Метки текста:

История Краеведение Рябининские чтения Этнография

Басова Н.Ф. (г.Кострома)
Костромской краевед и генеалог Александр Александрович Григоров VkontakteFacebook

А.А.Григоров

стр. 1319 марта 2004 г. – в год столетия со дня рождения А.А.Григорова, возле выставки, носившей название «Портрет краеведа на фоне времени», которая была организована в Литературном музее, собралось очень много гостей. Были среди них писатели, журналисты, историки, архивисты, краеведы – все те, кто дорожил этим именем и кто хотел узнать о нем как можно больше. Вице-предводитель и главный герольдмейстер Российского дворянского собрания Сергей Сапожников сказал: «Григоров и в самом деле явление историческое, социальное и человеческое. Просто удивительно, как этот скромный, тихий человек – один, так мог объединять людей, да ещё в то непростое время. Он и сегодня помогает черпать из прошлой жизни тот опыт, те традиции, которые нас ещё поддержат и, надеюсь, России послужат» [1] . Костромичи и гости говорили в своих выступлениях о феноменальной памяти А.А.Григорова, о его необыкновенной работоспособности, доброте, бескорыстии и стремлении прийти на помощь любому человеку, кто бы он ни был. Пройдя через горнило сталинских лагерей и суровую ссылку, он не ожесточился и не отошел от чужих проблем и бед. Его дом всегда был открыт для друзей.

Григоров родился 19 марта 1904 г. в усадьбе Александровское-Пеньки Кинешемского уезда Костромской губ. в старинной дворянской небогатой семье, корни которой уходили в Новгород XVI в. На костромской земле Григоровы поселились после Отечественной войны 1812 г. Одним из выдающихся представителей этого рода, оставившим заметный след в истории г. Костромы, был прадед Александра Александровича – Александр Николаевич Григоров, основавший в 1857 г. женскую гимназию, которой позже было присвоено его имя. Кроме того, он делал большие пожертвования на восстановление Богоявленского монастыря и городского театра, пострадавших от пожара 1847 г.

Александр Александрович учился в 1-м Московском кадетском корпусе, но события Февральской и Октябрьской революций 1917 г. не позволили завершить образование. Вместе с братом Митрофаном, обучавшимся в 3-м Московском кадетском корпусе, он вернулся на родину – в усадьбу Александровское. В 1918 г. имение национализировали, и семья осталась без пристанища. Некоторое время Григоровы жили у родственников на Украине, а когда лихолетье Гражданской войны докатилось до тех мест, вновь встал вопрос о поиске жилья. Вернувшись на родину, семья Григоровых поселилась в селе СпасЗа-борье. Александр устроился на работу на химический завод «Шугаиха», позже получил место бухгалтера на Александровской бумажной фабрике.

В 1924 г. он женился на своей троюродной сестре Марии Григорьевне Хомутовой. Через два года молодая семья перебралась в г.Кострому. Там Григоров работал сначала в «Сырсоюзе», затем – в губернском лесном отделе. С 1926 по 1940 г. его жизнь была связана с этим ведомством. Работая в разных леспромхозах Костромской, Вологодской, Рязанской областей и Мордовской АССР, он сумел окончить заочно лесной техникум при Наркомате земледелия.

В первый раз его арестовали осенью 1930 г., обвинив в принадлежности к «Группе 19», действовавшей по заданию «Промпартии». Через полгода освободили. Несмотря на то, что Григоров часто менял место жительства, избежать нового ареста не удалось. Это случилось 9 июня 1940 г. в г.Кадом Рязанской области.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приговор суда гласил: «10 лет заключения по 58-й статье». Спустя три месяца была арестована и Мария Григорьевна. Детей приютили чужие люди.

Свой срок Александр Александрович отбывал на строительстве второй очереди Беломорканала, железной дороги Котлас – Воркута, Байкало-Амурской магистрали. О тех страшных годах он не любил рассказывать, но оставил воспоминания в своей автобиографической книге «Родная земля», изданной Костромским отделением Всероссийского фонда культуры в 1990 г.стр. 14

По окончании срока заключения Григоров был отправлен в ссылку в Красноярский край. О жене и детях он долгое время ничего не знал. Долгожданная реабилитация пришла в 1956 г., и через три года семья смогла вернуться в Кострому. Здесь, до выхода на пенсию в 1964 г., Александр Александрович работал главным бухгалтером на хладокомбинате. Выйдя на пенсию, он целиком отдается любимому занятию – истории и генеалогии и в течение четверти века, не зная отдыха, истово трудится над архивными документами, исследуя историю российских дворянских родов, костромских усадеб, русского военно-морского флота.

В 1960-х гг. Григоров познакомился с внучкой драматурга А.Н.Островского – Марией Михайловной Шателен, которая предложила ему заняться историей усадьбы «Щелыково». Так как доступ в архивы был для Григорова закрыт, по причине вполне объяснимой для того времени, то за дело пришлось взяться самой Марии Михайловне. Ей удалось добиться необходимого разрешения, и с тех пор Григоров стал приходить в Государственный архив Костромской области как на работу.

Начинался новый, долгожданный период его деятельности, когда появилась возможность доступа к документам. В процессе работы над историей усадьбы драматурга, А.А.Григоров «перелопатил» сотни дел и тысячи документов. В результате в 1972 г. появилась первая его книга «Вокруг Щелыкова», написанная в соавторстве с другим костромским краеведом – В.Н.Бочковым [2] . Героями следующей книги стали мореплаватели – Г.И.Невельской и Н.К.Бошняк, уроженцы Костромской губ. [3] Над историей своего рода, равно как и других родов, он работал с особым тщанием, проверяя и перепроверяя каждый факт биографии и каждое историческое событие, имеющее отношение к тому или иному лицу. После кончины А.А.Григорова в 1989 г. появилось еще несколько книг [4] и огромное количество различных статей, опубликованных как при его жизни, так и посмертных. Библиографию его трудов и литературы о нем выпустила Костромская областная универсальная научная библиотека [5] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Много и успешно он трудился над воссозданием истории костромского и российского дворянства, а также над историей российской армии и военно-морского флота. Благодаря его научным изысканиям судьбы представителей многочисленных семей и родов соединились в неразрывную цепь поколений. К нему шли, ехали, писали и звонили отовсюду с надеждой восстановить утраченные «звенья» в родословных росписях.

При непосредственной помощи А.А.Григорова на костромской земле объединился род Лермонтовых, заложив основу будущей международной ассоциации «Лермонтовское наследие», которая начала свою деятельность в 1991 г. В 1973 г. А.А.Григоров составил родословие предков и родственников М.Ю.Лермонтова. В 1977 г. он совместно с С.А.Панфиловой откорректировал полное родословное древо поэта, вошедшее в «Лермонтовскую энциклопедию» (М., 1981), правда, без указания фамилии главного разработчика. Кроме того, им установлено родство двух великих русских поэтов – А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова.

Собранные в архивах страны сведения он никогда не держал под спудом. Напротив, готов был по первому зову всякому, обратившемуся к нему с просьбой корреспонденту или просто соседу по дому, прийти на помощь в поиске того или иного решения, связанного с глобальными задачами, а иногда и житейскими рядовыми проблемами. Он нередко выступал в роли третейского судьи, когда люди не могли разрешить какие-то спорные вопросы. Для него неважно было, какой статус носил проситель и какая помощь на данный момент ему требовалась. По заведенной в родительском доме привычке он никогда не мог оставить без внимания ни одну просьбу, обращенную к нему. Один из его давних знакомцев – директор Института генеалогических исследований Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге Игорь Васильевич Сахаров, который неоднократно встречался с Александром Александровичем и состоял с ним в длительной переписке. И.В.Сахаров вспоминает: «Я вступил в переписку с А.А.Григоровым в 1979 г. (в моем архиве в особой папке хранится 188 его писем ко мне, обнимающих период с июля 1979 г. по ноябрь 1988 г.; кроме того, некоторые письма рассеяны по различным «пофамильным» досье моего собрания), впервые встретился с ним в Костроме 29 июля 1980 г., с тех пор неоднократно бывал у него в Костроме и даже не раз пользовался гостеприимством его и его супруги Марии Григорьевны и их дочери Любови Александровны Гладковой. Мне довелось также провести несколько часов подле него в больнице 1 и 2 октября 1989 г., за несколько дней до его кончины, последовавшей 8 октября.

За эти годы мы тесно общались не только как коллеги-генеалоги, но и как друзья, делились мыслями, обменивались всевозможными интересовавшими нас обоих сведениями, причем, те небольшие услуги, которые я ему оказывал в сфере наших общих генеалогических интересов, не идут ни в какое сравнение с той щедрой и, я бы даже сказал, самоотверженной помощью, которой он меня одаривал. Так, А.А.Григоров нестр. 15 только давал мне возможность обстоятельно и не спеша знакомиться с его богатым личным архивом, но и посылал мне в дар многие составленные им (некоторые – специально по моей просьбе) родословные и другие материалы или позволял их копировать. Таким образом, мне удалось составить довольно полное представление о его творческом пути, методике его работы и творческом наследии» [6] .

Документы своего личного архива А.А.Григоров начал сдавать в Государственный архив Костромской области еще при жизни. Во время пожара 1982 г., случившегося в архиве, фонд Григорова значительно пострадал. Он переживал эту беду особенно тяжело, так как слишком велика была потеря, а восстановление документов иногда было просто невозможно. Но все же какую-то часть утраченного ему удалось восстановить.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как отмечают архивисты, «равного Григоровскому, по объему и значимости, среди личных фондов в Государственном архиве Костромской области нет». В описи фонда содержатся две с лишним тысячи заголовков дел. И все это богатство, созданное трудом и старанием А.А.Григорова, служит исправно историкам, краеведам, педагогам и студентам на протяжении многих лет и, будем надеяться, послужит еще долго. Ведь для самого Григорова никогда не существовало чужих проблем и бед, а всякая чужая проблема и беда становились близки и понятны ему. Поэтому, наверное, он сумел перенести все удары судьбы, не озлобиться, не сломаться, достойно окончив свой земной путь.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф