Метки текста:

Бесёдные песни Заонежье Информационные технологии Карелия Фольклор

Москин Н.Д. (г.Петрозаводск)
Применение теоретико-графовых моделей при классификации бесёдных песен Заонежья XIX – начала XX века VkontakteFacebook

Рис.1. Граф песни «Уж ты Ванюша, Иван»Рис.2. Граф связности мотивов песни «Уж ты Ванюша, Иван»

На сегодняшний день специалистами, изучающими народную культуру России и ближнего зарубежья, накоплены большие по объему коллекции фольклорных текстов, которые хранятся как в печатной, так и в электронной форме в виде реляционных баз данных. При анализе подобных коллекций часто возникают достаточно сложные задачи, к которым можно отнести классификацию фольклорных текстов, решение вопросов жанровой дифференциации и атрибуции текстов, поиск устойчивых языковых конструкций (мотивов, сюжетов) и т. д. Однако традиционные методики оказываются не всегда достаточными для проведения подобных исследований. Поэтому возникает необходимость в разработке новых методов и технологий анализа текстов.

Объектом нашего исследования являются бесёдные песни Заонежья XIX – начала XX в., по поводу научной классификации которых среди фольклористов до сих пор не выработалось единого мнения. Бесёдными назывались песни, исполнявшиеся в закрытом помещении – избе – во время заонежских молодежных вечеринок в осенне–зимний период [1] . Таким песням была присуща определенная система образов (главные из них: парень – молодой муж, девушка – молодая жена), круг мотивов (действий), набор художественных средств (метафоричность, динамизм, наличие внутренней сценарной схемы, магичность текста) и т.д.

В качестве математической модели песни мы предлагаем использовать граф, который состоит из совокупности объектов и связей между этими объектами [2] . В основе модели лежит понятие мотива, который, по выражению Б.Н.Путилова [3] , является «узловой категорией художественной организации произведения фольклора». Мотивы повторяются в других песнях (не всегда в одной и той же последовательности) и служат исходными элементами для построения новых текстов. Правда, до сих пор остается дискуссионным вопрос о границах и объеме содержания термина.

Рассмотрим бесёдную песню «Уж ты Ванюша, Иван», записанную В.Дашковым в 1842 г. [4] :

Уж ты Ванюша, Иван,Ваня, братец мой!Прилюбился разум твой,Весь обычай дорогой.Перестань, Ваня, пить;Будут девушки любить,Станут молодушки хвалить.Уж как я молодаОдинакая была, в одиночестве жила;Затопила млада печку,Сама по воду пошла.На водушке, на водеГуси, лебеди сидят,Свежу водушку мутят.Почерпнула я, пошла;До полугоры дошла,До царева кабака.У царева кабака сочинилася беда:Загорелась слобода.Как на этот на пожарСоезжались господа,Со уездного суда.Ах, что этот за пожар!Он не жарко горит,Только смахивает.Ах, что это за муж!Молоду жену не бьёт.Бей жену к обеду;К ужину снова, да опять,Чтобы щи были горячи,Каша масляная…

В данной песне можно выделить следующие мотивы (см. указатель мотивов песен зимних хороводов Заонежья, составленный Р.Б.Калашниковой [5] ):

Содержательную основу мотива можно представить в виде графа, в узлах которого находятся основные персонажи песни, животные, явления природы, постройки, предметы обихода и т.д. Между объектами устанавливаются связи двух видов: локальные, которые подкреплены в тексте глаголами или отглагольными формами, и глобальные, которые распространяются на всю песню и, как правило, никак не выражены в тексте (например, «молодец» – «ясный сокол» (равенство), «девушка» – «коса» (принадлежность), «горенка» – «стол» (месторасположение)). Если связать графы мотивов, объединив одинаковые персонажи в одну вершину, то такую структуру можно изобразить в виде единого графа сюжета песни. Например, подобный граф для песни «Уж ты Ванюша, Иван» изображен на рисунке 1 (здесь локальные связи обозначены сплошной линией, а глобальные – пунктиром).

При исследовании коллекции бесёдных песен была составлена выборка из 50 текстов. В ней представлены как небольшие «утушные» песни в 7–8 строк (например, «Вьюнчик» [6] ), так и песни в 38–40 строк (например, хороводная песня «Ты, отеческая дочь» [7] ). Ряд песен данной выборки имеются в нескольких вариантах, записанных разными собирателями (например, «Все мужья до жен добры» – в записи В.Дашкова [8] и Ф.Студитского [9] , «Позябло, позябло лицо» – в записи Ф.Студитского [10] и В.Лысанова [11] и др.). Заметим, что при построении выборки предпочтение отдавалось наиболее распространенным в Заонежье песням, которые рассматриваются в монографии Р.Б.Калашниковой.

Каждой песне были поставлены в соответствие следующие характеристики:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В результате анализа теоретико–графовых моделей, были обнаружены следующие закономерности. В среднем бесёдная песня состоит из 12 объектов и 14 связей (каждому объекту песни соответствует приблизительно одна связь). Песни, которые исполнялись в быстром темпе, в основном содержат большое количество объектов и связей (число вершин m > 14 , а ребер n > 17). В эту группу входят семейные и любовные песни. Напротив, медленные песни характеризуются небольшим числом объектов и связей (число вершин m < 14, а ребер n < 17). В эту группу попали все песни на темы «свадьба» и «игра». Здесь, однако, не учитывались песни из сборников К.М.Петрова, В.Д.Лысанова и Е.В.Барсова, поскольку для этих текстов характеристика «темп» не определена.

Объекты в песне неравнозначны между собой. В сюжете, как правило, доминируют два основных персонажа: парень и девушка. Остальные объекты являются второстепенными, они встречаются в тексте один–два раза. Значимость объекта можно определить по числу связей, которые входят в соответствующую вершину графа. Введем параметр Δ – значимость главного персонажа песни (например, в песне «Уж ты Ванюша, Иван» главный персонаж – девушка – связана с пятью объектами, поэтому Δ будет равно 5). Подсчитав эти параметры для всех графов, получилось, что для песен, которые исполнялись «довольно бегло» «с тихой пляской–шеном», значение Δ больше 10. Для песен вида «бесёдная», «свадебная бесёдная» и «плясовая» значение Δ в среднем равно 6,5 и не превышает 10. Для песен «в кругу–круговая» и «пляска в кругу» этот параметр в среднем равняется 10,5 с достаточно большим разбросом.

Не менее интересным представляется анализ песен по распределению объектов и связей на группы [12] . Чаще всего в текстах встречаются объекты группы «люди» (35,15%), затем «части человеческого тела» (8,75%), «земля и воды» (8,58%), «конструкции» (7,59%), «одежда, украшения» (7,1%), «разные предметы» (6,44%), «жилище» (6,44%), «пища, питье» (5,12%), «животный мир» (4,62%), «явления природы» (2,81%), «обычаи, традиции» (2,64%), «растительный мир» (2,15%) и т.д. Наиболее ярко видны закономерности присутствия объектов определенной группы при разбиении песен на основные «темы». В любовных песнях чаще, чем в остальных, встречаются объекты групп «части человеческого тела», «проявление качеств человека» и «земля и воды». Для семейных песен характерны группы «разные предметы» и «конструкции», почти не встречаются объекты группы «проявление качеств человека». В свадебных песнях ярко выраженных групп не выделяется (при этом практически не встречаются объекты группы «обычаи, традиции»). Объекты из других групп встречаются в текстах в приблизительно одинаковой пропорции.

Для классификации песен по распределению объектов на группы можно использовать коэффициент Роджерса–Танимото, который применяется при атрибуции анонимных текстов [13] . Как показали эксперименты, эта мера позволяет достаточно хорошо определять песни заданной «темы» (в частности, находить варианты одного текста, записанные разными собирателями).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

При помощи этого коэффициента были выделены наиболее типичные песни по каждой «теме», например:

Другим направлением исследования является анализ связности мотивов в структуре песни. Для этого введем понятие графа связности мотивов. Два мотива будем считать связанными, если у них существует общий объект или между некоторыми объектами существует глобальное отношение. На рисунке 2 изображен граф связности мотивов песни «Уж ты Ванюша, Иван»:

При анализе связности структуры песен можно ввести параметр C, который находится как отношение числа пар мотивов, связанных между собой, к общему числу возможных связей. Для данной песни C = 0,5, а, например, для песни «Девушка в горенке сидела» этот параметр равен единице. Подобная характеристика полезна при сравнении песен как с большим, так и с небольшим числом мотивов.

По структуре связности мотивов песни можно разделить на следующие группы [18] . В большинстве песен (24 песни или 48%) все мотивы связаны друг с другом и образуют монолитную структуру. В таких песнях параметр связности мотивов C превышает значение 0,8. У 12% (6 песен) песен, напротив, мотивы практически не связаны (C не превышает значение 0,33). 34% песен имеют незамкнутую цепочечную (12 песен) или кусочно–линейную структуру (5 песен), т.е. мотивы связаны последовательно, один за другим. Остальные структуры в бесёдных песнях практически не встречаются.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приведенные результаты были получены при помощи информационной системы по исследованию фольклорных коллекций с теоретико–графовой формализацией текстов, разработанной на кафедре информатики и математического обеспечения Петрозаводского государственного университета [19] . В дальнейшем принципы построения и анализа теоретико–графовых моделей можно адаптировать для исследования коллекций других фольклорных жанров: духовных стихов, сказок, причитаний и т.д.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф