Метки текста:

Рябининские чтения Фольклор Частушки

Дианова Е.В. (г.Петрозаводск)
«Свое» и «чужое» в кооперативных частушках 1920–1930-х годов: Фольклорные традиции и самодеятельность VkontakteFacebook

стр. 253В отечественной фольклористике большое внимание уделяется фольклору и устному народному творчеству советской эпохи. «Классическое фольклорное наследие входит в современность как память о прошлом и как отклик на общечеловеческие и общенациональные чувства и коллизии, единые для людей разных эпох» [1] , поэтому для историков фольклор является особым историко-психологическим источником, в котором отразились чувства, переживания и настроения народа, возникавшие в тот или иной период ХХ столетия.

В советском фольклоре 1920–1930-х гг. можно выделить произведения народной поэзии с упоминанием кооперации. В основном это были частушки, стихи и поэмы неизвестных народных поэтов, в которых через призму кооперативных проблем отражались особенности социально-экономического положения жителей города и деревни этого времени. Прежде всего кооперация нашла отражение в частушках. Как отмечают исследователи, «частушка всегда злободневна, она живо отражает мельчайшие социальные изменения и события частной жизни» [2] .

В 1920–1930-е гг. частушки на кооперативную тему встречались в устном народном творчестве жителей Карелии, Архангельской, Вологодской, Новгородской и других областей. Тема кооперации проскальзывает в любовных частушках, которые исполнялись на молодежных гуляниях и посиделках. Народные частушки бытового содержания отражали «текучую и изменчивую, не только деревенскую, но и городскую современность», поэтому частушки имеют «хронологические приметы исторического прошлого» [3] , времен нэпа или коллективизации.

Для частушки характерно разнообразие композиционного построения и прием сквозного развития темы, в тексте частушки присутствует прямая и косвенная речь, например:

Мне милашка прочиталаСтрогую нотацию,Чтоб продукты все сдавалиЧерез кооперацию [4] .

Эта частушка, по всей видимости, появилась в годы нэпа, когда кооперация занималась заготовкой продуктов сельского хозяйства, конкурировала с частными заготовителями. В данной частушке скрыто обращение девушки к деревенскому парню, единоличному хозяину, который сетует на то, что ему нужно выгоднее продать продукцию своего хозяйства и получить максимальную прибыль, а «строгая нотация» милашки содержит побуждение к другому действию: продукты сдавать только через кооперацию, которая была объявлена «столбовой дорогой к социализму».

В традиционных и кооперативных частушках излагались «поступки героев и поведение персонажей, связанные единой линией действия» [5] , при этом настоящее противопоставлялось прошлому времени:

От, бывало, торгашуВсё я грошики ношу,А теперь насупротив – Я хожу в кооператив! [6]

В частушках с кооперативными сюжетами присутствует характерный для всех частушек обычный предметно-вещевой мир, например, часто упоминается платок, который в частушках выступает как символ любви и верности. Приобретение новой вещи, того же платка, сопоставляется с зарождением любви, но чаще платок помогает раскрыть измену, обман, разлуку [7] . Для советских частушек было характерно то, что традиционные символы употребляются не в переносном, а в буквальном значении:

Подарила я платочек –Милый требует картуз.У меня не кооперация,Не райпотребсоюз! [8]

стр. 254Исследователи отмечают, что традиционная частушка, в том числе и с кооперативным сюжетом, «звучит одновременно для себя и для всех», она «хочет заявить о переполняющем человека чувстве, заразить им, вызвать ответ, растрогать, расшевелить» [9] . Частушка служит «оглашению отношений межу членами молодежного сообщества». Традиционная частушка «открывает сферу личных переживаний – желаний, страхов, предпочтений, оценок» [10] . А для этой цели можно использовать и кооперацию, и купленные в сельпо кружева:

В кооперации купилаЯ на блузку кружева,Неужели я не будуТрактористова жена? [11]

Для советского времени были характерны лозунговые частушки. Они возникли во время революционных событий 1917 г. Лозунговые частушки были агитаторами за утверждение нового строя, а в 1920-е гг. они стали «наиболее активным и действенным жанром» народного творчества. По мнению И.В.Зырянова, «такие частушки много унаследовали от рабочего фольклора: революционные лозунги, боевой дух, разговорные интонации. Рождаемые как социальный заказ „на злобу дня“, эти частушки обычно не укладываются в традиционные формы народной поэзии. Такие частушки, отслужив времени, вызвавшему их к жизни, умирают» [12] .

В 1920-е гг. лозунговая частушка становится агитатором кооперативного движения, на кооперацию возлагались задачи по ограничению частной торговли и борьбе с капиталистическими элементами города и деревни. В г.Устюжна Вологодской области была записана одна из таких лозунговых частушек:

Чтобы с вас не драла шкурНэповская нация,Мужики, держите курсНа кооперацию [13] .

В 1920-е гг. кооперативные частушки писались самодеятельными авторами специально к Международному дню кооперации и для конкурсов художественной самодеятельности. Такие частушки, как правило, выполнив определенную задачу, актуальную для своего времени, ушли в прошлое и стали лишь приметой прошлого, но они дают своеобразный поэтический портрет исторической эпохи. В агитационно-пропагандистских целях использовались рабочие стенгазеты. В них печатались стихи местных авторов и общественнополитические частушки с ярко выраженным социальным содержанием, в том числе на актуальные кооперативные темы. Например, в 1924 г. в Кемерово работники клубов рудника и химзавода стали выпускать рукописную (точнее – машинописную) газету «Горнорабочий и химик». Один номер газеты «Горнорабочий и химик» от 4 июля 1924 г. был отпечатан специально к Международному дню кооперации, в нем помещена цитата В.И.Ленина: «Кооперировать широко население при НЭПе – есть все, что нам нужно». По номеру разбросаны рекламные призывы: «Долой частную торговлю – все в ряды кооперации», «Кооперация – друг и помощник трудящихся», «Не давай купцам наживы, покупай в кооперативе», «Никогда не покупай в частной лавке того, что можно купить в кооперативе», «Рабочий и крестьянин! Помни заветы Ильича – укрепляй через кооперацию смычку города с деревней!». Также в этом номере газеты «Горнорабочий и химик» от 4 июля 1924 г. напечатаны частушки о работе местного рабочего кооператива (рабкопа), приуроченные к Международному дню кооперации. Их автором был известный кемеровский партработник Федякин:

Спекулянтики торгуют Продают гнилой товар,Кооперацию открыли –У них брать я перестал.Состою в рабкопе членомИ имею книжку, В нем товар я покупаю,Там дают мне скидку.Кто не хочет пайщикомБыть в кооперации,Несет деньги на базар – Служит спекуляции.Юбилей Рабкоп справляетВ День кооперацииИ всех членов призывает:На гибель спекуляции [14] .

В 1930-е гг. советские частушки социально-политического содержания отвечали новым идеологическим задачам – проведению сплошной коллективизации сельского хозяйства, которая была определена как единственно верная «столбовая дорога к социализму» и как единственный правильный способ кооперирования крестьянства. Лозунговая частушка становится агитатором, ее использовали в стенгазетах и выступлении агитбригад.

В 1930-е гг. частушки о кооперации пели участники агитбригад и артисты передвижных театров для пропаганды колхозного строя. В этих частушках можно проследить фольклорные традиции, характерные для данного жанра устного народного творчества. В то же время самодеятельные авторы стремились запечатлеть в своих произведениях новые явления в жизни советской деревни, в том числе объединение крестьян в колхозы и ликвидацию кулачества как класса.

Весьма интересна в этом отношении литературно-музыкальная композиция 1930 г., которую исполняет хор подвижного театра Дома творчества имени Н.К.Крупской (ДНТ). Культурно-просветительское учреждение – Дом Народного творчества имени Н.К.Крупской – был создан в 1928 г. на месте Дома театрального просвещения имени В.Д.Поленова, созданного еще в 1915 г. в Москве художником В.Д.Поленовым. ДНТ им. Н.К.Крупской обобщал передовой опыт культурно-просветительской деятельности, популяризировал и распространял лучшие образцы песенного искусства. ДНТ не стоял в стороне от общественно-политических событий в нашей стране. Его работники откликались своим творчеством на серьезные социальноэкономичес-кие явления, всемерно поддерживая официальную политику советского правительства. Так, например, в 1930 г. работники ДНТ активно включились в пропаганду нового колхозного строя. К примеру, они подготовили литературно-музыкальную композицию, которая была записана на грампластинке под названием «Кооперативный монтаж». В советской художественной самодеятельности были популярны такие формы работы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сначала выступал ведущий, он задавал общий тон композиции, определял ее идейное содержание. В этой композиции ведущий декламатор читал рифмованные предложения, которые были не стихами, а политическими лозунгами и воинскими приказами. Кооперативный монтаж начинался с выступления артиста-декламатора:

Помни, бедняцко-батрацкая масса,Про ликвидацию кулаков как класса! Всякие рвачи и спекулянтыПродолжают проявлять свои таланты, Стараются подорвать спекуляциейНашу СМЫЧКУ с кооперацией!Борясь с сельской потребиловкой,Стремятся обирать нас рабиловкой!Чтобы сломить эту мародерскую банду,Слушай команду: «Активисты! Кооперацию – вперед!Снижай, кооперация, накладной расход!Усиливай контроль бедноты и батрачества!Чтобы добиться в работе лучшего качества,Очистить кооперацией личный состав,Головотяпов и лодырей за холку взяв!Негодных – вон! Хороших не тронь!По всем недочетам – беглый огонь!

После выступления декламатора начиналось пение кооперативных частушек в исполнении хора инструкторов театра ДНТ. В этих частушках пелось о сельской потребительской кооперации, лавке сельпо, которую в народе называли «потребиловкой» или «потребилкой». Зажиточным крестьянам был ограничен доступ в кооперацию, преимущества при вступлении в сельпо были у бедноты. Кооперация противопоставлялась капиталистическим элементам деревни, кулакам и частным торговцам, которые продавали товары втридорога. Однако и кооперация продавала свои товары недешево, поэтому певцы призывают обкомы партии следить за порядками в местных сельпо:

Потребиловка родная, Ты – опора бедняка! На порог ты не пускаешьБогатея-кулака!

Обозлились богатеи,Не житьё, а маета.Захватила в свои рукиПотребилку беднота!

Старый лавочник болтун Злобно лает словно пёс.Потребилка и торговляУтирает купцу нос!

Потребилке удружим,Нынче дети как один.Пусть в обкомах там следят Зорко за порядками!

Эх, и цены в потребилке – Почешите-ка в затылке! И за чем к нам не придут,Все достанем в пять минут.

Крепче пай и выше рост,Нынче жизнь призывная.Будет наш советский крайВесь кооперирован [15] .

Кооперативный монтаж заканчивается пафосным утверждением о всеобщем кооперировании всей страны, что в 1930 г. означало успешное проведение сплошной коллективизации сельского хозяйства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, произведения устного народного творчества 1920–1930-х гг., в том числе кооперативные частушки, унаследовали фольклорные традиции, которые передавались из поколения в поколение. В то же время художественная самодеятельность часто решала сиюминутные политические задачи. Частушки и стихи «на злобу дня» были актуальны только в определенный исторический момент.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф