Метки текста:

Былины Рябинин Рябининские чтения Свадьба Фольклор

Захарова О.В. (г.Петрозаводск)
Оппозиция «свое/чужое» в сюжете былин о сватовстве в репертуаре Т.Г.Рябинина VkontakteFacebook

стр. 267Самоопределение «свой/чужой» – естественное состояние человека и общества. В истории постоянно происходят трансформации «своего» и «чужого», в которых «свое» нередко становится «чужим», а «чужое» – «своим». Одним из таких аспектов в фольклоре являются конфликт язычества и христианства и адаптация арха- ичного мифологического содержания к обстоятельствам современной жизни. Эту проблему я хотела бы рассмотреть в анализе двух былин о сватовстве в репертуаре Т.Г.Рябинина – «Михайло Потык» и «Иван Годинович».

Былина «Михайло Потык» представлена тремя разновременными записями, она – единственная в репертуаре Т.Г.Рябинина, которая характеризуется малой устойчивостью сюжета. Первая запись П.Н.Рыбникова – незавершенный фрагмент, который содержит 23 стиха [1] . Cюжет былины в ней не раскрыт: записан лишь рассказ о встрече героя с лебедушкой. В этом варианте можно выделить характерные для данного сюжета мотивы: поездка Михайлы Потыка в орду, его приезд к Пучай-реке, «охота» Михайло Потыка, появление лебедушки, угроза лебедушке. Кроме них в первой записи в неразработанном виде обозначен ключевой для понимания сюжета мотив превращения лебедушки в девушку. Самого описания превращения нет, оно лишь подразумевается:

Белая лебедушка поднималасяИ становилася на матушку сыру землюСупротив Михайлы Потыка сына Иванова,Проязычила она языком человеческим… [2] .

Второй вариант, записанный П.Н.Рыбниковым, содержит 187 стихов [3] . Встреча с лебедушкой происходит на обратном пути героя из «орды», куда был отправлен Михайло Потык отвезти дань за двенадцать лет:

«Двенадцать лебедей, двенадцать креченей.Отвозил-то грамоту повиннуюКо царю Лиходею Лиходееву» [4] .

За исполнение этого поручения он был пожалован царем Лиходеем Лиходеевичем «трема кораблями со татарами».

С ними он возвращается в Киев-град. По пути герой видит «лебедку на синем море», расспрашивает о ней татар, пытается добыть ее сам, но она прилетает и садится на «черлен корабль» и оборачивается красной девицей.

Приветствие Михайло Потыка и его желание поцеловать девушку встречает препятствие – она иноверка, принадлежит к «чужому» миру, обладает сверхъестественными способностями и знаниями:

Условие исполнено: Михайло Потык и девушка идут в церковь, ее крестят, они венчаются. В примечании к данному варианту былины П.Н.Рыбников дает два отрывка, которые певец припомнил, «пропевши эту старину» [5] . Один из них должен следовать после венчания: он во многом определяет дальнейшее развитие сюжета. Герои устанавливают между собой «заповедь», которая не соответствует христианским установлениям:

Который-де из нас впереди помрет,Живому с мертвым в один гроб леци,На трое суток времени [6] .

стр. 268После венчания начался разлад семейной жизни, причиной которого было освобождение Михайлой Потыком из разбойничьего плена девушки и привоз ее в Киев. Это обстоятельство вызывает ревность и последующую измену жены: «Стала она да усомлятися, / Что „ездит мой муж по Киеву за б…ы“» [7] . Ревность Марьи Лебеди Белой провоцирует пьянство Михайло Потыка. Новый муж Марьи Лебеди Белой так же, как и она, принадлежит «чужому» миру: он «из той из Литвы из поганоей» [8] .

Второй пропущенный отрывок следует за мотивом ревности Марьи Лебеди, в его состав входят исполнение уговора, «сказочное» путешествие живого в царство мертвых и наказание жены-колдуньи: «И сделалась она нездоровая, / И тут она скоро преставилась» [9] .

Отрицание язычества как «чужого» представлено в отношениях Михайло Потыка к Марье Белой Лебеди, но исчезает в образе действий самого героя. Он не чуждается магических обрядов, в его действиях органично сочетаются и языческие, и христианские верования. Так, Михайло Потык берет c собой в могилу прутья медные и железные, которые являются ритуальным орудием одоления нечистой силы: «Сковал три прута медныих и три железныих, / Сковал клещи железные / И приказал сколотить домовище великое, / Чтобы в одно домовище двоим лечи» [10] . Герой объясняет назначение изготовленных предметов князю Владимиру: «Ради того беру с собой прутья медные и железные, / И клещи беру железные, / Чтобы к моему ко гробу не плавала змея подземельная / И не точила бы мого тела белого» [11] . Это пояснение Михайло Потыка предваряет развитие событий после выполнения «заповеди»: «И ко тоему гробу приплывает змея подземельная. / Тут Михайла Потык сын Иванович / Берет клещи он железные, / Прихватил тую змею подземельную, / И бил ю прутьямы медныма, / И бил ю прутьямы железныма» [12] . От ударов прутьями змея подземельная оборачивается Марьей Белой Лебедью и дает «заповедь великую / Не делать впредь никаковых пакостей» [13] .

Этот эпизод раскрывает логику дальнейшего поведения Марьи Белой Лебеди. Она нарушила «заповедь». Вместе с новым мужем Марья Белая Лебедь опаивает Михайло Потыка «спящим зельем, забудущим».

Переодевшись, Михайло Потык отправляется в «чужой» мир, который в былине именуется «темна орда». Герой принимает облик «калики перехожего»: он «обул собе лапотики шелковенькие, / Клюку он брал кости рыбьея, / Подсумок одел черна бархата, / На головку шляпку земли Греческой» [14] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В поединке Михайлы Потыка с прежней женой и ее новым мужем – «татарином поганым, царским сыном Федором Ивановичем» – Потыку помогает «сестра родная, дочи царская, прекрасная АннаКоролевична» [15] , которая «взяла-отняла его от стены прикована, / Стала его раночек кровавих заращивать, / Стала его, добра молодца, удабривать / И ввела его во силушку богатырскую, / Во прежнюю храбрость великую». Она наставляет Михайло Потыка: «Поди-тко по нашему по городу: / Где сустигнешь сына царского / Со своей со прежней молодой женой, / Где их сустигнешь, тут и смерти предай» [16] .

Заслуживает внимания оригинальная разработка мотива встречи. Сказитель дает выразительное использование приема, который В. Шкловский назвал «остранением» [17] . Отправив Михайлу Потыка навстречу Марье Лебеди и Федору Ивановичу, прекрасная Анна-Королевична И сама за ним вслед пошла засматривать, / Как он насмотрел их, по царству едучись [18] .

Происходит выразительное удвоение видения предмета: герой высматривает соперников, героиня наблюдает его поиски. Наблюдение Анны-Королевичны за Михайло Потыком мотивировано тем, что героиня предчувствует нависшую над Михайло Потыком и собой опасность повторной встречи с прежней женой героя: Марья Лебедь Белая и Федор Иванович во второй раз пытаются опоить героя зельем. Михайло Потыка спасает ее предостережение: «Не пей-ка этой чары зелена вина: / Если выпьешь – и сам погинешь, и меня сгубишь» [19] .

Этот вариант былины (второй), записанный от Т.Г.Рябинина, заканчивается женитьбой героя на по-мощнице – «Прекрасной Анне-Королевичне» и формулой их последующей счастливой семейной жизни: «И тут-то они стали жить да быть, / Добра наживать, от лиха избывать» [20] .

стр. 269Третий вариант сюжета, записанный А.Ф.Гильфердингом 27 ноября 1871 г. в Петербурге, содержит 57 стихов [21] . Данный текст представляет первую версию сюжета, который завершается благополучной супружеской жизнью Михайло Потыка с Марьей Лебедью Белой и является завершенным вариантом первой записи, сделанной еще П.Н.Рыбниковым. В отличие от первой записи в ней описано превращение лебедушки в девушку – «Обвернулась лебедка красной девушкой» [22] , есть мотивы, разработанные во второй записи: приветствие героя девушки, желание ее поцеловать, обращение девушки и наказ-условие, его исполнение, которое предполагает возвращение в Киев, крещение, венчание и возвращение домой. Финал этого варианта благополучен. Михайло Потык и Марья Лебедь возвращаются домой после венчания и начинают счастливую семейную жизнь:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выходили оны с матушки Божьёй церквы,Шли по славному по городу по Киеву,Во свою-то шли в полату в белокаменну,Приходили во столову свою горенку,Стали жить да быть, во век любовь творить [23] .

В былине «Михайло Потык» только 6 мотивов из 43 встречаются во всех трех записях: поездка в орду, отношение короля и королевны к Михайлу Потыку, появление лебедушки, угроза лебедушке, превращение лебедушки в девушку, обращение и наказ девушки. Для второго и третьего вариантов общими являются еще 5 мотивов: приветствие Михайлой Потыком лебедушки, возвращение в Киев, крещение, венчание и сказочная формула, завершающая сюжет. Мотив приезда Михайлы Потыка к Пучай-реке и мотив охоты повторяются в первой и третьей записях. Интересно, что совпадающие мотивы различаются степенью разработанности.

Представляя сюжет былины, В.Я.Пропп писал: «…данная песня имеется в двух версиях: в одной все очень благополучно кончается браком, в другой следует трагедия» [24] . В репертуаре Т.Г.Рябинина представлены обе версии этого сюжета: трагедия разыгрывается во второй записи, сделанной П.Н.Рыбниковым, третий вариант – завершается заключением брака. И первая, и вторая версии представляют единый сюжет эпического сватовства, которое осложнено победой героя над представительницей иного мира, обладающей сверхъестественными способностями и знанием. Иную интерпретацию образа Марьи Лебеди Белой предложил Ю.А.Новиков: «…это волшебница, знающая, что только Михайло Потык способен вызвалить ее из потустороннего мира (отсюда ее стремление выйти замуж за этого богатыря, отсюда и необычный договор живому идти в могилу с мертвым, как правило, заключаемый по инициативе Марьи, отсюда и ее прозвище „Марья бессмертная“, т. е. неподвластная теперь естественной смерти)» [25] . Однако в репертуаре Т.Г.Рябинина этот образ переосмыслен: героиня дважды обнаруживает способность к оборотничеству, превращаясь из зооморфных образов (лебедушки и змеи) в человека. Оппозиция «свое/чужое» в сюжете былины о Михайло Потыке в репертуаре Т.Г.Рябинина проявляется в разных аспектах: как противопоставление язычества и христианства, земного и мертвого миров, по этнической и конфессиональной принадлежности.

Еще один аспект – взаимодействие различных фольклорных эпических жанров. Существование двух версий этого сюжета В. Я. Пропп объясняет тем, что «песня не может закончиться браком, как это имеет мес-то у некоторых певцов». «Брак героя, – подчеркивает исследователь, – обычный конец сказок, но не былин.

Былинный сюжет требует продолжения. Браком кончается только первая часть песни, но не вся песня. lt;…> Канон древнего эпоса требовал, чтобы после женитьбы героя с его женой случилась беда» [26] . Неустойчивость данного сюжета может быть объяснена тем, что данная былина является жанровой адаптацией сказочного сюжета. У сказителя были сложности в согласовании сказочной и былинной поэтики. Эту творческую задачу сказитель разрешал в импровизации, которая дала два варианта одного сюжета – счастливого (сказочного) и трагического (былинного). Варианты показывают, как сказочные мотивы осваиваются другим жанром – былиной. В репертуаре Т.Г.Рябинина второй вариант соответствует былинной поэтике, а первый и третий испытывают на себе влияние сказочной поэтики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф