Метки текста:

История Рябининские чтения Этнография

Спиридонов А.М. (г.Петрозаводск)
Средневековое расселение в Прионежье (X–XVI вв.) VkontakteFacebook

стр. 173Достаточный для первичной систематизации и анализа объем раннесредневековых материалов был по-лучен для территории в бассейне Онежского озера в результате раскопок на многослойных поселениях ряда карельских археологов (прежде всего Г.А.Панкрушева и М.Г.Косменко) в 1960–1980-х гг. Были выяснены основные характеристики раннесредневековых комплексов на памятниках многократного заселения, обоснованы их хронология (в основном X–XI вв.), членение на восточную и западную группы по признаку наличияотсутствия в инвентаре грубой лепной керамики, сделаны выводы о широкой вовлеченности населения, оставившего памятники, в систему дальней международной торговли, высказаны предположения о его этнокультурной принадлежности [1] . Эти данные были включены в общую историко-археологическую картину колонизации северных окраин Древней Руси в домонгольское время [2] .

Систематизация и анализ накопленных раннесредневековых материалов уже к концу 1980-х гг. приве-ли к выводу, что по ним не решаются важнейшие вопросы выяснения хронологии и динамики колонизации территорий в бассейне Онежского озера. Верхняя хронологическая граница практически всех исследованных на многослойных поселениях раннесредневековых комплексов не выходит за начало XII в., топографически они все располагаются в местах, непригодных или малопригодных для земледелия и скотоводства, в то время как немногочисленные древнейшие акты и берестяные грамоты конца XIV–XV вв., древнейшие писцовые книги конца XV и XVI вв. рисовали совсем иную картину сельского крестьянского расселения в том же регионе. Стала очевидной необходимость выработки новой стратегии полевых исследований, их ориентации на места наиболее плотного заселения в позднем Средневековье, т.е. на известные по письменным источникам центры погостов, которые, по заключению историков [3] , являлись ядрами крестьянской колонизации, заселявшимися раньше других мест. Работы в этом направлении были начаты на рубеже 1980–1990-х гг., прерваны в 1990-е и возобновились с начала 2000-х гг. В целом исследования велись в русле аналогичных работ в других регионах европейского Северо-востока и Северо-запада России [4] – с известными «северными» поправками.

К настоящему времени сплошному археологическому обследованию подвергнуты центры пяти погостов на северном и западном побережьях Онежского озера – Петровского Чемужского, Георгиевского Толвуйского, Никольского Шунгского, Спасо-Преображенского Кижского и Никольского Шуйского (карта). В общей сложности выявлено более 50 поселений X–XVI вв., раскопки на площадях от 40 до более 400 кв. м проведены на 17 селищах. Материалы опубликованы лишь выборочно [5] , что определяет наличие «глухих» ссылок в данной статье.

Результаты разведки памятников оказались различны в разных местах. Полученный опыт свидетельствует, что результативность поисков средневековых поселений напрямую зависит от интенсивности застройки и хозяйственного освоения территорий центров исторических погостов в Новое и особенно Новейшее время. Наименьшее количество поселений (2) выявлено в Шуньге, где современный поселок полностью «накрыл» центр исторического погоста, наибольшее (21) – в Кижах, где с образованием в начале 1960-х гг. Музея-заповедника новое строительство и хозяйственная деятельность были сведены к минимуму. В Челмужах, Толвуе и Шуе селища были зафиксированы преимущественно на окраинах современных поселков. Весьма важно, что в 2000-х гг. результаты археологических изысканий были дополнены результатами геолого-палинологических исследований о дате начала и интенсивности земледельческого освоения территорий центров Шуйского и Кижского погостов [6] .

Полученные материалы позволяют подвести некоторые итоги, выявленные регулярности хронологии и динамики заселения центров разных погостов дают возможность наметить этапы колонизации региона на протяжении Средневековья.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 174Раннесредневековые поселения выявлены и частично раскопаны в центрах Челмужского, Кижского и Шуйского погостов. В Челмужах это 2 селища (раскапывалось 1), явно связанных с курганным могильником, исследованным Г.П.Гроздиловым и Н.Н.Чернягиным в 1934 г. [7] В Кижах раскопками изучены 4 раннесредневековых селища, местонахождения грубой лепной керамики, не позволяющие определить площади и другие характеристики поселений, отмечены еще в двух пунктах. В центре Шуйского погоста представлены 3 раннесредневековых поселения (раскапывались 2), вероятно – разрушенный курганный могильник, отдельные находки вещей и керамики встречены еще в четырех пунктах.

Хронология раннесредневековых селищ и отдельных находок в Челмужах, Кижах и Шуе в основном укладываются в X–XI вв. (с возможными, но минимальными поправками) и совпадает с датировкой комплексов, изученных к 1990-х гг. на многослойных поселениях Южной Карелии. При этом важнейшие характеристики указанных двух групп раннесредневековых поселений резко различны. Площади большинства исследованных челмужских, кижских и шуйских селищ варьируют от 1000 до 4000 кв. м, что на порядок превышает стандартные площади распространения раннесредневековых находок на многослойных памятниках, но близко соответствует размерам поселений древнерусского времени в более южных районах лесной зоны [8] . На трех памятниках в центрах погостов исследованы следы жилищ и стационарных отопительных конструкций: насколько удалось проследить в условиях переотложенности распашкой культурного слоя – печей с глинобитными сводами. Разительно отличаются керамические наборы синхронных памятников: на исследованных раскопками селищах в окрестностях центров погостов лепная и гончарная керамика древнерусского облика обычно представлена в пропорции примерно 1:1 (это соответствуют хронологии смены лепной керамики на гончарную, прослеживаемую по материалам курганов Юго-восточного Приладожья), а в раннесредневековых комплексах на многослойных поселениях Южной Карелии фрагменты гончарной посуды либо отсутствуют, либо единичны. Характерны историкотопогра-фические различия: все поселения и местонахождения X–XI вв. в Челмужах, Кижах и Шуе локализуются в границах более поздних селищ.

На территориях центров погостов выявлены древнейшие в регионе к настоящему времени следы производящих форм хозяйственной деятельности. В Челмужах из заполнения печи в раннесредневековом жилище определены кости крупного и мелкого рогатого скота, свиней. В окрестностях Кижей по палинологическим данным начало земледелия датировано временем 1140±50 (ЛЕ-6531) и 950±110 (ЛЕ-6796) лет назад, что, учитывая неизбежные погрешности при сравнении результатов датирования физическими и археологическими методами, полностью соответствует исследованному раннесредневековому пласту древностей в микрорегионе. В Шуе палинологические следы начала земледелия получили дату 1120±70 лет назад (ЛЕ-7397) – примерно на 100 лет более раннюю, чем археологические датировки сопоставимых раннесредневековых памятников [9] .

Очевидна и объяснима взаимосвязь контрастирующих двух групп раннесредневековых памятников в регионе (комплексы на многослойных поселениях – селища в центрах исторических погостов); мы же специально акцентировали внимание на различиях. Вместе они отражают начальный этап колонизации и торгово-промыслового освоения территорий в бассейне Онежского озера в Средневековье. Взаимосвязь двух групп раннесредневековых памятников проявляется, в частности, в совпадении верхней даты тех и других – около рубежа XI и XII вв. Причины запустения поселений и стабильного на протяжении предшествующих примерно двух столетий притока импортов в Прионежье кроются в политических и экономических изменениях на Северо-западе Древней Руси в этот период, в нарушении налаженной системы транзитной торговли с населением Юго-восточного Приладожья и Прионежья, зародившейся в рамках балтийсковолжской торговли и до XII в. в немалой степени обеспечивавшей приток на Русь западноевропейского монетного серебра [10] . Не будем утверждать, что кризис был настолько острым, что вызвал полную депопуляцию обширных территорий. При этом заметим, что фиксируемая в Прионежье с XII в. лакуна в древностях явно отличает этот регион от более южных территорий лесной зоны, где основанные в конце I тыс. н.э. по-селения, как правило, продолжали преемственно существовать до XIII столетия включительно [11] .

Практически единственный в Прионежье памятник (не считая единичных случайных находок вещей), где представлен комплекс XII–XIII вв., – поселение Пичево, располагающееся примерно в 5 км от центра Шуйского погоста-места. Комплекс, изученный в раскопе М.Г.Косменко в 1979 г., включает овальное заостренное кресало, обломок медной щитовидной фибулы и несколько других не датируемыхстр. 175 металлических предметов, рассеянных на небольшой площади [12] . Керамика, синхронная перечисленным предметам, и в раскопе М.Г.Косменко, и в наших раскопах 2004–2005 гг. (суммарно на памятнике вскры-то 440 кв.м) отсутствовала, при наличии материалов X–XI и XV–XVI вв. Скудный бескерамический комплекс поселения Пичево по своим характеристикам аналогичен раннесредневековым бескерамическим по-селениям, изученным в Западном Прионежье [13] и Юго-западном Прибеломорье [14] . Он с полным основанием может быть отнесен к памятникам так называемого «саамского железного века», когда население обширных территорий таежной зоны Фенноскандинавии переходит к подвижному образу жизни, прекращает производство керамической посуды, в результате чего места поселений становятся археологически трудноуловимыми.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Уникальность бескерамического комплекса поселения Пичево не позволяет делать безоговорочные выводы, но дает основания предположить, что после запустения около 1100 г. земледельческих колоний низовья р.Шуи (центр будущего погоста) земли были освоены населением, жившим в традициях «саамского железного века», не знавшего агрокультуры. Предположение подтверждается тем, что споро-пыльцевая диаграмма разреза, полученная на удалении около 6 км от поселения Пичево, дает указания на прекращение на некоторое довольно продолжительное время земледельческой практики в микрорегионе [15] .

Прежде чем говорить о хронологии и динамике заселения Прионежья в периоды развитого и позднего Средневековья необходимо коснуться вопроса о репрезентативности собранных в центрах нескольких погостов археологических материалов. Оценка такой репрезентативности затруднительна для раннесредневекового этапа заселения и тем более – применительно к памятникам круга «саамского железного века», но становится возможной для селищ развитого/позднего Средневековья на основе сопоставления (в оптимальном варианте – отождествления) селищ с деревнями, упомянутыми в древнейших из дошедших до нас писцовых книг. Для центров обследованных нами погостов (кроме Шуньги) таким древнейшим источником является Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1563–1566 гг. [16] , которая, по заключению историков [17] , отразила пик заселенности территорий в бассейне Онежского озера в Средневековье.

Приводимые в ней данные могут быть интерполированы на конец XV в. Исходя из сопоставлений селищ с деревнями писцовой книги, в центре Челмужского погоста удалось найти археологические соответствия примерно 75 % поселений середины XVI в. [18] , в Кижском погосте – около 60% поселений [19] , в центрах Толвуйского и Шуйского погостов эта цифра составляет до 40–50 %, для Шуньги полученные археологические данные полностью нерепрезентативны. С учетом приведенных цифр, имея в виду также обратную пропорциональность древности и количества поселений, представим основанную на материалах примерно 50 памятников археологическую реконструкцию сложения системы сельского расселения, зафиксированной в Прионежье Писцовой книгой 1563–1566 гг.

Наиболее ранние на настоящий момент следы начала нового этапа земледельческой колонизации Прионежья зафиксированы на селище Васильево 2 на о.Кижи. На памятнике представлен раннесредневековый комплекс, который по находкам лепной, раннегончарной и гончарной керамики «курганных» форм датируется в основном XI в. Далее следует лакуна в материале, временную протяженность которой можно оценить в 100–150 лет. Новый этап заселения данного места начинается около середины XIII в. (среди датирующих предметов упомянем обломки стеклянных браслетов и браслетообразное височное кольцо).

Сравнительно ранняя хронология и устанавливаемый владельческий статус поселения [20] сказались на составе комплекса периода развитого Средневековья на селище: по количеству и разнообразию инвентаря селище Васильево 2 далеко выходит из ряда 21 выявленных и частью исследованных раскопками поселений центра Кижского погоста [21] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Лишь для максимум 6 поселений дата основания в XIV в. на сегодня может быть обоснована более или менее прочно. В остальных случаях датировки памятников опираются преимущественно или исключительно на керамику, что определяет широкую хронологию. Региональная типо-хронологическая шкала средневековой гончарной посуды была построена по материалам раскопок нескольких поселений в центре Толвуйского погоста [22] и затем подтверждена и немного дополнена по новым материалам раскопок селищ на о. Кижи и в его окрестностях. Доминирующим (на раскопанных памятниках – до 70%) на большинствестр. 176 поселений является тип в массе грубых белоглиняных горшков с короткими прямыми или очень слабоотогнутыми венчиками «грибовидной» формы, образующий по особенностям оформления среза ряд вариантов. Этот тип хорошо известен по раскопкам городов (Корела, Орешек), городищ и монастырей (Валаам) Карельского перешейка и Северо-западного Приладожья. Его хронология в Приладожье и, по нашим данным, в Прионежье определяется в широких рамках XIV (скорее, вторая половина столетия) – середины – третьей четверти XVI вв. (до разорения последнего периода Ливонской войны).

Таким образом, период второй половины XIII и XIV вв. может быть определен как начальный в сложении в Прионежье традиционной структуры сельского расселения, а окончательно эта структура в том виде, как она зафиксирована в Писцовой книге 1563–1566 гг., сложилась лишь на протяжении XV – первой половины XVI вв.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф