Метки текста:

Фольклор Экспедиции

Комелина Н.Г. (г.Санкт-Петербург)
О первых записях былин на Зимнем береге Белого моря: Иоанн Розанов как собиратель фольклора VkontakteFacebook

Первые записи былин в Архангельской губернии, относящиеся к 1860-м гг., вошли в состав «Материалов по этнографии русского населения Архангельской губернии» П.С.Ефименко. [1] Десять текстов, шесть из которых были записаны священником Нижней Зимней Золотицы на Зимнем береге Белого моря Вл. Розановым, [2] четыре текста – А.М.Никольским в г.Мезени, были проанализированы Н.Д.Квашниным–Самариным: сначала 22 декабря 1874 г. в докладе на заседании Этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (ОЛЕАиЭ), затем в предисловии ко второй части «Материалов…». Н.Д.Квашнин–Самарин отмечает, что опубликованные П.С.Ефименко былины «довольно близки по складу к Олонецким, представляя однако легкие отличия в языке и некоторые особенные выражения. Самый рассказ иногда уклоняется от общепринятых Олонецких преданий, но разница выходит только в частностях…». [3]

В работе предполагается ввести в научный оборот имя Иоанна Розанова, священника зимнезолотицкого прихода, участвовавшего в создании «Материалов по этнографии русского населения Архангельской губернии». [4]

Деятельность П.С.Ефименко, инициатора этого сборника, рассмотрена в книге А.П.Разумовой «Из истории фольклористики». [5] Внимание исследователя сосредоточено на студенческих кружках и роли политических ссыльных в собирании фольклора, поэтому деятельность священнослужителей, предоставивших материалы из своих приходов, не нашла отражение в названной книге. Работа А.Н.Розова «Священник в духовной жизни русской деревни», указатели по этнографическим и фольклорным материалам на страницах периодических изданий – «Руководство для сельских пастырей», «Церковный вестник» [6] позволяют представить степень участия церковнослужителей в фиксации народной культуры.

Для первой части сборника И.Розановым были присланы следующие материалы: общее описание Зимнего берега с перечислением всех населенных пунктов, указанием их местоположения, происхождения названий и ходом заселения местности (это описание цитировалось позднее в предисловии к «Былинам Печоры и Зимнего берега» [7] ), описание сельских построек, утвари и посуды, одежды и обуви. И.Розанову также принадлежит описание свадебного обряда жителей Зимней Золотицы. [8]

В протоколе заседания ОЛЕАиЭ от 19 марта 1874 г. говорится о новой корреспонденции, касающейся Архангельской губернии: «Председатель сообщил следующий доклад об этнографических материалах, доставленных в отдел П.С.Ефименком из Воронежа: «П.С.Ефименко, известный своими исследованиями о быте жителей Архангельской губ., прислал нам несколько сборников произведений народного слова с крайнего Севера России.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В одном сборнике старины, записанные священником Розановым на Зимнем берегу Белого моря, в селении Зимняя Золотица, помещены следующие былины: про Добрыню Никитича и Илью Муромца, про Владимирову свадьбу, про Иванушку Годинова, про Дюка Степанова, про Илью Муромца, про Василья Окульева, стих про пьянство и сквернословие»». [9]

Следовательно, во втором выпуске сборника «Материалов…», помимо былин, содержатся два духовных стиха, записанных И.Розановым на Зимнем береге Белого моря: «Стих про пьянство и сквернословие», «Стих о Михаиле Архангеле» [10] (не упомянутый в протоколе заседания) и заговор «От портежа с ветра». [11] Духовные стихи имеют комментарий: «Стих этот, равно и следующий, распеваемые каликами–перехожими». [12] Принадлежность комментария не указана, поэтому можно предположить, что это замечание самого собирателя.

Опубликованные впервые П.С.Ефименко в «Материалах по этнографии русского населения Архангельской губернии» былины записи И.Розанова были перепечатаны в книге «Русские былины старой и новой записи». [13] Отсутствие рукописей, переданных П.С.Ефименко в ОЛЕАиЭ (попытки разыскать их предпринимала А.П.Разумова), принуждает сравнивать существующие публикации. Произведя сопоставление имеющихся напечатанных текстов былин Зимнего берега Белого моря, записанных И. Розановым, можно сделать следующие наблюдения.

При сравнении двух публикаций можно заметить разночтенияне только в пунктуации, что может отражать принятые в издании нормы, но также в написании слов. Например, в сборнике Миллера – Тихонравова – «кресть–от», у Ефименко – «крестом»; у Миллера – Тихонравова – «татарина», Ефименко – «татарища», у Миллера – Тихонравова – «отворяет Василий дверь въ пяту», у Ефименко – «отворяет Василий дверь на пяту». Подобные примеры, казалось бы, могут свидетельствовать о том, что В.Ф.Миллер и Н.С.Тихонравов публиковали былины И.Розанова, имея в распоряжении рукописи. Однако о противоположном может говорить тот факт, что в издании Миллера – Тихонравова имеются пропуски слов по сравнению с публикацией П.С.Ефименко, но не наоборот. Например, «Говорит–то матушка родимая» (Миллер – Тихонравов) – «Говорит–то им матушка родимая» (Ефименко); «До славного до города Киева» (Миллер – Тихонравов) – «До славного до города до Киева (Ефименко). В издании Миллера–Тихонравова есть пропуск целых строк: «Затягивает осударь лук разрывистой» в «Старине про Илью Муромца». Причиной подобных разночтений является небрежная работа переписчиков, готовивших тексты для сборника Миллера – Тихонравова.

Издание «Русские былины старой и новой записи» дополнено, по сравнению с «Материалами…», новыми сносками, поясняющими непонятные читателю слова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В «Материалах по этнографии русского населения Архангельской губернии» не указано, от кого записаны былины. Сопоставление их с былинами, собранными А.В.Марковым на Зимнем берегу, позволит выявить, к какой сказительской традиции принадлежат записанные И.Розановым тексты [14] .

Илья Муромец и Добрыня Никитич

Неизвестный исполнитель, запись И.РозановаА.М.КрюковаГ.Л.КрюковИван Прокопьевич Прыгунов

Жил, был торговый гость Никитушка Романович,Живучись–то Никитушка приставилси

Там ведь жил-то Никита сын ИвановицьИще жил-то князь, князь пребогатой был

А живёт-то в той Рязани князь Никита, сын Романович.Жил-то Никитушка шестьдесят годов;Как состарилсэ Романович, – преставилсэ

Ишше был жил Микитушка Романович,Живучись-то Романович состарилсэ,Да состарилсэ Романович, преставилсэ.

Оставалась у Никиты любима семья, –Любима семья, молода жена;Еще оставалось чадо милое, –Еще милое чадышко, любимое,На имя Добрынюшка Никитич.

Со своей-то он жил с молодой женой,Да со той ли с Амельфой Тимофеевной.Ай ведь не было у них да малых детоцёк, –Они жили немало, немного – пять годов;На шестом-то было у их на годицьку,Да родилось у их да цядо милоё,Ище мило-то цядышко, всё любимоё,Молодой-то Добрынюшка всё Никитич млад.

Ай осталась у него мала семья,Ай мала семья, молода жона,Молода жона Омельфа Тимофеёвна;Ай осталось у нёго чадо милое,Милое чадо, любимое,А как молодый Добрынюшка Никитич млад.

Оставалась у Микитушки велика семья,Да велика-та семья его молода жена;Да ише-то оставалосе чядо милоё,Ише маленько чядышко любимоё,Да любимо его чядышко одинакоёИше на имя Добрынюшка Микитичь млад.

Стал-то Добрынюшка на возрасте,Как ясной сокол на возлете.Изучил Добрынюшка боротися,Изучился он с крутой, с носка спущать.

-

А как мастёр был Микитич со крутой с носка спускать.А как стал-то Добрынюшка на возрости,Как ясён-то сокол стал на возлети.

Изучилсэ Добынюшка боротисе,Да горас-то Добрыня со крутой метать.

Прошла про него слава великаяПо всем землям, по всем украинам;/Дошла эта слава до славного города до Мурома, –До стара казака до Ильи до Муромца

Как по всей-то земьли слава пошла великая,До того дошла до города до Мурама,До того дошла села, села до Качарова;А услышил старой-от казак всё Илья Мурамець

Ай прошла про молодца слава великая;А дошла туто слава до города до Мурома,А до того жа села до Карачеева,А до старого до казака Ильи Муромца

Да прошла жа про его-то слава великая,Да велика ета славушка, немалая,Да немала та славушка по всей земьли,Да по всей-то земьли по всей украинки,Да дошла эта славушка до МуромаДа до сильня казака-та Ильи Муромца

Из таблицы становится видно, что текст, записанный И.Розановым, наиболее близок к тексту Ивана Прокопьевича Прыгунова, который, по замечанию А.В.Маркова, перенял былины от Аверьяна, Андрея Викуловича Седунова, Олина. [15] Возможно, старины одного из этих сказителей и были записаны священником Зимней Золотицы. Подобное сопоставление текстов необходимо сделать для всех былин, записанных И.Розановым, но рамки статьи не позволяют подробнее остановиться на этой теме.

Таким образом, записи И.Розанова не носили систематического характера, но именно они позволили говорить о существовании эпической традиции в Архангельской губернии. Кроме того, эти записи, пусть и не в полной мере, позволяют выявить преемственность эпической традиции на Зимнем берегу Белого моря.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В научной литературе существуют различные варианты написания инициалов Розанова. Во вступительной статье к «Былинам Печоры и Зимнего берега» отмечается, что «первые записи эпоса» были сделаны «в 70-е годы XIX века И.Розановым и опубликованы в «Материалах…» Ефименко». [16] Однако в сноске на этой же странице встречается «Вл. Розанов». Предлагаемая биографическая заметка позволит внести некоторые дополнения и поможет составить представление о жизни зимнезолотицкого священника, сделавшего первые записи былин на Зимнем береге Белого моря.

Биография И. Розанова была составлена по периодическим изданиям Архангельской губернии: были учтены «Архангельские губернские ведомости», «Архангельские епархиальные ведомости», труды Архангельского статистического комитета, а также издания Архангельской епархии.

Наиболее подробную информацию предоставляет некролог духовника семинарии священника Иоанна Федоровича Розанова, опубликованный в неофициальной части «Архангельских епархиальных ведомостей» в №9 за 1894 г., фрагмент из которого приведен ниже:

«В субботу 23 апреля около 2-х часов дня скончался духовник Архангельской духовной семинарии, свящ. И.Ф.Розанов. Покойный был уроженец Владимирской губ., сын священника. Воспитание получил во Владимирской Духовной Семинарии, где и кончил курс в 1852 г. По вызову духовного начальства Архангельской епархии был определен в 1855 г. Преосвященным Антонием в Мудьюжский приход Арх[ангельского] у. Перемещенный в 1856 г. в Зимнезолотицкий приход, покойный был вместе назначен учителем и законоучителем Золотицкого сельского училища Министерства Государственных имуществ, каковую должность проходил почти до конца 1867 г. В конце этого года о[тец] Иоанн был переведен в Хаврогорский приход Холмогорского у., где и оставался до 15 января 1891 г., когда преосвященным Александром был перемещен на должность духовника Семинарии. С 1874 г. покойный состоял законоучителем Хаврогорского училища Министерства народного просвещения, а с 1876 г. – Благочинным 3-го Холмогорского благочиния. В последнее же время жизни о[тец] Иоанн состоял членом Епархиального свечного завода и членом совета женского Епархиального училища. За ревностное прохождение пастырского служения покойный был награжден, кроме камилавки и наперсного креста, орденом св. Анны 3-ей степени». Последние слова покойного были: «Слава Богу за все. Пожил, потрудился во Славу Божию, радуюсь, что иду ко Господу: мне и смерть – приобретение, по слову Апостола». [17]

Следовательно можно исправить неточности, допущенные авторами вступительной статьи к «Былинам Печоры и Зимнего берега»: записи былин были произведены не в 1870-е, как указано в предисловии, а в 1860-е гг., так как И.Ф.Розанов был переведен из Зимнезолотицкого в Хаврогорский приход в 1867 г.; об этом же свидетельствует и тот факт, что программа для собирания этнографических сведений была опубликована в «Архангельских губернских ведомостях» в 1864 и 1866 гг. [18] Становится возможным уточнить имя и отчество собирателя: Иоанн Федорович Розанов. Подпись «Владимирец Розанов», помещенная под былинами, апеллирует к происхождению собирателя (он был уроженец Владимирской губ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сведения об образовании и семье Розанова можно дополнить по «Истории Владимирской духовной семинарии» Н.Малицкого. В списке выпускников значится: «Розанов Иван, 1852 (год окончания семинарии. – Н.К.) Федорович, II (разряд. – Н.К.), 32 (номер в общем разрядном списке. – Н.К.), П. (первое отделение. – Н.К.)». [19] Среди выпускников 1822 г. мы находим Федора Розанова (возможно, это отец И.Розанова), с 1824 г. он назначен священником с. Кинобола, с 1829 г. переведен в с. Бережка Юрьевского у., а в 1862 г. уволен за штат. [20]

В семинарии поощрялась творческая инициатива учеников. Книга «Литературные опыты воспитанников Владимирской духовной семинарии в начале XIX столетия» [21] содержит оды, акростихи, песни, рондо, мадригалы, сонеты, эклоги, стихи на латинском языке, написанные учениками семинарии. Кроме того, в семинарии выпускался рукописный журнал «Семинарский вестник». Среди выдающихся учеников И.Ф.Розанов не упоминается, его литературные опыты также не вошли в издание. Не исключено, впрочем, что атмосфера семинарии способствовала пробуждению у И.Ф.Розанова интереса к фольклору.

Будучи священником в зимнезолотицком приходе, И.Ф.Розанов собирал по программе, распространенной Архангельским статистическим комитетом и опубликованной в «Архангельских губернских ведомостях» за 1864 (№23) и 1866 (№33), материалы по этнографии и народной словесности у своих прихожан. По всей вероятности, эта деятельность продолжалась до перевода его в 1867 г. в другой приход. Сведений о продолжении его этнографических и фольклорных исследований в других приходах не обнаружено.

После перевода И.Ф.Розанова в Архангельск его имя все чаще упоминается на страницах «Архангельских епархиальных ведомостей» (1892–1894): он вносил пожертвования на различные нужды, произносил проповеди (в качестве духовника семинарии), в №12 за 1893 г. помещена речь И.Ф.Розанова, приуроченная к посещению семинарии епископом Архангельским и Холмогорским Никанором.

Таким образом, в ходе исследования удалось выяснить дату смерти Розанова (1894 г.), уточнить его имя и отчество и время записи им фольклорных материалов на Зимнем берегу Белого моря. Кроме того можно сказать, что после выхода в свет «Материалов по этнографии русского населения Архангельской губернии», И.Ф.Розанов не занимался какими бы то ни было фольклорно–этнографическими разысканиями, целиком посвятив себя духовной карьере и педагогической деятельности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Материалы, представленные в данной работе, не исчерпывают всего комплекса источников по деятельности И.Ф.Розанова. В автобиографии П.С.Ефименко, написанной для С.А.Венгерова, отмечается, что материалы, переданные им в ОЛЕАиЭ «по историко–бытовой жизни крестьянского населения Архангельского севера (начиная с XVI века) не опубликованы». [22] Возможно, что в названных материалах также имеются сведения о И.Ф.Розанове.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф