первую очередь, сельского. Однако можно все же отметить ряд материалов, которые довольно полно отразили духовный мир сельских прихожан. В первую очередь, следует назвать очерк преподавателя семинарии Н.А.Заварина [8] «О суевериях и предрассудках, существующих в Вологодской епархии» (1870. № 1, 3, 5). В своей публикации автор рассуждает о специфике народного православия, в частности, о любви народа к апокрифам, о почитании святых колодцев, к которым приносятся хлеб и деньги. Н.А.Заварин рассматривает своеобразные представления о душе и о грехе, бытующие у русских и зырян, описывает похоронные обычаи, языческие праздники Коляды и Масленицы, во время которых, якобы, оживают души предков. Он отмечает языческие черты в главных народно–церковных праздниках, в заговорах, упоминает о вере в судьбу и вещие сны, рассказывает о своеобразных представлениях крестьян о солнечном и лунном затмениях, о високосном годе, о характере отдельных месяцев и днях (например, в дни святых мучеников не полагалось закладывать новые дома), о боязни полуденных и полуночных часов, в которые действуют страшные духи «полуденница» и «полуночник». Подробно описывает Н.А.Заварин способы святочных гаданий. В отдельном разделе публикации, посвященном знахарству и ворожбе, приводятся примеры заговоров, перечисляются знахарские методы «лечения». Наконец, последняя часть работы касается суеверных народных представлений, связанных с церковными таинствами, обрядами, атрибутикой (во время крещения, венчания, елеосвящения и т.д.).

Судя по всему, редакция нуждалась в подобных статьях, об этом свидетельствует перепечатка в качестве образца для вологодского духовенства материала из «Архангельских епархиальных ведомостей»: «Нечто о суевериях и предрассудках в Архангельской губернии» (1895. №14. С.246–248).

Любопытные сведения об устройстве распространенных на Русском Севере общинного праздника «братчины» и праздника семейного – «никольщины» приводятся в очерках священников А. Беляева из Вельского уезда (1900. №5. С.125 и след.) и А.Ильинского из Никольского уезда (1904. №14. С.367–375) [9] .

О том, что журнал приобрел авторитет среди читателей, свидетельствует тот факт, что известный собиратель А.Д.Неуступов присылает сюда свою заметку «Из народных обычаев и преданий», в которой описывает жизнь крестьян одной из деревень Кадниковского уезда (1902. №18. С.546).

Из года в год печатаются в ВЕВ материалы по истории монастырей, городских и сельский храмов, духовно–учебных заведений (семинарий и духовных училищ). Эти темы были наиболее близки Н.И.Суворову, опубликовавшему множество исследований, статей, очерков по истории Вологодской епархии. Видимо, ему принадлежит заслуга в том, что немало священников стало присылать описания своих приходов, церквей, часовен. Во многих из них приводились различные предания: топонимические, о местных праведниках, о приплывших некогда по реке иконах, крестах, о первоначальном местоположении несохранившихся церквей, об их строителях, о наказаниях за осквернение храмов, о набегах разбойников, «панов», «чуди» и их кладах , о посещении этих мест Ермаком, Петром I и т.д.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Надо отметить, что вначале эти описания практически не содержали никаких сведений о жизни прихожан, но затем эти сведения появляются. Например, священник Н. Богословский из Вологодского уезда описывает свадебные обряды своих прихожан и местные поговорки (1898. №18, С.462–463). Еще более подробен рассказ о пастве Ф. Малевинского из Тотемского уезда (1902. № 1, 16, 18, 19). Здесь, кроме топонимических преданий, говорится о кулачных боях, об обычае Ильина дня, во всех деталях рассказывается о свадебном обряде, приведены полные тексты свадебных причитаний и.д. [10] .

Интересовала Н.И.Суворова, а потом И.Н.Суворова еще одна тема – розыск и публикация старинных документов, хранящихся при храмах, в архивах консистории и т.д. В некоторых из них содержатся сведения о жизни разных слоев населения Вологодчины в XVII–XVIII вв. Так, Н.И.Суворов в заметке «К истории суеверий на Руси в XVII века» (1871. №14. С.541) приводит текст челобитной 1663 года, поданной архиепископу Вологодскому и Белозерскому от игумена Спасо–Иннокентиева монастыря со братией. Из этого текста выясняется, что поп приходской церкви Николая Чудотворца Пантелемон Михайлов подал игумену челобитную на одного из крестьян, который «испортил» его и еще одну деревенскую девку, т.е. навел на них порчу; тот же крестьянин «пускал лихо» вслед священнику, причем сам он признавался другим, что «испортил» попа.

В другой челобитной 1653 г., тоже опубликованной Н.И.Суворовым, один священник жалуется вологодскому архиепископу на своего помещика, который после крещения сына в доме пригласил скоморохов с гуслями и гудками, которые «бесчинствовали разными бесовскими играми» (1882. №21. С.431–432).

Как это было принято в подобных изданиях, ВЕВ почти в каждом номере публикует разнообразные поучения. В некоторых из них священники убеждали своих прихожан по–христиански проводить праздничные и воскресные дни, покончить с языческими греховными обычаями, строже относиться к нескромным собраниям молодежи и т.д. Таково, например, «Поучение к поселянам по поводу святочных гаданий» (1866. №1. С.17–20) [11] . В нем иерей перечислял способы гаданий, бытующих в его приходе, объяснял историю и причины возникновения этого суеверия в языческую эпоху, его греховность. Тот же священник в другом обращении к пастве (1866. №2. С.63–66) призывал ее отказаться от «лечения» у знахарей посредством заговоров, спрыскивания заговоренной водой и другими перечисляемыми им способами; уговаривал перестать бояться порчи, особенно перед свадьбой. Священник Вл. Образцев осуждал молодежные собрания с играми и плясками («повады») во время поста перед Рождеством, когда полагается духовное воздержание, а не мирские развлечения (1878. №3. С.54–57) [12] .

Интересные материалы о духовной жизни севернорусских крестьян и воздействии на нее со стороны духовенства содержатся в таких рубриках, как О периодических собраниях духовенства Вологодской епархии или Журнал периодических собраний духовенства разных благочиннических округов, существовавших с 1869 г. Здесь публиковались сведения о разных суевериях и предрассудках, существовавших в определенных приходах, с которыми местным иереям предстояло бороться. Это и представление крестьян о том, что таинство елеосвящения сулит скорую смерть, а если человек после него выздоравливал, то он должен навсегда отказаться от мясной пищи, хождения в баню и т.д. Это и широкое распространение веры в знахарей и шептунов. Для борьбы с подобным явлением священникам предлагалось выявить «самозванных эскулапов», познакомиться со способами их «лечения», чтобы более успешно бороться со знахарством. Если же увещевание прихожан не помогало, то предлагалось обращаться к полиции (1869. №13. С.487–488. Никольский у.). Особо подчеркивалась важная роль «знахарей», «сторожей» и «дружек» на свадьбах для отвращения от новобрачных всяких бед и невзгод. Собрание постановило не только убеждать прихожан в греховности и богопротивности приглашения на свадьбы таких лиц, но призвало отбирать и сжигать их «молитвы» или «статьи» (1869. №14–15. Кадниковский у.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кроме борьбы со знахарством, вологодское духовенство повсеместно выступало против молодежных посиделок в предрождественский Филипповский пост, в святки и т.д. Любопытно осуждение обычая на Пасху устраивать при церквях «народные собрания» с «играми и другими вредными обычаями, оскорбляющими святость этих великих для христианина дней» в Тотемском уезде (1869. №16. С.657).

Немало интересных материалов содержали и отчеты общих собраний членов православных братств, в первую очередь, Вологодского православного братства во имя Всемилостивого Спаса. Этот отчет из года в год состоял из нескольких разделов, первый из которых назывался «Внебогослужебные собеседования и чтения». Здесь отмечались наиболее активные священники из определенных приходов, активно боровшиеся с нарушениями прихожанами норм христианской жизни с их суевериями и предрассудками. Говорилось о приговорах конкретных сельских сходов, принятых по рекомендациям иереев, запрещающих, порой под угрозой штрафа с родителей, молодежные собрания и о борьбе самих священников с этим «пагубным для души и тела» развлечением (ВЕВ. 1891. №12. С.123). Некоторые батюшки брали с девушек честное слово не ходить на посиделки или добивались от родителей письменных обещаний не пускать туда детей. Другие приговоры запрещали любые работы и торговли в воскресные и праздничные дни (Там же). В тех же отчетах священники давали описания языческих обрядов и обычаев в Великий четверг перед Пасхой и во время весенних посевов (ВЕВ. 1892. №12. С.131–132), указывали на особое почитание и празднование, так называемой «Ильинской пятницы» (ВЕВ. 1894. №13. С.198).

Из года в год настоятели сельских приходских храмов, выдавая подчас желаемое за действительное, отмечали, что под влиянием внебогослужебных чтений и бесед наблюдается ослабление святочных и масленичных разгулов, прекратились посиделки, пропадает доверие к знахарям, а некоторые из них сами бросили свое ремесло, в ряде приходов прихожане собственноручно сжигали апокрифы типа «Сон Богородицы» и т.д.

Наконец, еще одним разделом журнала, содержащим разнообразные сведения о жизни крестьян и священнослужителей на большом временном отрезке, начиная с первой половины XIX в., являются мемуары священников: протоиерея А.Попова «Воспоминания причетнического сына», печатавшихся на протяжении 1910 г. [13] , протоиерея П.Н.Дьякова «Из автобиографических записок», публиковавшихся в 1911–1914 гг.

Уже в последние годы издания ВЕВ предполагает расширить тематику издания. В №3 за 1913 г. редакция высказала намерение начать сбор народных говоров, публикуя выдержки из трудов А.А.Шахматова под названием «Об изучении русского языка». В №12 за тот же год Вологодская постоянная комиссия любителей истории и древностей предложила всем желающим заняться собиранием этнографических и фольклорных материалов по Вологодской губернии. Для облечения подобного сбора комиссия опубликовала опросный лист Русского географического общества. Однако этим планам не суждено было осуществиться: вскоре начинается Первая мировая война, а в марте 1917 г. издание прекратило свое существование.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Заключая обзор «Вологодских епархиальных ведомостей», можно констатировать, что этот журнал за более чем 50 лет своего существования опубликовал материалы, раскрывающие различные аспекты жизни севернорусского крестьянина, и эти материалы должны привлечь внимание исследователей, занимающихся проблемами народной культуры.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф