Михайловская Г.А. (г.Петрозаводск)
Развивающий потенциал музейной экспозиции. Деятельность и общение как факторы становления экскурсовода VkontakteFacebook

На современном этапе развития музееведение имеет много точек пересечения с педагогикой и социологией в изучении общекультурного, этического, эстетического воздействия музеев, их мировоззренческого влияния на формирование индивидуального и общественного сознания. Оно предполагает также наличие внутренних связей с психологией, которые обнаруживаются, в частности, при изучении восприятия музейной информации, аккумулированной в музейных предметах. При этом выделяют два уровня восприятия, из которых первым является освоение этой информации непосредственно сотрудниками музея. Такое освоение рассматривается как многоступенчатый процесс познавательного, эмоционального, нравственного постижения ее тотальной кодовой ценности, при этом освоение информации музейной аудиторией относят уже ко второму уровню восприятия. [1] В связи с этим становится очевидным, что для работы в музее и формирования правильных представлений о нем у посетителей требуются люди с широким кругозором, хорошо образованные, знающие музейную экспозицию, выступающие не только хранителями, но и трансляторами социального и культурного опыта. Это стало особенно актуальным в последние годы, когда законы открытого общества диктуют необходимость предъявления интеллектуальных ресурсов и национальных достоинств каждой страны, в том числе и России. Являясь хранителем и транслятором историко–культурного наследия, музей несет миссию сохранения исторической памяти поколений, что требует от музейного работника хорошей исторической и культурологической подготовки. Он должен обладать не только суммой знаний по музейной тематике, но и уметь осмыслить исторический фон, правильно интерпретировать историко–культурные явления в контексте конкретного исторического периода. [2]

Исторически сложилось так, что в музее–заповеднике «Кижи» экскурсионное обслуживание возложено, в основном, на внештатных экскурсоводов, именно в общении с ними посетители осваивают информацию, которая заложена в музейной экспозиции. При этом экскурсовод не только знакомит их с музеем, у него есть и другая, более высокая миссия – представить российскую культуру, и в ее контексте – культуру народов Карелии. Все это заставляет серьезно подходить к обучению экскурсоводов, следить за становлением их профессионального сознания.

Опыт подготовки экскурсоводов в музее «Кижи» насчитывает более 30 лет. Существование данной специальности объясняется тем, что музей активно посещается туристами и нуждается в большом количестве внештатных экскурсоводов (в основном это студенты и выпускники карельских ВУЗов). Система их подготовки складывалась постепенно, изменяясь под влиянием различных факторов. В настоящее время концептуально важной задачей является, во-первых, координация учебных программ и максимальная ориентированность их на требования музейной практики, во-вторых – совмещение задач учебных и просветительских.

На начальной стадия обучения экскурсоводы изучают историю и культуру народов и этнических групп, населяющих территорию Карелии, в роли ограничителя поля деятельности здесь выступает краеведческий, региональный подход к отбору информации. Далее следуют два спецкурса – «Из истории культуры Древней Руси» и «История Русской Православной Церкви в контексте истории Российского государства». Необходимость включения спецкурсов продиктована стремлением преодоления узости профессионального мировоззрения, возможности более свободно ориентироваться в историческом времени и пространстве при подготовке экскурсии и организации музейного показа. Однако становление экскурсовода не может исчерпываться одним только освоением учебных программ. Интерпретация музейной экспозиции всегда строится на основе ее этической оценки, создания материально–ценностных ориентаций и мотивировок. Поскольку этический аспект является основополагающим в формировании у посетителя отношения к культурным ценностям, прежде всего это отношение должно сформироваться в сознании экскурсовода, стать частью его мировоззрения, личности. Для этого недостаточно прослушать курс лекций, необходима практическая деятельность.

Деятельность в психологии рассматривается как общественно–историческая категория, фиксирующая активный, преобразующий характер человеческого бытия. Деятельность на уровне индивидуума рассматривается как реализация конкретным человеком той или иной общественной функции, результатом которой является изменение объекта, она признается ведущей детерминантой формирования личности. [3] На мой взгляд, как в системе общего, так и дополнительного образования недостаток практической деятельности порой явно ощущается. Обучение может носить теоретический характер, при этом сведения по изучаемой дисциплине накапливаются учениками, главным образом, для того, чтобы успешно пройти итоговое испытание. Не востребованные на практике, нигде не примененные, эти знания затем быстро забываются, долговременная память хранит лишь немногую их часть. Пример тому – изучение иностранных языков в общеобразовательных школах. Слушатели курсов подготовки экскурсоводов, порой, также могут следовать привычному поведенческому стереотипу: «сдал – забыл». Однако практическая работа в музейной экспозиции уже на первых шагах делает очевидными необходимость глубоких знаний, понимание материала, личного отношения к теме. Включенный в активную социально значимую деятельность, экскурсовод по-новому, более критично оценивает уровень своей подготовки, осознает необходимость повышения образовательного уровня, самостоятельного изучения различных аспектов не только тематики музея, но и иных историко–культурных явлений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наряду с деятельностью и в неразрывной связи с ней в психологии выступает такая категория, как общение – специфическая форма взаимодействия человека с другими людьми, в ходе которого происходит различного рода взаимообмен – информацией, действиями, состояниями. Результатом общения является установление и реализация конкретных отношений между людьми. Процесс общения имеет такие функции, как информационно–коммуникативная (передача – прием информации), регуляционно–коммуникативная (возможность регуляции поведения других людей и «подстройки» к ним) и аффективно–коммуникативная (изменение эмоционального состояния коммуникантов). [4] Работа экскурсовода предполагает активное общение с аудиторией, в ходе которого реализуются все перечисленные функции, при этом средством общения является язык. В связи с этим интересна динамика состава посетителей музея «Кижи». Если в советский период сюда приезжали, главным образом, наши соотечественники, то с начала 90-х г. резко возросло количество иностранных туристов, востребованными стали экскурсии на иностранных языках. Соотношение посетителей из-за рубежа и из России выглядит примерно следующим образом: в 1995 г. это 35,9 тыс. иностранцев и 23 тыс. россиян, в 2000 г. 45, 6–54 тыс., в 2006 г. 99–78 тыс. В настоящее время количество посетителей музея растет, при этом потребность в экскурсоводах, владеющих иностранным языком, не снижается, а наоборот, становится острее ввиду того, что в последние годы увеличилось число посетителей из таких стран, как Испания и Италия, тогда как в ВУЗах Петрозаводска эти языки не преподаются. Мы очень заинтересованы в том, чтобы эти экскурсии тоже проводились на языках. Общение без посредничества переводчика позволяет полнее осветить тему, которой посвящена экспозиция, установить эмоциональный контакт с аудиторией, более рационально использовать экскурсионное время, контролировать поведение посетителей. Перед сотрудниками методического отдела встала проблема: где взять экскурсоводов, владеющих итальянским и испанским языками. Решить ее было бы невозможно без активной позиции экскурсоводов. За время работы в музее многие из них накопили не только богатый профессиональный опыт, не только освоили экскурсии на иностранных языках при помощи и под контролем методистов, они внутренне изменились. Большой объем знаний, опыт практического их применения как в экскурсиях на русском, так и на иностранных языках, возможность полноценного общения с посетителями сформировали особое отношение к музейному предмету, который выступает для них как явление культуры своего времени, причем культуры нашей, национальной. В свою очередь, это пробудило стремление полнее освещать тематику музея, общаясь с посетителями на их родных языках, то есть, выходя на новый уровень коммуникации. Некоторым экскурсоводам стало проще самостоятельно выучить еще один иностранный язык, чем продолжать работать с переводчиками. И это не единичные случаи. В 2006 г. среди экскурсоводов насчитывалось 52 человека, которые работали 3 года и более. Из них 14 освоили экскурсию на двух языках, трое – на трех. Хочу подчеркнуть, что все они – молодые люди, но уже имеющие достаточно большой опыт экскурсионной работы в музее. На этом примере мы видим, как, в результате обучения, практической деятельности в экспозиции и общения с посетителями возникает внутренняя потребность в самосовершенствовании, освоении новых коммуникативных уровней.

Много лет занимаясь подготовкой экскурсоводов, владеющий французским языком, я, как правило, интересуюсь, какие побудительные мотивы привели человека на курсы экскурсоводов. Чаще всего отвечают, что главная причина – возможность языковой практики. И это понятно: для студента, изучающего иностранный язык в Петрозаводске, музей «Кижи» – едва ли не единственное место, где он может применить свои знания, совершенствовать их в общении с носителями языка. Иногда признаются, что это – возможность трудоустройства на время каникул, и лишь некоторые называют причиной интерес к краеведению. Приступая к работе, слушатель курсов получает категорию «экскурсовод–стажер», перед ним ставятся простые, на первый взгляд, задачи: освоить основные экскурсионные маршруты по экспозиции, научиться использовать разнообразные точки показа, составить рассказ о каждом памятнике, правильно распределить материал по времени, связать фрагменты экскурсии логическими переходами и т. д. Можно сказать, что на первых порах экскурсовод сам осваивает ту информацию, которая заложена в экспозиции и учится доносить ее до посетителя. Далее начинается процесс выявление внутренних связей между различными культурными явлениями, обогащения экскурсии разнообразными сведениями. Эта работа проходит под руководством и при помощи методистов. Так, к примеру, объясняя причины возникновения в Заонежье домов, подобных представленному в экспозиции дому Ошевнева, начинающий экскурсовод отметит холодный климат Карелии и возможность выполнять различную работу не выходя на улицу. При этом в поле зрения, как правило, не попадают такие факторы, как изменения в политической жизни государства и, как следствие, в социально–экономической жизни крестьян, в их хозяйственной деятельности, в составе семей и т. д. Это возможно лишь на последующих этапах, при условии углубленного изучения темы, на базе уже накопленного опыта. Как правило, работа экскурсовода второго года обучения существенно отличается от той, что демонстрировалась на первых шагах. Кроме того, изменяется его мировоззрение и мотивация деятельности. Не занимаясь специально социологическими исследованиями, сотрудники методического отдела, тем не менее, имеют возможность сделать такой вывод благодаря и личному общению с экскурсоводами, и наблюдению за их профессиональным ростом в ходе контрольных прослушиваний. Кроме того, опрос экскурсоводов проработавших в музее 3 года и более на тему: «Чем для тебя является остров Кижи?», показал, для большинства (15 из 22 опрошенных), главное – это любимая работа и возможность общения с интересными людьми: «…На о. Кижи я понял, что такое работать с неподдельным энтузиазмом, получать истинное удовольствие от всего, что связано с работой», «…Я благодарна музею за возможность работать на острове – это первая серьезная работа в моей жизни», «…Не иссякает желание приобщить все большее число людей к их культуре», «…Я благодарна за то, что у меня есть возможность делиться всем узнанным с другими людьми, здесь понимаешь, что работаешь среди единомышленников, что дело наше нужное и правильное». Среди прочих высказываний прозвучали и такие: «…Работа в музее незаметно повлияла на мое осознание важности сохранения в памяти и в душе народа его исторических и национальных корней. Подобные понятия раньше казались весьма чуждыми для меня, но с приходом на работу в музей были переосмыслены», «…Работа в Кижах – это возможность приобрести новый жизненный опыт, под другим углом посмотреть на жизнь, возможность общения с людьми».

Из сказанного выше можно сделать следующий вывод: изучая историю и культуру народа, применяя полученные знания в практической, социально значимой деятельности в роли сотрудника музея, тесно общаясь с посетителями, экскурсовод постепенно осознает важность своей работы, стремится к освоению новой информации, считает необходимым нести свои знания другим людям, что, в свою очередь, формирует его мировоззрение, заставляя пересмотреть собственные жизненные позиции, вызывая стремление выйти на новые коммуникативные уровни. Таким образом, музейная экспозиция, как среда, в которой, в данном случае, реализуются такие категории, как деятельность и общение, способна содействовать овладению общественно–историческим опытом, формированию личности человека, служит побуждающим моментом в освоении новых областей знаний и видов деятельности.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф