Метки текста:

Жанр и сюжет Каргополье Медиевистика Текстология

Старицын А.Н. (г.Москва)
Каргопольские чудеса и повседневность XVII в. VkontakteFacebook

Культура позднего русского средневековья отличается повышенным интересом к чудесным событиям и явлениям. Это нашло отражение как в официальных документах, так и в литературе того времени, получившей в науке определение «посадская» [1] . Наблюдаемый во второй половине XVII в. расцвет посадской литературы приходится на переломный момент в русской культуре. Именно в этот период происходит постепенное разрушение национального мистического мировоззрения и отказ от восприятия чуда как извечного спутника человеческого бытия. Чудеса входили, по терминологии А.М.Панченко, в обиходный слой русской духовной культуры [2] . При традиционном, размеренном течении жизни обиход не представляет интереса, так как он привычен. Но во времена кризисов, смены культурных традиций обиход вновь становится объектом пристального внимания. Посадская литература в основной массе как раз и состоит из повестей и сказаний о чудотворных иконах, о видениях, о новоявленных чудесах и т.п.

Источниками, содержащими сведения о чудесах, произошедших в Каргополе или ближайшей округе в XVII в. являются: «Сказание о иконе Макария Желтоводского в Хергозерской пустыни», «Житие и чудеса преподобного Кирилла Челмогорского», отдельные чудеса из житий святых Зосимы и Савватия Соловецких и святого Александра Ошевенского, «Сказание о игумене Евфимии», приказные дела и отчеты благочинных.

Расположим в хронологической последовательности датированные чудеса и рассмотрим их на фоне обыденной церковной действительности Каргополя на протяжении чуть более 40 лет. Любопытно также проследить, как воспринимались чудеса в повседневной жизни, какова доля участия в городских делах лиц, причастных к чудесным событиям, пересекались ли их пути при других обстоятельствах.

В конце 1620–х гг. посадский человек Федор Кирьянов при помощи просвир из Соловецкого монастыря и молитвы к святым Зосиме и Савватию очистил свой дом от нечистого духа и исцелил пятилетнего сына Аггея. А в 1631 г. молитвами к тем же святым ему удалось даже оживить другого сына – трехлетнего Ивана. Федор Кирьянов написал об этих чудесах и послал свои записи в Соловецкий монастырь игумену Рафаилу [3] . В деле по челобитной старца Каргопольского Спасского монастыря Иосафа на старца Сергия в качестве послуха фигурирует посадский Дружина Кирьянов, подписавший опросные речи монахов наряду с игуменом монастыря Иевом, поповским старостой пятницким попом Доментианом Даниловым и посадским Фторкой Киприяновым [4] . Нам представляется, что Дружина – это некалендарное имя Федора Кирьянова, который был видным представителем посадского мира Каргополя.

25 сентября 1632 г. священнику каргопольской Троицкой церкви Герасиму Анфимову во сне явился святой Александр Ошевенский и повелел ему и попу Иакову отдать распоряжение иконописцам написать икону святого Макария Унженского. Когда икона, написанная по приказанию о. Герасима, была принесена в Ошевенский монастырь, во время молебна произошло исцеление слепой девицы. С этих пор началось почитание иконы как чудотворной. Герасим Анфимов после этого случая проникся особой любовью к Макарию Унженскому и Желтоводскому и к основанной несколько позднее Хергозерской пустыни, куда поместили чудотворную икону [5] . В этой пустыни, по нашему предположению, о.Герасим принял постриг с именем Григорий в середине 1660-х гг. Возможно, именно о. Герасим написал или принял участие в составлении «Сказания о иконе Макария Желтоводского в Хергозерской пустыни». [6] Он выступает главным действующим лицом в 9 из 41 чуда, а многие другие персонажи повествования были ему хорошо известны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Вышеупомянутый поп Иаков может быть либо священником Свято–Духовской церкви в Каргополе, проживавшим на улице Каменке, либо священником Петропавловской церкви в Лекшмозерской волости [7] . Другие каргопольские попы с таким именем в XVII в. нам не известны.

В чуде №22 «Сказания…» рассказывается о молении о дожде, которое о. Герасим совершил по совету строителя Хергозерской пустыни Сергия [8] . Пустынь была основана монахами Сергием и Логгином в середине или второй половине 30-х гг. Сергий значится строителем по справочнику П.М.Строева в 1640 и 1642 гг. [9] . Следовательно, встреча о. Герасима со строителем Сергием могла произойти в начале 40-х гг. Упомянутые в чудесах № 3, 4, 14, 28, 31 духовные лица: игумен Ошевенского монастыря Иосиф, поп Иаков, старец Хергозерской пустыни Антоний, священники Красноляжской волости Стефан и Кенозерской волости Иоанн Федоров являлись поднадзорными о. Герасима, так как с 1649 по 1657 гг. он исполнял должность поповского старосты.

В первый год старощенья о. Герасима ему было приказано Новгородским митрополитом Никоном ликвидировать мужскую пустынь Ивана Волосатого и учредить на ее месте девичий Успенский монастырь. Единственный оставшийся в пустыни старец Филарет был отослан о. Герасимом в Соловецкий монастырь под начал в 1650 г. [10] . Спустя два года, в июне 1652 г., когда Никон оказался в Каргополе проездом с мощами свт. Филиппа, к нему обратился каргопольский посадский староста Дружина Сорокин с просьбой перевести Филарета в Каргополь, что и было исполнено [11] .

Посещение Каргополя митрополитом, перевозившим в Москву мощи прославляемого в общерусском масштабе святого, явилось значительным событием для горожан, к которому они достойно подготовились. Вечером 20 июня 1652 г. каргопольское духовенство, предводительствуемое троицким попом Герасимом Анфимовым, городские власти во главе с воеводой Михаилом Ивановичем Наумовым и все жители встретили святыню крестным ходом за версту от города, поместили ее на ночь в Христорождественский собор и совершили всеношное бдение [12] . В память о пребывании в соборе в продолжении одной ночи мощей святителя Филиппа каргопольцы устроили придел в честь прп. Алексия, человека Божия [13] .

Среди лиц, посетивших Каргополь в 1652 г. в составе свиты Новгородского митрополита, можно встретить участников событий, описанных в каргопольских чудесах. Это крестовые монахи Сергий и Филофей и стрелецкий голова Остафий Зыбин. Но о них чуть позже.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В чуде №24 «Сказания…» повествуется о том, как некий человек по имени Борис захотел обложить чудотворный образ прп. Макария золотом и серебром. Икона была привезена для этого в Каргополь. Данные каргопольской просопографии позволяют уточнить имя жертвователя – Борис Васильев сын Ефимьев Сорокин, брат посадского старосты Дружины Васильева Сорокина. В 1651 г. он ездил в Москву в качестве выборного от г.Каргополя на Земский собор, а в 1652/1653 г. был каргопольским кабацким головой [14] . Борис и Дружина Сорокины являлись вкладчиками Соловецкого монастыря. Так, в 1658 г. Борис дал вкладом воску 30 гривенок и «сукна черчатого анбурского за 15 рублев с полтиною» [15] . Икона, украшенная Борисом Сорокиным, была с почетом отнесена в Хергозерскую пустынь в сопровождении священников и дьяконов от всех городских приходов и множества народа. По дороге происходили многочисленные исцеления болящих.

В другой, расположенной недалеко от Хергозерской и Челмогорской пустыней, Аглимозерской пустыни славилась чудотворная икона Божией Матери Неопалимая Купина. О чудесах, произошедших от этого образа, рассказывается строителем пустыни Тимофеем в челобитной царю Алексею Михайловичу в сентябре 1653 г. Среди прочих чудес сообщается о воскресении умершего сына покровского попа Иоанна по молитве к образу Пресвятой Богородицы Неопалимая Купина [16] .

Ближайшая к Аглимозерской пустыни Покровская церковь находилась в Лядинах, и служил там племянник вышеупомянутого попа Герасима Анфимова молодой священник Иоанн, рукоположенный митрополитом Никоном в 1652 г. [17] Иерей Иоанн неоднократно (в 1652, 1655 гг.) во сне видел преподобного Кирилла Челмогорского и впервые написал его образ в 1656 г., а позднее составил его житие и сказание о чудесах.

Повествуя о втором явлении прп. Кирилла, о.Иоанн упоминает о монахе Челмогорского монастыря иеродьяконе Филофее в 1655 и в 1656 гг. А в другом чуде (о предотвращении пожара в Богоявленской церкви) говорит о иеромонахе того же монастыря Сергии [18] . Филофей и Сергий – два брата, постриженники Кожеозерского монастыря, вероятно, остались в Челмогорском монастыре в 1652 при воеводе Михаиле Наумове и поповском старосте Герасиме Анфимове [19] . Иеродьякон Филофей в различные годы исполнял должность строителя в Челмогорском монастыре, а в 1675 г. был каргопольским поповским старостой [20] .

Следующим после М.И.Наумова воеводой был Григорий Михайлович Аничков, имя которого встречается в чуде №26. Троицкий поп Герасим Анфимов видел во сне прп. Макария и получил от него приказание пойти к воеводе и попросить приобрести новое Напрестольное Евангелие в Хергозерскую пустынь. Воевода, выслушав рассказ о видении о. Герасима, нисколько не удивился, а выполнил все в точности. Григорий Аничков воеводствовал в Каргополе с апреля 1654 г. по март 1656 г., потом был назначен судьёй в приказ Большого Дворца с 1657 по 1664 гг., возглавлял приказ Новая четь с 1665 по 1669 гг., был пожалован в думные дворяне 14 апреля 1659 г., незадолго до смерти был воеводой в Ярославле в 1671 г., умер бездетным [21] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Но вернемся на каргопольскую землю. В мае 1655 г. крестьянину Каргопольского уезда Павловской волости Евдокиму Заспеникову во сне явились св. Иоанн Златоуст и прп. Александр Ошевенский и повелели установить крестный ход из Каргополя в Ошевенский монастырь и в церковь св. Иоанна Златоуста в Саунине. Евдоким после ослушания, болезни и повторного видения рассказал о чуде златоустовскому священнику Феоктисту и ошевенскому игумену Иосифу. Крестный ход был установлен, а чудесное явление записано при воеводе Григории Аничкове и поповском старосте Григории Анфимове [22] .

Поп Феоктист фигурирует в жалобе на него крестьянина Павловской волости деревни Гужевские Тренки Амосова под именем флоровского попа Феклиста Яковлева. В ответной царской грамоте от 1656 г. попу Феоктисту было запрещено отнимать у крестьян сенные покосы [23] . В челобитной Феоктист назван флоровским попом, так как в Саунинском погосте были две церкви: св. Иоанна Златоуста и свв. Флора и Лавра, возможно, с одним священником [24] .

В бытность в Каргополе воеводой Евстафия Ивановича Зыбина в 1659–1661 гг. с его единственным сыном Иовом произошел чудесный случай [25] . На Светлой седмице в дом к воеводе пришли монахи из Хергозерской пустыни с иконой прп. Макария для молебного пения. Когда начали читать Евангелие, двухлетний сын воеводы, который не мог ходить, самостоятельно встал и подошел к Евангелию и к образу прп. Макария для целования. Воевода в благодарность за исцеление сына приказал написать икону трех святителей Петра, Алексия и Ионы московских чудотворцев и послал ее в Хергозерскую пустынь с щедрыми дарами. Эта икона упоминается в описи монастырского имущества, составленной в 1769 г. при упразднении пустыни [26] .

Приблизительно в то же время исцелился сын посадского человека Козмы Иосифова Михаил по молитвам родителей к прп. Макарию, о чем повествуется в чуде №32. Известный в Каргополе Козма Иосифов сын Серебрянников проживал на улице Каменке и, будучи троицким церковным старостой, в 1660 г. обращался к митрополиту Макарию с просьбой о перестройке обветшавшего храма [27] .

В чуде №33 рассказывается о некоем Никите Амосове, который долго не мог вылечить больную ногу, пока не обратился с молитвой к прп. Макарию. Из актового материала известно, что Никита Амосов сын Лобанов проживал на улице Полторанихе и в 1668 г. был каргопольским посадским земским старостой [28] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В августе 1661 г. у иеромонаха Кожеозерского монастыря Евфимия начали болеть глаза. Болезнь продолжалась до 16 декабря того же года, когда чудесным образом наступило исцеление от иконы Божией Матери Одигитрии в Антониево–Сийском монастыре. Переехав весной 1662 г. в Каргопольский Спасский монастырь, Евфимий по благославлению игумена Иова написал историю своего исцеления, которая впоследствии получила название «Сказание о игумене Евфимии» [29] .

8 июня 1662 г. в Каргополе при поповском старосте рождественском попе Иоанне Семенове случилось чудо мироточения от иконы Спаса Нерукотворенного Образа. Священник Доментиан Евдокимов и пономарь Василий, вернувшись в Предтеченский храм после молебного пения в Христорождественском соборе по случаю дня рождения великого князя Федора Алексеевича, увидели на Нерукотворенном образе две источины. Одна текла из–под правого ока, вторая образовалась на волосах, пониже правого уха [30] . О чуде было объявленно духовным лицам и воеводе Петру Ивановичу Дубровскому для засвидетельствования. Был совершен также крестный ход из Христорождественского собора в Предтеченский храм [31] .

В 1663 г. в каргопольском Спасо–Преображенском монастыре вместо старого игумена Иова был избран новый – Евфимий, а 1-го мая «Троицкой поп Герасим отвел монастырь Вастьяновы Строкины пустыни игумену Евфимию» [32] . Обычно процедура введения в должность являлась прерогативой поповского старосты, которым в указанный год был поп Иоанн Семенов. Можно лишь предположить, что Герасим Анфимов замещал заболевшего рождественского попа. Игумен Евфимий через пять лет, в 1668 г., стал поповским старостой и занимал эту должность до 1670 г., когда на него была составлена жалоба посадскими людьми, недовольными его самоуправством [33] . В качестве поповского старосты ему пришлось принять участие в конфликте, возникшем в Хергозерской пустыне, о котором мы узнаем из грамоты, написанной черным попом Григорием. Последний в 1668 г. вернулся из Москвы и обнаружил беспорядки в управлении пустыней, произошедшие в его отсутствие.

Подписавший грамоту после черного попа Григория второй черный поп Макарий, никто иной, как служивший здесь с 1658 г. в течение девяти лет священник Мартин Никифоров. В 1667 г. он овдовел и принял постриг с именем Макарий [34] . Иеромонах Макарий описан племянником Герасима Анфимова о.Иоанном в Житии Кирилла Челмогорского. 24 декабря 1673 г. в Успенской церкви в Кирилло–Челмогорском монастыре возник пожар, при тушении которого иеромонах Макарий ослеп и потерял дар речи. Во сне ему явились преподобные Макарий Унженский и Кирилл Челмогорский и исцелили его. Отвечая на вопрос святых, из которого он монастыря, иеромонах Макарий говорит о себе: «Аз есмь обещался служити у преподобнаго Макария и оттуду мя изгонил иеромонах Григорий, и ныне аз здеся служил» [35] . Вероятно, у черного попа Григория произошло столкновение с черным попом Макарием на почве управления пустыней, и последнему пришлось уйти в расположенный недалеко Кирилло–Челмогорский монастырь. Макарий в 1682 и в 1687 г. был строителем в Челмогорском монастыре попеременно с иеродьяконом Филофеем [36] .

Мы рассмотрели только те чудесные события в каргопольской округе за указанные 40 лет, об участниках которых у нас имеются дополнительные сведения. Но даже такая незначительная выборка позволила представить повседневную церковную реальность. Чудеса настолько органично вплелись в общий ряд духовных событий, составляющих церковную жизнь, что их бессмысленно рассматривать отдельно. Чудо фиксировалось тем должностным лицом, на чьей территории оно происходило и к ведомству которого относилось. Если чудо происходило в городе, то за него несли ответственность поповский староста и воевода, если в пределах монастырского влияния, то настоятель монастыря. Ключевой фигурой в каргопольских чудесах является троицкий поп Герасим Анфимов, который был продолжительный период поповским старостой и участвовал в управлении Хергозерской пустыней. Прямо или косвенно он имел отношение ко всем перечисленным в чудесах лицам, многие из которых активно участвовали и в общественной и в церковной жизни.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Будничное отношение к чудесам свидетельствует о том, что в XVII в. люди ещё не утратили чувство чудесного, могли ощущать и осознавать чудо, которое незримо присутствовало в их повседневной жизни. Восприимчивость к чуду, свойственная русскому мистическому мировоззрению, не находит места в новой официальной идеологии и смещается в область народной веры.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф