Метки текста:

Диалект Старообрядцы

Kasikov А. (г.Тарту), Васильченко Е.А. (г.Тарту), Савихин Ф.А. (г.Тарту)
Русские Причудья Эстонии в XVI–XVIII веках (по историческим и языковым данным) VkontakteFacebook

В данном сообщении речь пойдет о русском сельском населении Северного (преимущественно полуверческого, область I рис.1) и Западного (преимущественно староверческого, область II) Причудья Эстонии. Может возникнуть вопрос, а какая связь между Причудьем Эстонии и европейским Севером России? Около полувека назад было обнаружено, что в языке причудцев сохранился ряд архаизмов, не отмеченных в языке жителей ближайших русских областей и староверов Латвии и Литвы [1] [2] [3] [4] , но сохранившихся на Севере. Позже было выявлено сходство с Севером в названиях одежды [5] , в рыболовной терминологии [6] , что привело к предположению «о давних генетических связях жителей (Западного) Причудья с населением Поморья» [6] . Для проверки этого предположения нам достаточно проследить за судьбой русских Причудья с конца XVI по конец XVIII века. Как было принято в те времена, под русскими мы будем подразумевать всех русскоязычных православных. Подчеркнем, в формировании русского населения Причудья Эстонии участвовали не только новгородцы (словене) и псковичи (кривичи), но и эсты, и водь, представители местного населения. Напомним, начиная со второй половины первого тысячелетия в Северном и Западном Причудье преобладали курганные безинвентарные захоронения, позже – курганные со славяно–водскими украшениями и предметами быта [7] .

Илл.1. Илл.1.

Северное Причудье. С 1558 года оно входило в состав России, в 1581 году было завоевано шведами. Православная церковь и часовни были закрыты, было запрещено приглашать попов из России, но не запрещалось проводить службы по православному обычаю на дому. Началась лютеранизация русских, составлявших основное население Северного Причудья. При переходе в лютеранство их стали называть полуверниками [8] или полуверцами [1] . Подчеркнем, здесь полуверцами называли русских православных, перешедших в латинскую веру. Переход в лютеранство занял около двух столетий. Однако после завоевания Петром I Прибалтики полуверцы не вернулись в лоно православной церкви. Причина в том, что разрыв с русскими землями почти на полтора столетия привел к необратимому отчуждению полуверцев от православия. Кроме того, незначительный приток русских из России в их среду обусловил переход полуверцев на эстонский язык и сохранение в их русском языке архаичных черт, встречающихся и на Севере России [4] . Окончательный переход на эстонский язык произошел во второй половине прошлого века [4] , то есть через 350 лет после начала лютеранизации.

Западное Причудье. Здесь во времена Ливонской войны было Тартуское православное епископство. После взятия поляками Тарту в 1582 году православные церкви были закрыты, а православные священники высланы в Россию [9] . Сведения о русских и о изначально русских названиях поселений (некоторые приведены на рис.1) в Западном Причудье с конца XVI века до конца XVII века содержатся в польских, позже в шведских ревизиях. Важно отметить, что по берегу Чудского озера деревни с преобладающим русским населением в настоящее время расположены в тех же местах, где русские проживали, например, и в 1638 году [9] , [11] . Ревизии польского и шведского времени не фиксируют значительных переселений русских из России в Западное Причудье в течение всего XVII века [10] . Например, из отмеченных в ревизии 1638 года 76 человек, в недалеком прошлом пришедших (44) из России или ушедших назад (32), у шести были православные имена [11] . Имеющиеся данные о более позднем периоде также свидетельствуют о переселении сюда лишь небольших групп из России в подавляющих случаях без пометок об их вероисповедании [12] . Но в Западном Причудье в основном проживают староверы–беспоповцы. Из данных ревизий следует, что староверы Западного Причудья являются преимущественно потомками православных Эстонии XVI века. Мы проверили это заключение, осуществив анализ особенностей лексики русских старожильческих групп Прибалтики [13] , [14] . Анализ проведен при всесторонней помощи зав. кафедрой славистики Тартуского университета, профессора А.Д.Дуличенко. Конкретно, мы составили словарики из опубликованных в статьях и/или собранных нами диалектных слов, которые использовали полуверцы Северного Причудья, староверы Западного Причудья и староверы и Латвии, и Литвы, и Эстонии. Из них мы отобрали лишь те, которые по словарям В.И.Даля и русских народных говоров зафиксированы не более чем в четырех областях России. На основе предыдущих исследований мы объединили отобранные региональные слова в три группы [14] . В первую включили региональные слова из областей Севера России и Сибири, во вторую – из Петербургской, Новгородской, Псковской и Тверской, в третью – региональные слова, зафиксированные во всех оставшихся областях России. Для каждой старожильческой группы русских Прибалтики мы определили долевой вклад региональных слов каждого выделенного ареала в процентах, приняв за 100% общее количество отобранных региональных слов каждой группы русских (169, 2210, 282, см. таблицу).

Север и СибирьНовг.+СПб.+Пск.+Тверьостальная Россиясумма (%)
Северное Причудье34624100% (169 слов)
Западное Причудье4050 10 100% (2210 слов)
Общие для стар. Латвии, Литвы и Эст.38017100% (282 слова)

Следует отметить, что в нашем случае при наборе 200 региональных (не диалектных!) слов отклонение от приведенной в таблице цифры уже не превышает 3 единиц, при наборе 600 слов – 1. Например, цифра колонки «сев и сиб.» 34 может колебаться от 37 до 31, следующая цифра 40 может колебаться от 40,1 до 39,9, нижняя цифра 3 – от меньше 3 до 6. Из данных таблицы видно, что основная доля региональных слов для всех групп русских Прибалтики зафиксирована в ближайших русских областях. Чисто «тверских» слов очень мало, в основном Тверь упоминается вместе с Новгородом и/или Псковом, Петербург зачастую упоминается с Новгородом. Это говорит о том, что русское старожильческое население Прибалтики образовано в основном выходцами из Новгородчины и Псковщины. Но есть существенное отличие: русские Причудья помимо региональных слов из ближайших русских областей использовали до 40% слов, зафиксированных на севере России и в Сибири, тогда как в общих региональных словах староверов и Латвии, и Литвы, и Эстонии они составили в десять раз меньшую долю. Причину столь большого различия можно усмотреть из следующего. (карта, размер черного кружка отражает долю «причудских» региональных слов в указанной области).

«Причудские северные» слова оказались зафиксированными в Карелии, Вологодской, Архангельской, Пермской, Томской областях и в поселениях устья реки Индигирки. Но в XII–XV веках первые четыре входили в состав земель Новгорода Великого, а в Томскую область переселились в первой трети XVII века северяне, образовав там несколько крупных поселений. «Причудские архангельские» слова привнесены в поселения в устье реки Индигирки, по всей вероятности, поморами в XVII веке. Следовательно, «северные причудские» слова зафиксированы преимущественно в районах древнего расселения носителей древненовгородского диалекта по Северу и их северных потомков по Сибири. Заключение подтверждается и тем, что некоторые из «северных причудских» слов содержатся в новгородских берестяных грамотах XII–XV веков, приведенных академиком А.А.Зализняком в монографии «Древненовгородский диалект (1995): вежа, лонись, наволок, печаловаться… Но в берестяных грамотах использовались и некоторые слова, сохранившиеся на Новгородчине и Псковщине с тех далеких времен: зень, луб, подлина, лукно… Кроме того, в «новгородские» и «псковские» мы включили и региональные слова, общие с Севером России. Они составили более половины «новгородских» и 20% «псковских». Это дает все основания утверждать, что основное ядро предков полуверцев и староверов Причудья Эстонии сформировалось во времена расселения носителей древненовгородского диалекта по Северу России. Так что и по данным ревизий, и по особенностям лексики полуверцы и староверы Причудья являются в основном потомками православных Эстонии XVI века. Для полуверцев это считается установленным фактом [4] , [8] . Основное же переселение староверов в Латвию и Литву произошло во второй половине XVIII – начале XIX века, то есть по сути во времена сбора лексики В.И.Далем. Отсюда следует, что во времена интенсивного переселения староверов в Латвию и Литву эти «причудские северные» слова уже вышли из широкого употребления на Новгородчине и Псковщине. Заметим, что для столь существенных изменений в языке обычно требуется не одна сотня лет. Кроме того, данные таблицы вроде бы свидетельствуют о том, что в Причудье Эстонии и на Север расселялись преимущественно новгородцы, тогда как в Латвию и Литву – несомненно преимущественно псковичи, однако для уверенности первого вывода требуется анализ всех известных фактов.

Итак, с польского времени (с 1582 года) в сельской местности Западного Причудья православные вынуждены были обходиться без попов. После завоевания шведами Лифляндии началась, как и в Северном Причудье, лютеранизация православных. Но она была неэффективной: как показывают данные ревизии 1638 года [9] , [11] , русские православные были равномерно расселены по всей территории Западного Причудья, входившей с 1558 года в состав России. После 1638 г. вспыхнула «священная» война между Швецией и Россией, в результате которой Тарту и его окрестности вновь оказались в составе России с 1556 до 1661 г. Так что только с 1661 года шведы могли, в принципе, начать активную лютеранизацию православных. Но в Западном Причудье не зафиксированы следы русских полуверцев, которые, по аналогии с Северным Причудьем, должны были бы сохраняться довольно долго. Проживавшие задолго до Раскола в Западном Причудье православные длительное время обходились без попов и, находясь вне России, после реформ Никона автоматически остались в старом православии. Поэтому при появлении сторонников Феодосия Васильева (конец XVII – начало XVIII века) они были готовы к восприятию именно беспоповского старообрядчества. Заметим, что для них другой воможности и не было, так как условия для соблюдения официального православия в Западном Причудье начали создаваться гораздо позже. В заключение следует сделать одно замечание. В работах авторов, непосредственно занимавшихся проблемами старообрядчества в Эстонии, утверждается [6] , [16] [17] [18] или полагается в качестве предположения [19] , что староверы Западного Причудья являются потомками переселившихся из России староверов. Из приведенных в сообщении ссылок ясно видно, что это утверждение вошло в противоречие с давным–давно опубликованными историческими и языковыми фактами и не могло рассматриваться даже в качестве научной гипотезы. Искажение истории авторами [6] , [16] [17] [18] [19] произошло потому, что они опирались не на опубликованный к тому времени фактический материал, а на рассуждения некоторых ученых и на допущенные ими же самими6 ошибки (см. подробнее [7] , [14] , [15] ).

Выводы:

  1. Основное ядро русского населения в Северном и Западном Причудье сформировалось на сотни лет раньше основного переселения староверов в Латвию и Литву, а именно, во времена расселения носителей древненовгородского диалекта по Северу России. Тем самым интуитивная догадка Е.В.Рихтер оказалась верной.
  2. В течение XVII века и после раскола православной церкви не было интенсивного переселения русских, в том числе и староверов, в Северное и Западное Причудье, что привело к сохранению у причудцев Эстонии архаичных черт в говоре и староновгородских слов.
  3. Изолированность русского населения Северного и Западного Причудья от ближайших русских земель и от православной церкви с конца XVI до практически конца XVIII века привела к развитию необратимых субэтнических черт. В результате полуверцы не вернулись в лоно православной церкви, а православным, проживавшим в Западном Причудье задолго до реформ Никона, оказалось более близким беспоповское старообрядчество. Поэтому при появлении сторонников Феодосия Васильева в конце XVII – начале XVIII века беспоповское старообрядчество быстро распространилось по Западному Причудью.

Перечисленные особенности были присущи в той или иной степени и европейскому Северу, но там они были обусловлены в первую очередь удаленностью от метрополии.

Выражаем глубокую признательность профессору А.Д.Дуличенко за ценные наставления и полезные дискуссии. Благодарим также руководство Редакции газеты «Молодежь Эстонии» и зав. отделом МЭ Н.И.Кузнецову за публикации наших статей для широкого круга читателей.

Литература

  1. Трусман Ю. Исакскiе полуверцы въ Эстляндской губернiи // Временникъ Эстляндской губернiи. Ревель, 1895. С.1–38.
  2. Мурникова Т.Ф. Описание русского говора острова Пийрисаара //Уч. Записки Тартуского Государственного университета. Труды по русской и славянской филологии. Тарту, 1962. Том 5. С.345–363.
  3. Немченко В.Н., Синица А.И., Мурникова Т.Ф. Материалы для словаря русских старожильческих говоров Прибалтики. Рига, 1963. С.3–6.
  4. Хейтер Х. Фонетика и морфология островного русского говора Ийзаку на территории ЭССР. Автореферат на соискание уч. ст. канд. филологических наук. Тарту, 1970; Особенности развития одного русского говора в иноязычном окружении на территории ЭССР // Тр. Прибалтийской диалектологической конференции 1968 г. Тарту, 1970. С.217–226; Именное словоизменение в русском говоре Ийзаку на территории северо–восточной Эстонии // Tartu Riikliku Ulikooli Toimetised nr.245. Тр. по русской и славянской филологии. XIV. Тарту, 1970. С.84–116, и др.
  5. Мяги А., Вахтер У. Народная одежда на о.Пийрисаар// Тр. Прибалтийской диалектологической конференции 1968 г. Тарту, 1970. С.204–216.
  6. Рихтер Е. Русское население Западного Причудья. Таллин, 1976. С. 34, 13–28. Данные в таблице на с.21 за 1872 и 1811 гг. неверны (занижены).
  7. Савихин–Скороходов Ф. Источники исторических недоразумений на примере Западного Причудья и шаги к их преодолению. http://www.hot.ee/russconference см. далее разделы: конференция 2002; программа конференции; доклады.
  8. Liiv O. Vene asustusest Alutagusel. Tartu, 1928.
  9. J.Libe, A.Oinas, H.Sepp, V.Vasar. Eesti Rahva Ajalugu. Tartu, 1933. k.II.
  10. Murel V. Vene asustusest Peipsi Laanerannikul XVII sajandil // Geograafia alaseid toid. TRU toimetised. Tartu, 1962. Vol.128, lk.142–149.
  11. Liivimaa 1638. a. maarevisjon. Eesti asustusala I. Kaguosa // ENSV Riigi Keskarhiivi Tartu Osakonna Toimetised Nr.1(7). Tartu, 1941; Die Revision Livlands 1638. Estnisches Siedlungsgebiet II. // Hefte zur Landeskunde Estlands. Herausgeber Oleg Roslavlev. Heft 4. August 1969.
  12. Moora A. Peipsimaa etnilisest ajaloost. Tallinn, 1964. Lk. 52–65, 90–101.
  13. Савихин–СкороходовФ. Причудские староверы. Кто они?.// http://www.moles.ee/03/Jun/06/, за …/Jun/27/ и …/Jul/04/.
  14. Савихин Ф.А., Kasikov А. Новый взгляд на формирование русского старообрядчества в Западном Причудье Эстонии (по историческим и языковым данным) // Russian Linguistics. 2005. Vol 29, no 2, 137–187.
  15. Савихин Ф., Касиков А. Когда и как Западное Причудье заселялось русскими? // http://www.moles.ee/07/Jun/01/.., за …/Jul/06/ …/Jul/13/.
  16. Кюльмоя И. Специфические черты языка русской диаспоры Эстонии // Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия III. Тарту, 2000. С.84–93.
  17. Пономарева Г. Русские староверы Эстонии. Тарту, 2000.
  18. Пономарева Г., Шор Т. Староверы Эстонии. Tartu, 2006. С.11.
  19. Агеева Е.А. Из истории староверов Западного Причудья в XIX столетии (по документам Исторического архива Эстонии) // Очерки по истории и культуре староверов Эстонии.Тарту, 2004. С.19.

// Рябининские чтения – 2007
Отв. ред Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 497 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф