Метки текста:

Рябининские чтения Старообрядцы Фольклор

Васкул А.И. (г.Санкт-Петербург)
«Свое» и «чужое» в песенной культуре старообрядцев VkontakteFacebook

стр. 240Старообрядчество, возникшее в ответ на нововведения патриарха Никона, ориентировано в первую очередь на отстаивание установлений древлеправославной церкви и верность обычаям своих предшественников, потому основными принципами сознания приверженцев «старой веры» явились «консерватизм» и «традиционализм». Это нашло отражение как в духовной (религиозно-обрядовые практики и книжнопись-менная культура), так и бытовой сферах жизни староверов: «Их историческое сознание определяется религиозным преданием, приверженностью к старинным обрядам, к рукописной и дониконовской кириллической книге, к иконам „старинного“ письма и другим составляющим старообрядческую культуру элементам, среди которых пища, одежда, предметы быта, фольклор» [1] . В связи с этим следует отметить, что одна из главных идеологических догм старообрядческой культуры заключается в оппозиции «свое-чужое», что проявилось не только в противостоянии официальной церкви, но и в полемике с другими толками «старой веры».

Устная традиция старообрядцев во многом также ориентирована на христианскую культуру. Так, наиболее распространенные жанры, бытующие среди староверов, – устные апокрифы, легенды и духовные стихи [2] . Но, тем не менее, именно от представителей старообрядческих согласий были записаны редкие варианты традиционных фольклорных текстов. Самыми известными и искусными сказителями былин были крестьяне Обонежья (династия Рябининых-Андреевых), Печоры (В.И.Лагеев, Е.П.Чупров) и Мезени (М.Г.Антонов, Е.В.Рассолов), мест, известных как оплот «древлего благочестия» [3] . Необходимо упомянуть также о богатом песенном репертуаре старообрядцев [4] , например, знаменитая усть-цилемская «горка», состоящая из целого цикла хороводной лирики [5] . Кроме того, следует отметить и тот факт, что благодаря тенденции староверов к «консервации», сохранению своего культурного наследия, от них еще в конце XX – начале XXI вв. можно записать достаточно полные варианты фольклорных текстов, которые фиксировались в конце XIX – начале XX столетий [6] .

Лирические песни занимали особое положение у старообрядцев и принадлежали главным образом «мирской», несакральной стороне их жизни. В связи с этим существовала целая система запретов на исполнение «мирских» песен: во время религиозных постов, когда возможно было петь лишь духовные стихи [7] , а также лицам пожилого возраста, поскольку это считалось «греховным». Такого рода тексты, как правило, исполнялись молодежью во время полевых работ, на деревенских праздниках и зимних посиделках.

Среди песенного наследия староверов выделяются баллады, исторические, календарные обрядовые (колядки, веснянки, жатвенные и др.), обрядовые (свадебные песни и причитания, похоронная причеть, рекрутские песни), лирические (или протяжные), игровые, хороводные, плясовые, шуточные песни, а также романсы. Группа лирических протяжных песен – самая обширная и разнообразная по содержанию. Тематика таких песен весьма разнородна: о незавидной доле солдата, пребывании на чужой стороне, семейно-бытовые [8] , любовные песни и т.д.

стр. 241Старообрядцами не просто механически усваивались пришедшие из чужой – «мирской» культуры песни, как правило, такого рода тексты претерпевали изменения, подстраиваясь под идеологию и мировосприятие сторонников «древлего благочестия». В рукописно-книжной традиции староверов существует целый комплекс сочинений, где отражаются многочисленные запреты и предостережения от «прелестей мира» и «соблазнов сатаны» (например, «Повесть о табаке» и «Повесть о хмеле» [9] ). В устной традиции также бытуют многочисленные сказания и легенды о происхождении табака, вина, чая и их пагубном влиянии на человека [10] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В лирических же песнях староверы старались избегать таких тем, изменяя неугодные для слуха строки, что порой сильно искажало содержание текстов или делало его мало понятным.

Так, в статье о старообрядцах Старорусского уезда Новгородской губ., опубликованной в 1869 г. на страницах «Новгородских губернских ведомостей» [11] , нами был обнаружен вариант исполнения староверами популярного в XIX в. городского романса «Звук унылый фортепиано» [12] :

Текст традиционныйТекст, бытующий среди староверов

Звук унылый фортепианоВыражай тоску мою;Я люблю хотя тиранаОблегчи печаль мою!

Звук унылый форт лелиныйВыражай тоску мою;Я люблю хотя и раноОблегчи печаль мою!

В книге В.В.Андреева «Раскол и его значение в народной русской истории» приводится следующее объяснение такого видоизменения текста: «Если девушки раскольничьих общин пели в светских романсах „фортлелиный“ вместо „фортепиано“ (в строфе „звук унылый фортепиано“) и „я люблю хотя и рано“, чтобы только не сказать о „любви к тирану“, так как форте – „пиано“ кололо звук трезвого раскольника, а любви к тирану он вовсе не понимал» [13] . На наш взгляд, появление словосочетания «хотя и рано», вероятно, кроется в том, что фонетически неверно были расслышаны слова «хотя тирана».

Изменения патриархальных отношений в деревне, произошедшие в XX в., не могли обойти стороной и старообрядческие общины, что отразилось как на их бытовом укладе, так и на идеологическом настрое. Правила, регламентирующие жизнь старовера, становятся менее строгими и жесткими, в повседневный быт все больше начинают проникать элементы «мирской» культуры.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В песенный репертуар старообрядцев входят городские песни, в которых активно используются новые слова и понятия, прежде чуждые их среде: «В них (песнях – А.В.) нередко употребляются „новомодные“ слова, ранее отсутствовавшие в бытовой речи староверов (светло шампанское вино, трактир, ресторан, бар, карты-болиярты, пляцформа, франт, тросточка серебряная и т.п.). Вероятнее всего, эти произведения восходят к петербургскому фольклору (до революции староверы из Литвы нередко уезжали в „северную столицу“ на заработки)» [14] .

стр. 242Тема пьянства, бывшая ранее под большим запретом среди староверов, также начинает звучать и в лирических песнях. Так, такой мотив возникает в усть-цилемском тексте «Что ж вы, девушки, э-ой, да призадумались»:

… Одинакие, э-ой, да живут всякие,Живут всякие, э-ой, да горьки пьяницы.Живут всякие, э-ой, да горьки пьяницы,Горьки пьяницы, э-ой, да беспросыпные… [15]

Таким образом, репертуар и содержание песен староверов во многом зависели от идеологических позиций старообрядчества в целом, и, как и книгописные сочинения, жестко регламентировались консервативными традициями последователей «старой веры». Но по мере усиления контактов с «мирской» средой в песенные тексты проникают элементы «чужой» культуры, которые подчас кардинально меняют старообрядческую картину мира.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф