Метки текста:

Песенная традиция Фольклор Эпос

Петров А.М. (г.Петрозаводск)
О синтаксическом варьировании в эпическом фольклоре (на материале русских духовных стихов) VkontakteFacebook

Исследование проведено по гранту Президента Российской Федерации по программе государственной поддержки молодых учёных (проект №МК-1845.2007.6)

Типологически значимым свойством фольклорного текста является вариативность всех его языковых уровней, в том числе уровня синтаксического.

Любой фольклорный текст может быть представлен как последовательность композиционных блоков, конструируемых на основе варьирующихся в рамках традиции синтаксических структур. Синтаксические изменения в композиционных блоках носят количественный и качественный характер. Под количественным варьированием мы понимаем изменение частотности тех или иных структур в разных записях. Качественное варьирование – это изменение самого типа структуры, которое может осуществляться в пределах типа (внутреннее варьирование) и с выходом за его пределы (внешнее варьирование). Разнотипное варьирование осуществляется как на уровне сложного, так и на уровне простого предложения. Рассмотрим некоторые примеры из русских духовных стихов [1] .

… Коя земля всем землям отец,Который царь всем царям отец,Который город городам отец… [2] ;

И который царь над царями царь,И который град городам мати,И которая церковь всем церквам мати… [3] ;

Какой город городам отец,Да кая церковь всем церквам мати… [4] .

В приведённых примерах в тождественном композиционном локусе бессоюзный тип сложного предложения варьируется с союзным (сочинительная связь). Такой способ варьирования может быть назван качественным внешним. В то же время в сложносочинённом предложении могут варьироваться средства межпредикативной связи: в данном случае это союзы да и и. Это качественное внутреннее варьирование.

На уровне простого предложения синтаксические структуры также претерпевают внутреннее и внешнее качественное варьирование. Рассмотрим некоторые случаи:

Как проговорит Володемир князь… [5] ;

Как проговорил Володемир князь… [6]

Как видно из примеров, глагол–сказуемое в одном случае имеет форму будущего времени, в другом – прошедшего [7] . Употребление той или иной глагольной формы маркировано стилистически: формы глаголов «говорения» будущего времени, употребляемые при рассказе о событиях прошлого, вслед за Ф.И.Буслаевым, рассматриваются как черта живой, народной речи, достаточно распространённая и в современной речевой практике [8] . В приведённом примере синтаксическая структура претерпевает внутреннеекачественное варьирование: трансформация имеет место в пределах двусоставного типа. Приведём другой пример внутреннего качественного варьирования:

…Как Правда пошла по поднебесью,А Кривда осталась на сырой земле [9] ;

Пошла Правда на небеса,К самому Христу, царю небесному,Оставалась Кривда на сырой земле… [10]

Здесь в пределах двусоставного типа варьируется вид глагола–сказуемого: совершенный и несовершенный. Несовершенный вид глагола–сказуемого является инвариантным только в зачине, и это необходимо для решения конкретных художественных задач, стоящих перед повествователем. С помощью этих глагольных форм сказитель разворачивает перед слушателем статичный мир мифологического прошлого и ясно очерчивает границы художественного времени–пространства. В.В.Виноградов, характеризуя функции прошедшего несовершенного в языке художественной литературы, писал: «Прошедшее время несовершенного вида не двигает событий. Оно описательно и изобразительно. Само по себе оно не определяет последовательности действий в прошлом, а размещает их все в одной плоскости, изображая и воспроизводя их» [11] . Приведём пример:

Ко той книге ко божественнойСходились, собиралисяСорок царей все царевичей… [12]

Внутреннее варьирование затрагивает, конечно, и односоставные предложения:

На руцех мне книгу держать – не удержати [13] ;

На руках держать – не сдержать будет [14]

Теперь рассмотрим некоторые случаи внешнего качественного варьирования (в первом примере двусоставное предложение варьируется с односоставным определённо–личным):

Я скажу, братцы, да по памяти,Я по памяти, як по грамоте… [15] ;

Скажу тебе по старой памяти, что по грамоте [16] .

Или (здесь двусоставное предложение варьируется с односоставным безличным):

…От чего зачалися часты звёзды? [17]

… От цего же разсыпает звезды цястыя? [18]

Композиционные блоки фольклорного текста также неоднородны в отношении количества различных образующих их синтаксических моделей. Рассмотрим некоторые данные, полученные при анализе духовного стиха о Голубиной книге. В изученных вариантах количество бессоюзных межпредикативных узлов со значением перечисления в первом композиционном блоке (экспозиция) колеблется от одного (варианты из сборника П.Бессонова и В.Варенцова [19] ) до двенадцати (вариант из сборника Е.Ляцкого [20] ); количество сочинительных скреп с союзом да в этом же блоке – от одной (вариант из сборника Е.Ляцкого [21] ) до четырёх (варианты из архива КарНЦ РАН [22] ); количество гипотактических (подчинительных) узлов первого блока минимально во всех вариантах (от нуля до – в редких случаях – одного). На уровне простого предложения продуктивна полная двусоставная модель. Количество предложений этой структуры в первом блоке варьируется от одного (варианты из сборника П.Бессонова [23] ) до двадцати четырёх (вариант из сборника Е.Ляцкого [24] ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Рассмотренные варианты зафиксированы собирателями в разное время (временной интервал от самой ранней до позднейшей записи составляет примерно 200 лет [25] ). Поэтому варьирование гипертекста (инварианта) обусловлено не только индивидуальностью того или иного исполнителя, но и общими динамическими тенденциями развития синтаксической структуры произведения (функционирование в диахронии). Среди выявленных тенденций отметим возрастание количества союзных скреп да, относящихся к сфере разговорной речи, и полное отсутствие односоставных предикативных единиц в вариантах, записанных в 70-е–80-е гг. XX в. [26] , что обусловлено утратой тех композиционных блоков, в составе которых односоставные предложения обычно функционируют (например, сон о Правде и Кривде; сон о древе), или некоторой деструкцией сохранившихся блоков (например, экспозиция и вопросы космогонии).

Таким образом, факторами, влияющими на синтаксическое устройство той или иной текстовой модификации, являются индивидуальность, исполнительская манера сказителя, его эпические знания; региональная традиция и языковые особенности родного для певца диалекта; условия, время, место записи; даже «случайное проявление настроения певца в момент исполнения или нечаянная забывчивость» [27] . Гипертекст, по словам Б.Н.Путилова, как бы сам «творит себя, стремясь к совершенству организации. Но делать это он способен лишь через певцов, а эти последние – лишь благодаря выучке, освоению традиции, эпическому знанию и мастерству исполнительской культуры» [28] .

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф