Метки текста:

Фольклор

Иванова Т.Г. (г.Санкт-Петербург)
Институт по изучению литератур и языков Запада и Востока и его роль в жизни В.Я.Проппа VkontakteFacebook

Научно–исследовательский институт сравнительной истории литератур и языков Запада и Востока был образован при Петроградском университете 1 сентября 1921 г. Фольклористика в стенах ИЛЯЗВа структурно оформилась в 1925/1926 гг., когда здесь была создана секция «Живая старина» (председатель – Д.К.Зеленин; секретарь Н.Е.Ончуков). Судя по отчету секции за 1925–1926 гг., хранящемуся в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Петербурге (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.1, №18, л.66–68), «Живая старина» объединила большую часть ленинградских фольклористов того времени, работавших при секции как штатными, так и нештатными сотрудниками (всего – 38 человек). [1]

Специфика фольклористики ИЛЯЗВа по сравнению с другими центрами по изучению традиционной культуры, существовавшими в Ленинграде в 1920-е гг. (Государственный институт истории искусств, Государственная академия истории материальной культуры), состоит в том, что это учреждение никогда не занималось собственной экспедиционной деятельностью. Экспедиции в материальном плане, по–видимому, «Живой старине» были не под силу. Поэтому основной формой работы сотрудников стали кабинетные исследования и доклады на заседаниях секции. Устный жанр (доклад), по нашему наблюдению, играл решающую роль в развитии фольклористики в первое послеоктябрьское десятилетие. В большинстве учреждений, причастных к изучению устной народной поэзии, заседания с обсуждением научных докладов были обязательными и регулярными. Такая форма работы позволяла, не дожидаясь публикаций, быть каждому из фольклористов в курсе научных идей своих коллег. В дискуссиях рождались новые повороты тем, искалась истина.

Следует отметить, что в 1925/1926 гг., как следует из отчета «Живой старины», в научных исследованиях ИЛЯЗВа явно преобладал интерес к сказке. Так, 20 мая 1926 г. Н.П.Андреев сделал сообщение «Легенда о кумовой кровати». М.И.Успенский 27 мая выступил с докладом «Происхождение сказаний о дивиих людях». 22 апреля 1926 г. В.Я.Пропп сделал сообщение «К вопросу о генеалогии волшебного коня русских сказок». Образ русского Сивки–Бурки, согласно его выводам, обусловлен культом мертвых и культом душ и уходит своими корнями в древнеиндийскую мифологию (Ригведа). Судя по отчету, уже тогда в докладе молодого ученого прозвучала важная для него в методологическом отношении мысль: «Исследование сказки должно вообще ориентироваться на историю религий, а отсюда – на социологию и историю материальной культуры» (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.1, №18, л.67).

Перечень докладов, прозвучавших в 1925/1926 академическом году, в целом свидетельствует, что обрядовая культура в это время явно была на периферии интересов ИЛЯЗВа. Решающее влияние председателя, этнографа Д.К.Зеленина, в работе секции поначалу не сказывалось. В 1926/1927 гг. Д.К.Зеленин постарался придать секции вместо историко–литературных акцентов этнологическое направление; от чисто словесного изучения сказки или песни («сюжетологии») он призывал повернуться к исследованию сюжетных жанров в связи с народным бытом и техникой. В ЦГАЛИ г.Петербурга сохранился «Производственный план» Института на 1926/1927 гг., где отдельная страница посвящена «Живой старине». Среди намеченных работ выделяются коллективные темы:

  1. Народная техника восточных славян и их соседей и ее терминология (Д.Зеленин, Н.Ончуков и др.);
  2. Земледельческие обряды восточных славян и их соседей (Д.Зеленин, К.Копержинский и др.);
  3. Методология собирания и изучения устного творчества (Н.Элиаш, А.Никифоров и др.);
  4. Библиография фольклора и этнографии: русских (Д.Зеленин, А.Никифоров) и западно–европейских (Н.Элиаш);
  5. Русская песня, в особенности современная (В.Чернышев, Д.Зеленин, А.Александров, Б.Егоров, М.Клеман и др.), а также исторические песни (Н. Ончуков), сектантские песни (М.Успенский);
  6. Русская народная сказка и легенда (П.Симони, Н.Андреев, В.Комарович, А.Никифоров, Н.Ончуков, В.Пропп и др.).
  7. Детский фольклор (Н.Элиаш, М.Едемский)» (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.1, №27, л.15).

Просматривающаяся в планах «Живой старины» тенденция акцентировать внимание прежде всего на этнографических аспектах фольклора (именно эти проблемы обозначены в первых пунктах коллективных тем секции), кажется, в полном объеме реализована так и не была. Во всяком случае отчет «Живой старины» за 1926/1927 гг. фиксирует в основном доклады филологического плана (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.1, №28, л.43–45). И лишь в 1927/1928 гг. Д.К.Зеленину, [2] по-видимому, удалось в какой-то степени утвердить в «Живой старине» свое понимание приоритетов в исследовании народной культуры. Наряду с докладами филологического плана зазвучали сообщения этнологического характера: Д.К.Зеленин «Сезонные запреты (табу) у восточных славян и их соседей», Е.Г.Кагаров «К вопросу о классификации народных обрядов», В.Л.Комарович «Урочище Светлояр и купальская обрядность», Е.Р.Лепер «Южновеликорусский летний обряд караулить солнце» и др.

В 1927 г. секцией «Живой старины» по материалам прозвучавших в разное время сообщений, прочитанных в разных секциях ИЛЯЗВа, был подготовлен большой сборник статей (редактор – Д.К.Зеленин). Содержание этого несостоявшегося труда (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.1, №27, л. 32 об. – 33), свидетельствует об определенных методологических подходах ИЛЯЗВа к проблемам фольклора. Базовыми и обязательными элементами для понимания народной культуры здесь являются явления быта; именно поэтому работы, посвященные этим аспектам фольклорной реальности, поставлены в предполагавшемся издании на первый план (раздел «Быт и обряды»). Как свидетельствует второй раздел сборника, фольклор мыслился коллективом «Живой старины» в тесной взаимосвязи с языковыми процессами (раздел «Язык»). И только при осознании значимости первых трех компонент народной культуры – быт, обряд, язык – возможно изучение устно–поэтических жанров, в которых преобладает эстетическая функция (раздел «Устное творчество»). Авторами сборника статей должны были стать Д.Зеленин, Н.Гаген–Торн, Н.Элиаш, С.Еремин, А.Никифоров, Н.Ончуков, В.Чернышев и др.

К сожалению, названное издание не состоялось. Более того, надо сказать, что на протяжении всей второй половины 1920-х гг. активная работа секции «Живая старина» издательского выхода так и не нашла. Нет ни одного фольклористического сборника статей под грифом этого учреждения. Тем не менее причастность к работе «Живой старины» наложила свой отпечаток на становление многих молодых фольклористов, которые через несколько лет, уже в 1930-е гг., станут ведущими специалистами в этой области культуры. И прежде всего в этой связи следует назвать имя В.Я.Проппа.

Весной 1965 г. на праздновании своего 70-летнего юбилея, отмечавшегося в Ленинградском университете, говоря о рождении «Морфологии сказки», ученый вспоминал: «Писал в одиночку, ни с кем не советуясь, без всякого руководства». [3] И далее он сделал одно очень важное добавление: «Но мне нужно было научное общение». Даже самый гениальный ученый не может развиваться в абсолютном вакууме. Общение с коллегами, обмен мыслями, идеями, гипотезами, концепциями – необходимое условие формирования и существования любого исследователя. Фольклористическое пространство нужно было и В.Я.Проппу. В Ленинграде 1920-х гг. начинающий ученый нашел это пространство и в Государственном институте истории искусств, и в Сказочной комиссии Русского географического общества, и в секции «Живая старина» ИЛЯЗВа. «Д.К.Зеленин, – вспоминал В.Я.Пропп в 1965 г., – привлек меня в Институт сравнительного изучения литератур и языков Запада и Востока им. Веселовского, где имелась секция «Живая старина», т.е. этнографии и фольклора, которой он руководил. Это было уже большое учреждение. Здесь собиралось до 50 и больше человек. Тут я встречался с такими учеными, как академик В.В.Струве, Франк–Каменецкий, Лев Як[овлевич] Штернберг, Влад[имир] Герм[анович] Богораз–Тан, Э.К.Пекарский; последние – бывшие политические ссыльные, знатоки Сибири и ее народов, здесь бывал Вас[илий] Ильич Чернышев, Павел Константинович Симони и другие. Легко представить себе, какое все это имело на меня влияние, как это меня воспитывало». [4]

В ЦГАЛИ г. Петербурга в фонде ИЛЯЗВа сохранились отдельные документы, свидетельствующие о пребывании В.Я.Проппа в этом научном учреждении. Прежде всего укажем на «Curriculum vitae» В.Я.Проппа, написанный 23 апреля 1926 г. Приведем из этого документа пункт 7, касающийся научной деятельности начинающего ученого:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«1) С 1921–го года занимаюсь изучением русского фольклора, в особенности сказки. Подготовляю исследование под заглавием «Морфология русской мифической сказки». 12-го февраля 1926-го года докладывал о методах своей работы в Сказочной комиссии при Географическом обществе под председательством академика С.Ф.Ольденбурга. Со стороны председателя последовало предложение принять участие в работах Комиссии и выражено пожелание скорейшего появления в свет моего труда.

2) Занимаюсь изучением происхождения(подчеркнуто В.Я.Проппом. – Т.И.) сказки. 22-го апреля 1926-го года сделал [нрзб.] сообщение о своих работах в секции «Живая старина» при Научно–исследовательском Институте под председательством проф[ессора] Д.К.Зеленина. За работой признана научная ценность.

3) Разрабатываю вопросы, касающиеся связи сказки с явлениями социологического характера (Следы матриархата в русской сказке и пр.).

4) Программа на будущее: сравнительное изучение фольклора и мифологии в связи с историей первобытной культуры материальной и духовной» (ЦГАЛИ г. Петербурга, ф.288, оп.2, №126, л.8–8 об.).

Названный выше «Curriculum vitae» был составлен начинающим ученым в связи с тем, что 22 апреля 1926 г. секция «Живая старина» постановила избрать В.Я.Проппа сотрудником второго разряда. Соответственно 25 апреля Д.К.Зеленин обращается в Коллегию ИЛЯЗВа с просьбой утвердить В.Я.Проппа в этой должности сверхштата. С принятием ученого в число сотрудников ИЛЯЗВа весной 1926 г., кажется, произошли какие–то затруднения. Во всяком случае осенью того же года пришлось вернуться к этому вопросу. 10 октября 1926 г. Д.К.Зеленин в связи с этим пишет отзыв о трудах В.Я.Проппа:

Владимир Яковлевич Пропп получил высшее образование на историко–филологическом факультете Ленинградского университета, курс которого окончил в 1918 г. После представления дипломной работы на тему «Мистическое мировоззрение Н.В.Гоголя по его переписке с друзьями» был удостоен диплома 1–й степени.

По окончании университетского курса занимается специально изучением русского фольклора по методам формальному и социологическому. Им подготовлены к печати работы: 1) Морфология русской мифической сказки (20 печ. листов) и 2) Система классификации сказок (2 печ. листа); в последней работе предлагается совершенно новая классификация народных сказок по чисто формальным признакам, а именно – по системе композиции.

В данный момент работает по вопросам теории происхождения сказки, выдвигая впервые социально–экономическую основу древнейших сказочных элементов; в связи с этой работой готов доклад «Следы матриархата в русской сказке».

Прочитанные уже гр[ажданином] Проппом доклады (22. IV.26 в секции «Живой старины» «К вопросу о происхождении волшебного коня русских сказок», в Сказочной комиссии «Морфология русской народной сказки» – 12. II.26), а также известное мне в рукописи исследование его «Морфология русской мифической сказки» – доказывают, что гр[ажданин] Пропп уже овладел научными методами изучения сказки – методом формальным и социологическим, и может подарить русскую науку в близком будущем весьма ценными работами.

Поскольку всестороннее изучение народной сказки является одною из главных задач в текущей работе секции «Живой старины», постольку участие в этой работе секции В.Я.Проппа было бы весьма желательно.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Профессор Ленинградского университета

Председатель секции Живой старины

Дм. Зеленин.

10.X.26. (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.2, №126, л.4–5).

13 октября 1926 г. на заседании Коллегии ИЛЯЗВа В.Я.Пропп был зачислен научным сотрудником второго разряда (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.2, №126, л.1).

Интересную информацию дает отчет В.Я.Проппа о работе в 1926/1927 гг. по линии Научно–исследовательского института сравнительной истории литератур и языков Запада и Востока (от 26 мая 1927 г.). Один из пунктов отчета гласил следующее: «Приготовлен ряд работ, посвященных изучению происхождения сказок (следы матриархата в русской сказке, анализ некоторых древневосточных мифов, сказка и архаический быт и пр.)» (ЦГАЛИ г.Петербурга, ф.288, оп.2, №126, л.10). Этот документ является еще одним подтверждением того, что уже в середине 1920-х гг., еще до издания «Морфологии сказки», В.Я.Пропп продумывал проблемы генезиса этого жанра.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из отчета следует также, что к середине 1927 г. В.Я.Проппом был приготовлен к печати немецкий вариант «Морфологии сказки» – «Zur morphologie des mifischen Zaubermarchens» (5 листов). Предполагалось, что этот труд будет напечатан в западноевропейской серии «Folklore Fellows Communications». К сожалению, издание не состоялось. Без сомнения, если бы новаторский труд В.Я.Проппа еще в 1920-е гг. вошел в европейское научное сознание, то развитие и отечественной, и мировой фольклористики во многом могло бы пойти по иному пути.

Таким образом, несмотря на то, что секция «Живая старина» ИЛЯЗВа не проявила себя ни в области экспедиционных исследований, ни в издательской сфере, роль этой научной структуры в развитии отечественной фольклористики нам представляется все-таки весьма значительной. Регулярность заседаний «Живой старины», жанр устного доклада, во многом определявший науку 1920-х гг. – все это способствовало интенсивному обмену идеями и мыслями между учеными и, как мы видели, порождало благоприятные условия для становления молодых фольклористов.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф