Метки текста:

Икона История Обонежье Рябининские чтения Этнография

Тычинская П.А. (г.Москва)
Особенности иконографии «Архангел Михаил-воевода» в иконописи Обонежья VkontakteFacebook

Рис.1. Архангел Михаил – грозных сил воевода, с деяниями. Икона из Архангельской часовни д. Леликозеро. 1671 г. Музей-заповедник «Кижи»Рис.2. Архангел Михаил – грозных сил воевода. Икона из д. Лукин Наволок. Вторая половина XVII в. Музей изобразительных искусств Республики Карелия, ПетрозаводскРис.3. Вручение креста царю Константину. Архангел Михаил восхи́тил апостола Филиппа. Клейма иконы «Архангел Михаил – грозных сил воевода, с деяниями» из Архангельской часовни д. Леликозеро. 1671 г. Музей-заповедник «Кижи»

стр. 185В данной работе сделана попытка проследить, как из элитарного московского искусства XVI–XVII вв. в иконопись Обонежья проникает сложный иконографический извод – «Архангел Михаил – грозных сил воевода», как он при этом изменяется и каковы причины этих изменений. Представляется важным выяснить, какие культурные и духовные процессы отразились в широком распространении икон архангела-воеводы в одном из регионов Русского Севера, какие грани почитания архангела Михаила оказались здесь особенно важными.

Для достижения этой цели необходимо проанализировать иконы архангела Михаила-воеводы, происходящие с территории Обонежья, и выявить их особенности по сравнению с памятниками, относящимися к другим регионам. Предполагается проанализировать условия бытования изучаемой иконографии на Севере Руси, ее роль и значение для культуры данного региона в XVII – начале XVIII вв.

Как известно, иконография архангела Михаила-воеводы оказалась очень востребованной в северной культуре и в период позднего Средневековья, и в Новое время. В некоторых часовнях и храмах Обонежья таких икон было одновременно по две-три [1] . Изучаемая иконография также встречается в других регионах Руси, но такой концентрации изображений, как на территории Обонежья [2] , нигде более не обнаружено.

При сопоставлении северных икон архангела-воеводы со «среднерусским» вариантом иконографии в качестве такого варианта мы привлечем известную икону из собрания П.Д.Корина (Государственная Третьяковская галерея) [3] . Здесь изображен красноликий архангел, летящий на красном крылатом коне и попирающий копьем беса. Неизменная черта всех «среднерусских» икон архангела-воеводы – красный цвет коня. Изображение Спаса Еммануила в верхнем углу заключено в сферу, поддерживаемую десницей Бога Отца.

Иконы архангела-воеводы, хранящиеся в музеях Карелии, достаточно разнообразны. В данной работе будет рассмотрен лишь один из северных вариантов данной иконографии, наиболее яркий и своеобразный. В нем обнаруживается ряд особенностей, не присущих среднерусскому изводу. Основное внимание будет сосредоточено на сравнительно ранних иконах (XVII – начала XVIII в.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таких произведений известно несколько, и разговор о них следует начать с иконы «Архангел Михаил – грозных сил воевода» с клеймами деяний (рис.1), находящейся в музее-заповеднике «Кижи» [4] . Это пример провинциальной иконописи Севера, главная (храмовая) икона часовни архистратига Михаила, перевезенной на остров Кижи из деревни Леликозеро. Икона экспонируется на своем первоначальном месте – в местном ряду двухрядного иконостаса часовни [5] . Памятник точно датирован 1671 г. благодаря посвятительной надписи на нижнем поле. Произведение уникально уже потому, что является самым ранним известным примером изображения архангела-воеводы «с бытием» [6] . Кроме того, это одна из наиболее ранних сохранившихся северных икон архангела-воеводы.

В среднике изображен красноликий архангел Михаил на белом коне с красными крыльями [7] . В правом верхнем углу представлен Спас Еммануил за престолом, на котором находятся книга и некий сосуд. Правой рукой, сложенной в двуперстие, Спаситель благословляет архангела Михаила. Архангел держит в левой руке книгу, в правой – крест и копье. Темная радуга с надписью раскинута между крыльями (а не между руками Михаила, как на среднерусских иконах). У всадника красное одеяние (не воинское), за его спиной развеваетсястр. 186 темный плащ. Пропорции фигуры сильно искажены – короткие ноги не соответствуют верхней части фигуры.

Фон средника был покрыт двойником (значительно утрачен). Внизу гора прорезается черной бездной, через которую как бы перепрыгивает белый конь, неся божественного посланника. На фоне бездны едва заметна черная фигура поверженного сатаны, здесь же схематично изображено архитектурное сооружение красного цвета (разрушенный Вавилон). Образ архангела передан наивно и в значительной мере условно. Перед нами – провинциальное произведение, тем не менее, насыщенное сложными смыслами (об этом будет сказано ниже).

Итак, зафиксируем особенности, отличающие эту обонежскую икону от упомянутого ранее среднерус- ского варианта иконографии архангела-воеводы. В леликозерской иконе архангел представлен на белом коне с красными крыльями; радуга перекинута между крыльями, а не между руками всадника; Спас Еммануил изображен перед престолом без поддерживающей Его десницы. Самой яркой особенностью необходимо признать манеру исполнения фигур. Белый почти игрушечный конь несет на себе всадника, у которого пропорции верхней части фигуры и ног никак не соотносятся между собой. При этом вся композиция в целом выглядит вполне естественно и гармонично, как часто бывает в провинциальной иконописи.

стр. 187Среди известных икон архангела-воеводы можно выделить целую группу изображений, композиционно и стилистически близких среднику леликозерской иконы. В первую очередь, назовем икону «Архангел Михаил – воевода», которая происходит из часовни Илии Пророка д. Лукин Наволок Кондопожского района (рис.2) [8] . В настоящее время произведение датируется XVIII в. [9] , однако, иконографическая близость иконе из Леликозера, лаконизм композиции и архаичность стиля говорят в пользу более ранней датировки. Возможно, это произведение относится ко второй половине XVII в. и даже могло быть создано ранее иконы из Леликозера [10] . Композиции двух икон почти идентичны по иконографии. Аналогично расположены атрибуты всадника, радуга перекинута между его крыльями; архангел представлен без воинских доспехов. При этом композиция иконы из Лукина Наволока сокращена до минимума – однотонный охристый фон иконы лишь внизу прорезан небольшой бездной, в которой видим связанного по рукам и ногам сатану и разрушенный Вавилон. Надписи хотя и достаточно обширны (занимают все верхнее поле иконы), но ограничиваются лишь характерной для данной иконографии цитатой из «Канона ангелу грозному воеводе».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отметим, что икона написана более профессиональным художником, чем рассмотренная выше. Об этом говорит и относительная проработанность складок зеленого плаща, и более развитый архитектурный элемент (в бездне). Несмотря на значительное сходство, стиль живописи этой иконы отличается от леликозерской в сторону большей сухости, графичности.

стр. 188К этой же группе относится двусторонняя выносная икона конца XVII в. в собрании Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (Москва; далее ЦМиАР), которая происходит из села Загородье Максатихинского района Калининской (ныне – Тверской) области [11] . Композиционно и отчасти стилистически икона близка обоим рассмотренным памятникам. Белый конь с красными крыльями и красным убором передан столь же наивно, аналогичным образом нарушены пропорции фигуры архангела.

Единственное существенное отличие от двух предыдущих памятников – архангел облачен в латы. Интересно, что икона из собрания ЦМиАР происходит с территории, которая была заселена тверскими карелами [12] . Таким образом, переселенцы сохранили иконографию, распространенную в прежнем ареале их расселения.

Итак, мы выявили особый обонежский вариант иконографии «Архангел Михаил – грозных сил воевода», который существует в северной иконописи на протяжении второй половины XVII–XIX вв. [13] Одним из важнейших произведений этого круга является икона архангела-воеводы из часовни д.Леликозеро. Цикл «бытия» архангела Михаила, представленный в клеймах этой иконы, отражает интересные особенности почитания архангела в Обонежье. Не имея возможности в рамках этой статьи рассмотреть весь цикл, остановимся лишь на одном важнейшем сюжете – «Вручение креста царю Константину» (в четырнадцатом клейме). Сюжет представляет собой своеобразное прочтение легенды о явлении Константину Великому в небе креста (рис.3) [14] .

В клейме изображен архангел Михаил (в рост), передающий восьмиконечный крест красного цвета царю Константину. Композиция сопровождается плохо читаемой надписью. Нам не известны аналогичные композиции с вручением креста царю Константину. Есть ряд изображений, напоминающих этот сюжет по смыслу – они представлены в клеймах некоторых румынских икон архангела Михаила первой половины XVI в. [15] Клеймо с Вручением креста размещено на центральной оси леликозерской иконы, непосредственно под средником. И в среднике, и в клейме, архангел держит восьмиконечный крест, победоносно поднимая его вверх.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Столь выразительное сопоставление клейма с центральной композицией не случайно, оно демонстрирует некую важную для создателей иконы идею. Эту идею поясняет уникальная надпись, находящаяся в левой части верхнего поля иконы: «Рече Господь Своим учеником се даю вам власть / наступати на змию и на ско[р]пию и на всю / силу вражию ничтож вам вредитъ». Этот текст, заимствованный из Евангелия от Луки (Лк.10:19), не встречается на других иконах архангела-воеводы [16] . Судя по расположению на иконе, интересующая нас надпись имеет отношение и к среднику, и к клеймам. В свете этой надписи становится более понятным соотношение средника с клеймами – здесь постоянно звучит апостольская тематика. Она отразилась и в сцене с апостолом Филиппом (Деян. 8:26–39) [17] , которая следует за сценой Явления креста Константину (рис.3).

Здесь архангел представлен стоящим, в его руках – большой медальон с поясным изображением апостола Филиппа, который благословляет еще стоящего в воде евнуха. Такой сцены мы не находим ни в одном изобразительном цикле, посвященном архангелу Михаилу [18] . Отметим также, что многие традиционные сцены («Явление Иисусу Навину», «Три отрока в пещи огненной» и др.) здесь трактованы необычно: в них подчеркивается идея диалога, проповеди, наставления.

В XVII в. христианство еще не было повсеместно распространено на территории Карелии, и сохранялась необходимость нести слово Божие местному населению [19] . Исходя из анализа надписей и клейм Леликозерскойстр. 189 иконы, можно сделать вывод о том, что образ архангела-воеводы призван помогать в христианизации северных земель. Такое значение этой иконографии впервые отмечается нами именно на примере леликозерской иконы. Но, поскольку другие обонежские иконы архангела-воеводы бытовали в схожих социокультурных условиях, этот вывод можно отнести и к ним, хотя детали, свидетельствующие о «апостольском» значении сюжета, есть не во всех произведениях.

На основании анализа группы памятников мы увидели, как иконография архангела Михаила-воеводы, возникшая в придворном, элитарном искусстве Руси, стала чрезвычайно популярной и востребованной в культуре Севера в эпоху позднего Средневековья и Нового времени. Здесь создается свой особый вариант этой сложной иконографии, в котором архангел-воевода представлен на белом коне с красными крыльями, с рядом других особенностей в передаче сюжета. Этот вариант иконографии архангела-воеводы бытовал в Обонежье и распространялся переселенцами на других территориях.

Образ архангела-воеводы воплощает сразу несколько важных истин – символизирует победу добра над злом, возвещает о скором конце мира и Страшном суде, напоминает о том, что архангел охраняет земли христиан от набегов завоевателей. Особенности культурной и духовной жизни в Обонежье породили особый народный тип религиозного сознания. В этой среде иконография архангела-воеводы не только видоизменяется, но и приобретает новые смысловые черты, которые удалось выявить в ходе изучения северных произведений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обонежские иконы архангела-воеводы наделены апостольским, миссионерским значением – это отражено в выразительном сопоставлении образа со сложной программой бытийного цикла иконы из Леликозера.

Интересно, что «апостольская» тема впервые возникает именно в обонежских иконах архангела-воеводы. В произведениях из других регионов, насколько можно судить, эта тема не звучит. Пример иконографии архангела-воеводы демонстрирует нам возможность адаптации сложного столичного явления к культурным реалиям северных территорий Руси в эпоху позднего Средневековья.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф