Метки текста:

Былины Обонежье Онежское озеро Рябининские чтения Фольклор

Бобунова М.А. (г.Курск)
Роль словаря языка онежских былин в изучении традиционной культуры VkontakteFacebook

В 2006 г. в Курске был издан «Словарь языка русского фольклора: Лексика былины» [1] , который представляет собой один из вариантов словарного представления лексического богатства русской народной эпической поэзии. Базой словаря стали тексты онежских былин, записанных А.Ф.Гильфердингом [2] . Словарь включает 2235 словарных статей, представляющих 26 фрагментов языковой картины мира.

Мы полагаем, что словарь, в который вошли все знаменательные части речи, кроме местоимений и имен собственных, имеет значительный информационный и культурный потенциал. Продемонстрируем это на примере одной тематической группы слов «Дом и двор». Выбор этого фрагмента обусловлен прежде всего его значимостью, поскольку дом и двор – это основное место действия в эпическом городе.

Фольклорный «дом» не раз становился объектом исследования [3] , однако до сих пор он имеет «множество не до конца раскрытых жанровых «дверей», «окон» и других частей, не говоря уже о собственном своем жанровом предназначении» [4] . Нарисовать «жанровый портрет» фольклорного дома как раз и помогает словарь языка фольклора, одним из принципов создания которого является опора на жанровую и территориальную дифференциацию материала.

Самым частотным наименованием указанной группы в онежском эпосе оказалось существительное двор. Как и в других фольклорных жанрах, это слово многозначно и употребляется в широком (‘усадьба’) и узком (‘участок земли при доме’) смыслах:

Зашел–загулял он ко Бермятину двору (3, №309, 23);

Тихия Дунаюшко ИвановичСкоро шол полатой белокаменною,Выходил–то Дунай на широк на двор (2, №81, 214).

В составе различных атрибутивных пар значение существительного может конкретизироваться. Например, в сочетаниях с прилагательными конюшен, конюший и конюшный лексема двор является наименованием хозяйственной постройки для домашних животных, эпитетосочетание посыльный двор приобретает значение ‘место, двор, где встречали послов, посланцев, где они останавливались’ [СРНГ: 30:256] [5] , а атрибутивная пара гостиный двор, вероятно, служит названием постоялого или заезжего двора для купцов [Даль: 1:387] [6] :

А и скоро бежит на конюшен дворА берет себе коня добраго (2, №92, 88);

Будешь ты посланник в стольнеём во КиевеДа у славнаго у князя у Владымира,Будешь на него на широком двореИ сойдешь как тут ты со добра коня,Да й спущай коня ты на посыльной двор (2, №75, 38);

А состроили оны да три терема,Три терема златоверхих,А в четвертых состроили гостиной двор (3, №199, 102).

Заметим, что некоторые конструкции являются территориально или идиолектно маркированными. Например, эпитетосочетание посыльный двор зафиксировано в былинах, записанных от сказителя Т.Г.Рябинина (Кижи), гостиный двор – от сказителя И.Г.Захарова (Водлозеро). Только в Кенозере встречается устойчивое сочетание двором стоять ‘жить, проживать где–либо’ [СРНГ: 7:297]:

Да мы знаем Чурило где двором стоит.Да двор у Чурила ведь не в Киеве стоит,Да двор у Чурилы не за Киевом стоит.Двор у Чурила на Почай на реки (3, №223, 112).

Для наименования жилого дома с примыкающими надворными постройками и угодьями в онежском эпосе используются также существительные подворье, подворьице и единично – придворье ‘подворье’ [СРНГ: 31:190] (А.Е.Чуков. Кижи) и поместьице ‘двор; усадьба’ [СРНГ: 29:208] (А.В.Батов. Выгозеро):

И поехал во Муром град,Ко тому подворью богатырскому (2, №144, 52);

Поезжай-ко ко подворьицу ко вдовиному (2, №122, 21);

Не воротми ехал он через стену […]Ко тому придворью ко вдовиному (2, №149, 173);

Уезжал он во своё во поместьицо,А й со своёй женою старопрежнией (2, №187, 189).

Поскольку словник тематической группы «Дом и двор» объемен, его условно можно разделить на несколько подгрупп. Наряду с уже указанными общими наименованиями усадьбы, выделяются названия ограждений и их частей (забор, тын, надворотенка), наименования построек (байна, чертог), названия частей и деталей строений (сени, балхон, пристенок), наименования внутренних помещений дома и их частей (светлица, кухенька, пол), названия предметов мебели (стол, стул). Особую подгруппу составляют производные лексемы (придверник, подворница; дворовый, печной; домой; подворотничать).

В онежских былинах из нежилых построек двора упоминаются баня, амбар и каретник (‘сарай для хранения дров, сельскохозяйственного инвентаря и т. п.’ [СРНГ: 13:87-88]). Группу временных, перевозных или переносных, сооружений представляют существительные шатер и палатка, причем лексема палатка зафиксирована исключительно в кижских былинах в значении ‘жилище татарина’. Среди наименований жилых построек высокой частотностью отличаются существительные палата и терем. Обратим внимание на то, что эти слова (как и некоторые другие) имеют диффузные значения и используются для называния как собственно зданий, так и помещений внутри строения, например:

Молодой Безмер сын ВасильевичСкорешенько пошол со Божья храмуКо той же полаты белокаменной (1, №8, 95);

Отпирает двери в свою спальнюю полату (2, №110, 65).

В целом, как свидетельствуют материалы словаря, группа названий внутренних помещений дома в онежских былинах весьма разнообразна. Нами зафиксированы частотные лексемы: горенка / горница, гридня, покой, спальня, ложня ‘спальня’ [СРНГ: 17:110]:

Отправлялись же ко ласковому князю ко Владимиру,Да во гридни шли они да во столовые (1, №5, 717);

И взяли их во покои во особые,Кормили досыти, поили допьяна (1, №40, 477);

Выходит он из ложни да из теплыи (1, №7, 168).

Список низкочастотных и единичных наименований представлен следующим рядом: дворовая ‘комната для дворни’ [СРНГ: 7:300], кабинет, кладовая, кухенька, светлица, столова, чулан и др.

Приезжает он во дворовую,Отдевает нунь одежду соби стариковскую (1, №22, 36);

Да заходит ли младый Добрынюшка НикитиничВо свой ли кабинет богатырски (2, №118, 187);

Пойдите во столову богатырскую,И дам вам ествушку сахарнююИ дам питьицев медвяныих (2, №96, 47).

Среди низкочастотных лексем высок удельный вес слов, отмеченных в текстах одного сказителя (чулан – Котова), одного региона (столова – Кижи) или в былинах одного сюжета (комната / ковната – о Чуриле).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наряду с общеупотребительными и диалектными существительными было зафиксировано «темное» слово грянь. Обращение к контексту и учет синтагматических связей позволил предположить, что грянь – это гридня.

Он ходит по гряни по столовыи,Да сам государь выговариват (3, №228, 31).

Словарные материалы убедительно показывают, что в эпосе с его стремлением к идеализации преобладают наименования богатых жилищ и помещений, красота и великолепие которых подчеркивается атрибутивными связями: белокаменные, гра/я/новитые, королевские палаты; златоверхий, превысокий, самолучший терем; государев, царский чертог; белодубовые, особые покои; великая, новая горница; богатоубраная спальня. Не случайно практически не встречается существительное изба, которое в фольклоре обычно упоминается при описании плохого жилища, пространства, на котором действует отрицательно оцениваемый персонаж или в контекстах, связанных с идеей лишения и изгнания [7] . В онежских былинах слово изба зафиксировано всего два раза и, как можно предположить, с диалектным значением ‘отдельное помещение в доме, комната’:

Не тот мой муж, кто за столом сидит,Тот мой муж, кто серед избы стоит (2, №118, 282).

Наиболее разнообразно в онежском эпосе представлена группа наименований частей и деталей строения. Чаще всего упоминаются дверь, окно и крыльцо, при этом называются и их элементы: дверной косяк (ободверина, ободверинка, ободверенье, ободверьице, липина, придверина); оконная рама (околенка, околица, оконница); перила, ступеньки и др.:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ударил он во двери с ободвереньем,Повыставил он двери вон со липиной (1, №6, 409);

Выходил он на крылечко перёное,Овалился о перила о точеные (3, №229, 12).

В качестве названий верхней границы дома используются существительные верх, кровля,крыша / крышечка / крышка:

Увидели Индею богатую:Там крышечки в домах золоченые (2, №152, 381).

В целом материалы словаря подтверждают мысль о том, что в эпосе большое внимание уделяется деталям, при этом жилище и его элементы представлены в идеальном состоянии:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ворота были вольячные,Подворотенки были хрустальные,Надворотенки да дорог рыбий зуб (3, №243, 16).

С помощью словаря можно составить представление и о внутреннем устройстве дома. В онежских былинах практически не употребляется существительное потолок, зато используется целый ряд слов со значением ‘нижнее покрытие дома’: пол, мост, середа, череда, подкладенки ‘черный пол из горбыля’ [СРНГ: 28:32]:

А й садился он на лавочку брусовую,Утопил он очи во дубовый мост (1, №59, 25);

Уфатил ведь он Алёшку за желты кудри,А й повыдернул на середу кирпичную (3, №215, 276).

Многозначное существительное угол в подавляющем большинстве случаев зафиксировано в составе атрибутивной пары большой угол:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

А садят-то их во большой угол,А во большой угол да за большой-от стол (1, №47, 111).

Сочетание большой угол является наименованием наиболее почетного места в доме, необходимым атрибутом которого является полифункциональная печь:

А у нас печки изразцовыя,Карнизы золоченыя (2, №115, 202).

Как и во многих других фольклорных жанрах, в былине очень скудный перечень предметов мебели. Наиболее часто упоминается стол, реже – скамья, стул и лавка. Зафиксированы и низкочастотные наименования, например: стопка ‘вешалка’, одр ‘постель, ложе’ и др.

Таким образом, словарь языка фольклора, опирающийся на жанровый принцип подачи материала и включающий всю знаменательную лексику, независимо от ее частотности, позволяет «нарисовать» детальный «портрет» онежского эпического дома, который впоследствии можно сравнить с другими фольклорными домами для выявления общежанровых и межжанровых соответствий, а также специфически былинного (возможно, и территориального) своеобразия данного фрагмента устно–поэтической картины мира.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф