Метки текста:

Книги Рукописи Старопечатные издания Текстология

Соболева Л.С. (г.Екатеринбург)
«Культурные гнезда» строгановского региона: возникновение и развитие VkontakteFacebook

«Неделимое имение» Строгановых, раскинувшееся на многие сотни километров на территории Урала и Предуралья, существовало со второй половины XVI в. Его основатели и продолжатели были не только предприимчивы и энергичны, но и в равной степени по-государственному мудры и целеустремленны. Хозяйственное освоение пространства сопровождалось важной работой по обретению новоосвоенными землями качеств, роднящих их с русскими землями, имеющими давнюю историю и традиции. Выражалось это в том, что землевладельцы осуществляли культурегерскую политику, насыщая территорию церквями, построив монастырь на реке Пыскор, снабжая церкви необходимым количеством книг, поддерживая творческую инициативу населения.

Об их заслуживающей высокой оценки деятельности по формированию атмосферы «духовной оседлости» (термин Д.С.Лихачева) в крае свидетельствуют организация в XVII–XVIII вв. иконописной мастерской, разработавшей оригинальный стиль в иконописи, собственного хора, «спиваки» из которого в конце XVII в. были затребованы в царский хор [1] , изразцовой мастерской, воспитание плеяды крепостных интеллигентов, среди которых были лесоводы, архитекторы, художники, резчики по дереву и пр. Строгановы поощряли своих крепостных в стремлении к грамотности. Как известно, С.Г.Строганов выступал в Уложенной комиссии Екатерины с проектом организации школ для крестьян [2] , и в его собственном имении этот проект осуществлялся. Администрация и специалисты в имении были по преимуществу из местных жителей, получивших образование и заботившихся о его применении.

На протяжении нескольких столетий в вотчине Строгановых при патронировании владельцев имения возникают культурные гнезда. Сначала на севере в Сольвычегодске, где продолжали развиваться северорусские традиции. С конца XVI–XVII вв. центр перемещается в Прикамье – в города Соликамск и Орел–городок. К концу XVII в. качество культурного гнезда обретает Новое Усолье, известное великолепным архитектурным ансамблем. В середине XVIII–XIX вв. культурное гнездо сформировалось в районе сел Слудка–Ильинское, расположенных на берегу Камы. Ильинское становится административным центром неделимого имения Строгановых. В 30-х годах XIX в. по инициативе крепостной интеллигенции создается театр, описанный в рассказе уральской писательницы второй половины XIX в. А.А.Кирпищиковой. Именно там собиралась одна из первых археологических коллекций на Урале и был образован исторический музей, известный не только в России. Здесь вырос историограф рода Строгановых Федор Волегов, творчески работала талантливая семья ученых–лесоводов Теплоуховых, предок которых был крепостным Строгановых. В селе были свои художники, как религиозные, так и светские (художественная мастерская существовала там 130 лет). Культурный уровень крепостной и вольнонаемной интеллигенции региона «едва ли не превосходил культурный уровень уездного, да и губернского и чиновничества» [3] .

По примеру соседей большое внимание на совершенствование духовной жизни имения обращали Лазаревы. Культурным очагом становится Чермоз, где в начале XIX в. было открыто девятилетнее училище для «мальчиков служительского класса», а в 20–30-х гг. появился театр. Не случайно появление в это же время в Чермозе «Общества вольности». По сути, культурные гнезда на территории имения Лазаревых входят в строгановский культурный регион. Традиции культуры, сформировавшиеся в имении Строгановых в XVI–XVIII вв., продолжались на этой территории и после того, как земли отходили к другим владельцам. Феноменом, сдерживающим культурный регион от распада, было существование крепостного права, использование законов которого позволяло удерживать творческие силы (крепостную интеллигенцию) в конкретных населенных пунктах. Обретение крепостными личной свободы до 1861 г., как правило, происходило в достаточно пожилом возрасте, когда о переезде в другие места не могло быть и речи. Другое дело, что сами владельцы талантливых крепостных увозили их в столицы. Примером может служить судьба талантливого архитектора А.Воронихина, построившего Казанский собор в Петербурге. Будучи уроженцем с. Новое Усолье, окончив школу в с.Ильинском, крепостной Строганова получил художественное образование в столице и в Европе.

Книжно–рукописная традиция занимает в ряду культурных достижений строгановского региона одно из первых мест. Приходские библиотеки в имении Строгановых не уступали книжным собраниям в церквях Центральной России, а в ряде городов – центров имения – их число значительно превышало потребности литургии, отвечая самым различным, в том числе полемическим и проповедническим запросам. Книжное собрание, принадлежащее самим «именитым людям», затем баронам и графам Строгановым, по мнению специалистов, было в разные периоды одним из самых не только многочисленных, но и разнообразных в жанрово–тематическом отношении [4] . Выявлению книг, принадлежащих строгановскому собранию XVII – начала XVIII в., посвятила свои изыскания Н.А.Мудрова. По ее выводам, Г.Д.Строганов всегда стремившийся идти в ногу со временем, постоянно пополнял запасы церковно–служебной и четьей литературы последними по времени печатными изданиями, причем как московскими, так и украинскими. Книжное собрание Строгановых восходило к XVI в., было самым обширным из библиотек частных лиц и насчитывало к XVII в. 800–900 книг. «Вряд ли в провинции в то время, – замечает М.И.Слуховский, – были библиотеки более богатые, чем у Строганова» [5] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В выявленном культурном регионе, насыщенном различными интенциями как общегосударственного, так и локально–местного характера, в XVII в. был создан уникальный рукописный сборник проповедей «Статир» (Российская государственная библиотека, собр. Румянцева, №411) . Как явствует из предисловия к рукописи, автор задумал сборник поучительных слов, будучи священником в соликамской церкви Рождества Христова (1675–1677), а закончил ее в Орле–городке, куда переехал по приглашению Г.Д.Строганова (1683–1684). Представляется неслучайным, что сочинение во многом новаторского сборника проповедей, на страницах которого описываются человеческие страдания и звучит страстный призыв автора к общественному совершенству, происходит в названных местах [6] .

К культурному гнезду, возникшему на территории сел Слудка – Ильинское, относится рукописное собрание XVIII – нач. XIX вв. (Пермский областной краеведческий музей, №11907). Рукописи на первый взгляд неказисты, нет роскошных переплетов, красочных миниатюр и заставок. Переписчики использовали тот материал, который находился под рукой. В книгах встречаются деловые конторские записи, страницы разного формата. Рукописи испещрены записями владельцев и переписчиков. Из 30 имеющихся в собрании книг 20 относятся к XVIII в. и 10 – к первой четверти XIX в. [7] . Подобная рукописная библиотека, принадлежащая строгановским крепостным, не имела себе равных в уральской письменности того времени. Многочисленные записи на книгах говорят об активном обращении рукописей в читательской среде Слудки, свидетельствуют о высокой духовной ценности, которую они являли собой для крестьян.

Сравнительно немногочисленны рукописи с памятниками конфессионального содержания. Присутствуют сборники энциклопедического плана: Луцидариус со сведениями богословского и естественнонаучного характера, с ним соседствует Лечебник в списке 1788 г., содержащий, помимо советов, как лечить различные заболевания, рекомендации бытового характера, заговоры, указания по применению магии для нужд социального плана.

Культура крестьянина строгановской вотчины конца XVIII в. включает в себя бытовые элементы новой для него светской городской культуры. Это объясняет переписывание отрывков из Письмовника, дающего образцы письма родным и друзьям или сборник с параллельными латинскими и русскими афоризмами, переписанный рукой Григория Богданова (более 200 латинских выражений и русских пословиц).

Большинство книжных памятников собрания составляют рукописи беллетристического характера. Среди памятников есть такие, которые принадлежат к шедеврам древнерусской словесности («Повесть об Азове», пародийная «Переписка чигиринских казаков с турецким султаном», «Хождение Трифона Коробейникова»). О судьбе и возможностях человека, роли обстоятельств и способности личности к преодолению препятствий рассказывает сборник, содержащий разножанровые произведения («Повесть о Басарге», апокриф «Иерусалимский свиток» и повести комически–сатирического плана «О бражнике», «Шемякин суд», «Фома и Ерема», «Повесть о куре и лисице», «Азбука о голом и небогатом человеке»). Читателя волнует не только смеховая окраска произведений, но и размышления философско–мировоззренческого плана. В библиотеке слудчан были подобраны интересные развлекательные повести, рассказывающие о необыкновенной, полной приключений жизни рыцарей и их страстной любви («Повесть о Бове», «Петр Златые ключи»). Можно констатировать, что читателей и переписчиков рукописной библиотеки волнуют важные вопросы бытия.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В какой мере эту библиотеку можно считать типично крестьянской? Пытаясь осмыслить различные стороны человеческой жизни, «вотчинное крестьянство» выходит за рамки традиционной крестьянской культуры. Скорее всего, перед нами момент формирования и раскрытия в составе библиотеки интересов зарождающейся крепостной интеллигенции и купеческого сословия, из которого в XIX в. вышли многие представители разночинцев, оставивших свой след в развитии русской культуры. Этому способствовала особенность профессиональных занятий слудчан. Мужчины из этого села были капитанами и лоцманами, водили караваны по Каме и по Волге в разные концы России. Занятие судоходством требовало от человека активного и сильного характера, оборотистости и быстроты реакции. В.О.Ключевский писал, что «река является даже своего рода воспитательницей чувства порядка и общественного духа в народе, она сама любит порядок и закономерность… Река воспитывала дух предприимчивости, привычку к совместному, артельному действию, заставляла размышлять и изловчаться, сближала разбросанные части населения, приучала чувствовать себя членом общества, обращаться с чужими людьми, наблюдать их нравы и интересы, меняться товаром и опытом, знать обхождение» [8] . В среде слудских речников формируется понятие профессионального мастерства и возникает стремление к совершенствованию. Своеобразным итогом явилось выступление крестьян на сельском сходе в 1902 г., где они обратились к властям с ходатайством о необходимости открыть речное училище (впервые в Пермской губернии). Крестьянство Слудки и близлежащих деревень не только участвовало в обслуживании торговых путей, но и само не гнушалось коммерческих предприятий. Владельцы и читатели библиотеки принадлежали к тому слою крестьянства, которое после отмены крепостного права вливается в ряды купцов и предпринимателей.

Владение грамотностью позволяло сделать административную карьеру. К таким удачливым грамотеям принадлежал Алексей Пищалкин, уроженец Ильинского. Начав с должности писаря, он дослужился до главного члена правления. В 1869 г. он собрал рукописный сборник пословиц и поговорок и метких выражений, «употребляемых в простонародии Пермской губернии» (Государственный архив Пермской области, ф.613, оп.1, д.369). Пищалкин разделил материал на две большие группы и расположил по алфавиту, дав паремиям сквозную нумерацию.

В первой части приведены пословицы (331), вторая часть содержит «поговорки, и названия, частью загадки и остроты» (332 выражения). Во второй части дан список различных свойств и привычек человека, к которым указаны номера пословиц, где описаны эти свойства. С помощью этих указаний А.А.Пищалкин соединяет алфавитную и проблемно–тематическую классификации. Комментарии Пищалкина, по большей части, противостоят смеховому миру народных пословиц и переводят их в нравоучительно–дидактический контекст. В результате происходит своеобразная «перекодировка» народных выражений в систему понятий «ученой» культуры. Собиратель видит в пословицах обобщение человеческих качеств и поступков, выявляет наиболее типичные ситуации. Пищалкин, создавая своеобразный трактат о нравственности, показывал путь к жизненному успеху. Он творчески соединял характеристики «ученой» культуры и образные народные афоризмы, что позволяет увидеть воочию, как «вглядываются» друг в друга народная и «ученая» традиции словесности.

Изучение «культурных гнезд» раскрывает своеобразие региональной культуры, что и ставилось главной задачей подобного исследовательского подхода Н.К.Пиксановым и на местном материале П.С.Богословским, высказавшим идею о наличии на Урале «горнозаводской цивилизации» [9] .

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф