Метки текста:

Рябининские чтения Свадьба Фольклор

Енговатова М.А. (г.Москва)
Закамская свадьба как результат взаимодействия северных и южнорусских традиций VkontakteFacebook

стр. 260Территория Закамья расположена в междуречье Волги и Камы и в прошлом была ограничена с юга и юго-востока Закамской укрепленной чертой. Ее заселение русскими произошло относительно поздно: постоянное население появилось здесь не раньше XVII в. Историки различают три потока колонизации Закамья: с севера и северо-запада («из-за Камы»), из бассейна Оки и с юга через Самарскую Луку [1] .

Результатом такой колонизации стало возникновение здесь музыкальной традиции позднего, смешанного формирования. В местной традиционной песенной культуре обнаруживается синтез типологических признаков различных региональных традиций русской песенности – как северных, так и южных. Их соотношение в каждой жанровой группе напевов специфично. Механизмы взаимовлияния, формы синтеза представляют интерес как в отношении типологической характеристики местной песенности, так и в плане изучения форм взаимодействия традиционных культур в целом.

В качестве объекта наблюдений нами выбрана закамская свадьба – ритуал и его музыкальный код. При рассмотрении свадебного обряда мы опираемся на его типологию, осуществленную Б.Б.Ефименковой, выделившей и описавшей два основных типа обряда в восточнославянской культуре – северный (свадьбу-похороны) и западно-южный (свадьбу-веселье) [2] .

Закамский свадебный ритуал представляет собой почти равновесное сочетание признаков обоих названных выше типов свадьбы. Черты северной свадьбы-похорон выступают здесь в контрастном соотношении двух половин обряда (его довенечной и послевенечной части), а также в чрезвычайной развитости инициационного плана, и – как следствие – разрастании первой половины свадьбы, включающей в себя значительное число ритуальных практик. Не менее важно и наличие в местной свадьбе типичных северных реалий обряда: рукобитье, ритуальная бания, прощание с украсой, пребывание невесты почти всю первую половину обряда в «ином локусе» (под шалью, в чулане). Существенно и закрепленное положение в ритуале венца.

Однако не менее развиты в закамской свадьбе и черты западно-южной свадьбы-веселья, что прежде всего проявляется в «переплетении» двух семантических планов на протяжении всего ритуала. Так, первая половина свадьбы содержит довольно много обрядов контактно-коммуникативной линии (например, многочисленных хождений девушек от невесты к жениху – за рубашкой, за мылом и веником, за суслом, с рубашкой, с веником). Как и для западно-южной свадьбы-веселья, для местного обряда характерно обилие ритуальных практик во второй его половине, особенно обрядов второго и третьего дней: разнообразных карнавалов с ряжением, катанием тещи в корыте, прятанием молодого, хождением молодой за водой и прочими ее испытаниями, действиями с курицей, пляской и игрой на печной заслонке. Особо следует выделить наличие в закамской свадьбе «южного» ритуального деревца (репья, куста, сада, венка, красы, украсы, чи́чек) и действий, с ним связанных (сидение невесты за кустом, хождение девушек с ним к жениху, катание/хождение подруг невесты с деревцем по селу, выкуп его храбрым поездом) [3] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Результатом взаимодействия столь типологически разных тенденций явился специфически местный свадебный ритуал. Своеобразие закамской свадьбы определяет прежде всего сочетание оппозиционных для русского свадебного обряда явлений, например, ритуальной бани (север) и свадебного деревца (юг). Это может приводить к однофункциональности типологически разных обрядов, например, запоя и рукобитья. Многократно дублируются, как правило, характерно местные явления: вывод невесты из чулана, хождение девушек от невесты к жениху, катания/хождения их в нарядах и дарах невесты по селу и т.д. Дублироваться могут и предметы-символы. Так, в качестве символов кра́соты (по-местному, украсы) невесты выступают ее коса, лента из косы, венок (редко), наряженное деревце и пр. Дублером свадебного деревца выступает в Закамье веник. Его наряжают, с ним ходят к жениху и разгуливают по улицам, катаются на лошадях и, наконец, девушки трепят, разбивают веник и пляшут на нем, в то время как невеста воет. Наличие веника и ритуальные действия с ним – специфически местное явление.

Таким образом, взаимодействие ритуалов северной свадьбы-похорон и западно-южной свадьбы-веселья в закамской свадьбе очевидно. Причем, если черты свадьбы-похорон наиболее ярко выступают в первой части обряда, то черты свадьбы-веселья – во второй его половине.

стр. 261Обратимся теперь к музыкальному коду закамской свадьбы, рассмотрим, как взаимодействие северных и западно-южных характеристик проявляется в музыкальном языке [4] . Как показали исследования региональных традиций русской свадьбы, функциональную нагрузку в ритуале получают ритмические формы напевов, тогда как их звуковысотное строение образует достаточно единое музыкальное поле [5] . Поэтому песенный материал закамской свадьбы рассматривается нами в основном с позиций его ритмической организации.

С точки зрения структурно-функциональной специфики закамские свадебные песни объединяются в 4 группы: 1) прощальные неравносегментной структуры; 2) прощальные песни цезурированного ритма; 3) песни контактно-коммуникативной линии равносегментного строения; 4) величальные (контактнокоммуника-тивная линия) цезурированной ритмики.

Очевидно, что напевы первой и третьей групп – типологически северные, тогда как напевы второй и четвертой – западно-южные. Основную оппозицию в закамской свадьбе составляют неравносегментные прощальные и цезурированные величальные, что не характерно для «чистых» северных и западно-южных традиций. Совмещение напевов четырех вышеуказанных групп в одном ритуале (в тех пропорциях, в которых они здесь представлены) – специфично. Как известно, в северных версиях обряда господствуют сегментированные напевы, в западных и южных – цезурированные. И хотя в части южных традиций возможно наличие сегментированных песен, тем не менее их число по сравнению с цезурированными минимально [6] . От северных же культур закамская отличается наличием большого числа цезурированных форм.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Черты северной свадьбы-похорон в музыкальном языке закамской свадьбы обнаруживаются прежде всего в развитости корпуса прощальных песен неравносегментного строения, большом числе их ритмических типов (основных – 9) и напевов (до 20–24 в одном поселении), объединенности напевов песен одним мелодическим типом. Не менее важна и представительность группы песен контактно-коммуникативного плана с равносегментными формами всех трех видов (с трех- четырех- и пятивременными сегментами). Как известно, в западных и южных традициях обряда подобные формы присутствуют в единичных образцах, тогда как они чрезвычайно характерны для северных культур. К типично северным относятся и те типы сегментированных закамских песен, в которых реализуется троичная система счисления ритма. Безусловно, северной чертой следует считать развитость плачевой линии в закамском свадебном ритуале, в том числе – наличие развернутых плачевых циклов (привывания невесты утром в дни девишника, при благословлении, во время баенного обряда и пр.). Следует подчеркнуть, что прощальными песнями и плачами обслуживаются практически все обряды довенечной части свадьбы, а прощальные песни могут переходить и в обряды, совершаемые во второй по-ловине ритуала.

Вместе с тем в музыкальном языке закамской свадьбы очевидно и присутствие явлений, характерных для западно-южных традиций свадебного обряда. К ним прежде всего следует отнести наличие прощальных цезурированных песен (преимущественно со стихом 7+5 и 7+3). Причем бóльшая их часть приурочена так же, как и на западе и юге, к обряду расплетания косы невесты. Не менее существенно и доминирование в корпусе величальных песен цезурированных форм (в том числе – с рефренами), типологически родственных плясовым песням, а также присутствие в закамской традиции песен одного и того же ритмического типа как в системе двоичного, так и в системе троичного счисления ритма. Типичной чертой свадьбы-веселья следует считать и наличие цезурированных величальных напевов в обрядах довенечной части ритуала.

В то же время музыкальный закамской свадьбы характеризуется яркой региональной спецификой. Это определяется прежде всего характерно местным мелодическим стилем напевов, не имеющим прямых аналогий в других традициях. Свои особенности имеет практически каждая структурно-функциональная группа закамских свадебных песен. Так, прощальные песни неравномерно-сегментного строя, во-первых, отличает чрезвычайная мелодическая распетость, не имеющая параллелей в других традициях. Во-вторых, среди ритмических типов этих песен встречаются и специфические, неизвестные в других регионах. В-третьих, в тех же формах, что и неравносегментные прощальные, в Закамье, звучат и величальные жениху или совместные величания жениха и невесты, включающиеся в инициационную линию ритуала. И, наконец, как яркое местное явление выделяются в корпусе прощальных песен напевы со вторичными мелодико-ритмическими композициями и перенесением сольного запева во вторую половину их первого периода.

Как результат синтетического характера закамского свадебного обряда следует оценивать типологическую неоднородность основных функциональных групп напевов. Так, доминирование неравносегментныхстр. 262 форм среди прощальных песен не мешает присутствию среди них цезурированных и даже одного равносегментного напева («Уж ты яблонь моя, рассадовенькая» [7] ), а преобладание цезурированных форм в корпусе величальных не исключает наличие среди них сегментированных (как неравно-, так и равносегментных).

Итак, закамская свадьба является синтезом двух оппозиционных в культуре восточных славян типов ритуала с доминированием черт свадьбы-похорон в музыкальном языке обряда и паритетностью компонентов обоих типов ритуала в этнографическом его срезе. В результате такого взаимодействия сформировался новый тип обряда, имеющий устойчивую структуру, стройную архитектонику, определенную типологию музыкальных форм. Незначительная подвижность ритуала реализуется в основном в вариативности его претворения в отдельных населенных пунктах Закамья.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Мы считаем, что описанный тип свадебного обряда характерен для всех традиций позднего смешанного формирования, где он, конечно же, существует в различных своих видах. Необходимость систематики этих видов свадьбы очевидна. С этой точки зрения наибольший интерес представляют традиции бассейна Волги и двух ее крупных притоков – Оки и Камы, контактные зоны, в которых взаимодействие северных и западноюжных культур выступает в наиболее устойчивых формах.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф