Метки текста:

Рябининские чтения СССР Фольклор

Козлова И.В. (г.Санкт-Петербург)
Враги советского народа в творчестве севернорусских сказителей VkontakteFacebook

стр. 284Творчество советских сказителей – явление, ограниченное временными рамками 1930–1950-х гг. Хотя среди создателей лиро-эпических новообразований были люди разного социального статуса из разных частей страны, основная масса (около 70% [1] ) текстов на русском языке была создана крестьянами Русского Севера [2] – региона с богатой эпической традицией [3] .

Главными героями новых произведений сказителей были «лучшие» советские люди: политические де- ятели (Ленин, Сталин, Киров), полководцы Красной Армии (Чапаев, Ворошилов), люди героических профессий (Чкалов, Шмидт). Однако при создании советского эпоса важно было изобразить не только положительных героев, но и их антагонистов. По хронологии сюжетов лиро-эпические новообразования советских сказителей можно разделить на четыре блока [4] : 1) о завоевании и утверждении советской власти; 2) о социалистическом строительстве СССР до начала Великой Отечественной войны; 3) о войне; 4) о послевоенном времени. Для каждого из этих периодов характерны свои враги.

Завоевание и утверждение советской власти

Период становления советской власти отражен в новинах о жизни революционеров и о Гражданской войне. В новинах о жизни революционеров врагами выступают представители господствующей до 1917 г. власти, в первую очередь, царские жандармы и сам царь, а также помещики и заводчики. Новин, отражающих подпольную борьбу революционеров, нам известно всего пять: по две о В.И.Ленине и И.В.Сталине и одна о К.Е.Ворошилове. В «Сказании о Ленине» М.С.Крюковой встречаются изображения двух царей: царя-Идолища (Александра III), казнившего Сашу Ульянова, и царя Николая. Царь-Идолище ни разу не называется по имени, характеризуется как очень уродливый и огромный. Николаю Романову в новине дается характеристи-ка безвольного пьяницы, отличающегося крайней жестокостью [5] . В остальных новинах образов и имен царей нет, говорится только об абстрактных «царских слугах», которые разыскивают с целью ареста кого-либо из главных героев.

Гораздо разнообразнее враги представлены в новинах о Гражданской войне. В 12 из 16 произведений указываются конкретные исторические лица. Наиболее популярными оказались имена адмирала А.В.Колчака, генералов А.И.Деникина и Н.Н.Юденича; каждый из них упоминается в шести новинах, при этом в четырех случаях все трое вместе. Кроме этого, в одном произведении Колчак действует вместе с Деникиным и С. Н. Балаховичем [6] , в другом – с полковниками А.И.Дутовым и Т.И.Сладковым. Деникин оказывается главным врагом в новине «Разгром Деникина», а Юденич – «Сталин на защите града Питера» и «Былины о Тойво Антикайнене», в которой кроме него упоминается белофинн Илмарийнен [7] . Кроме перечисленных лиц, дважды упоминается Е. К. Миллер [8] и единожды – генерал-лейтенант А.Г.Шкуро, атаман Миронов и И.Судаков [9] . Имена врагов, как правило, правдиво соотносятся с именами советских героев и с местом проведения сражений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Часто в новинах о Гражданской войне подчеркивается единство белогвардейцев с интервентами: М.С.Крюкова говорит о том, что «царские прислужники» зазвали «на подмогу себе чужи нации» [10] , М.Р.Голубкова пишет, что к генералам из-за моря приходила «иноземна сила» [11] , Т.Е.Туруев сообщает, что настр. 285 Мурманск налетели враги «из далеких стран буржуазныих» [12] . Национальная принадлежность иноземных по-мощников обозначается только в двух из шестнадцати новин: в одной это англичане и французы [13] , во второй к ним добавляются финны, также сражающиеся против Красной Армии [14] . В целом для всех новин о Гражданской войне единственно важной оказывается оппозиция «советского» и «несоветского». Враги здесь все, кто против Красной Армии и Советской власти: будь то интервенты, белофинны или русские генералы.

Во всех лиро-эпических новообразованиях о Гражданской войне характеристики белогвардейцев очень сходны. С одной стороны, к ним применяются общие социально-нравственные характеристики: «враги», «бандиты», «царские прислужники», «недобитые генералы / офицеры / помещики / заводчики», «беляки / белая погань», «наймиты буржуазные». С другой стороны, они дополняются образными: «лютые звери», «хищные птицы», «злые коршуны», «черные вороны».

Часто эти характеристики даются с помощью параллелизма. Например, М.Р.Голубкова представляет формирование Белой армии следующим образом:

Генералы недобитые,Офицеры недостреляны.Солетались они со всех концовЗлым-лихим вороньем, хищным коршуньем [15] .

Белогвардейская сила также часто характеризуется устойчивым оборотом, характерным для описания врагов в эпической традиции [16] : «А там силы белой нагнано черным-черно / Черным-черно, что черна ворона» [17] . Кроме орнитоморфных уподоблений белогвардейцев, которые нам встретились в девяти новинах, трижды встречаются зооморфные. В двух новинах встречается сравнение разбитых белых сил с убегающими зайцами [18] , в одной Юденич назван «собакой басурманской» [19] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Показательно, что все белогвардейцы, независимо от национальной принадлежности, показаны в них как враги внешние, нападающие на молодую Советскую Россию. Тема внутренних врагов в новинах первого блока почти не затрагивается [20] , что естественно, так как в них важно показать единство всех угнетенных классов в борьбе с царизмом и белогвардейцами.

Социалистическое строительство СССР до Великой Отечественной войны

Лиро-эпические новообразования, повествующие о событиях между Гражданской и Отечественной войной, можно разделить на три группы: новины о локальных военных конфликтах; описательные сказы, прославляющие новую жизнь и достижения советских людей; плачи по выдающимся советским людям. В текстах первой группы враги являются обязательными героями, в текстах второй и третьей – факультативными.

Несмотря на то, что речь идет о времени мирного строительства советской жизни, в это время произошло несколько серьезных военных конфликтов на границах СССР, которые получили моментальные отклики со стороны сказителей. Наибольшее внимание сказителей привлек конфликт с Японией на озере Хасан в 1938 г. [21] , о котором было создано 6 произведений. Конкретных исторических лиц со стороны врагов ни в одном из них не упоминается. Образность в описании японцев уступает образности, с которой были описаны белогвардейцы: только в одной новине японцы сравниваются с воронами, в ней же побежденные японцы сравниваются с уползающими змеенышами [22] . Ф.А.Конашков при описании японца отмечает, что голова его «как змеищестр. 286 трехглавое» [23] . К.Д.Андрианов называет японцев «волками-захватчиками» [24] , а П.С.Губина «презренными псами» [25] . Вторым конфликтом этого периода, отразившимся в творчестве севернорусских сказителей, было изменение границы между СССР и Польшей. Врагами в новинах об этом событии выступают польские паны, – угнетатели трудового украинского и белорусского народов [26] . Здесь совсем не называются имена врагов, и не используются образные сравнения. Третьим военным конфликтом, которому посвящена всего одна новина, была Финская война. Враги в ней названы «собаками белофинскими», которые отправились воевать науськан- ные господами [27] . В подобных новинах четко обозначена национальная принадлежность врагов, но при этом всегда подчеркивается и их социальная принадлежность: «японские самураи», «польские паны», «белофинны», т.е. сказители как бы исключают из категории врагов японских, польских и финских рабочих и крестьян.

Присутствие в новинах о Гражданской войне конкретных исторических персонажей и их более яркие образные характеристики по сравнению с новинами о конфликте с японцами и польскими панами можно объяснить несколькими причинами: во-первых, многие сказители сами были участниками Гражданской войны; во-вторых, новины о Гражданской войне чаще всего были самыми первыми лиро-эпическими новообразованиями советских сказителей, поэтому создавались под более внимательным руководством собирателей; в-третьих, к моменту начала сказительского творчества сказители из литературы и фильмов знали основных героев и основные события Гражданской войны, в то время как они не могли получить сравнимой по объему информации о современных им конфликтах, о которых были лишь газетные заметки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Основные сюжеты творчества сказителей 1930-х гг. связаны с прославлением «счастливого настоящего». Настоящее показывается как воплощенный идеал с цветущими колхозными садами и полями, растущими фабриками и заводами, чудесами техники. В описательных сказах враги практически отсутствуют [28] . В противоположность сказам, в близких им по структуре советских плачах-сказах, повествующих о тех же временах, врагов оказывается множество. Е.И.Маркова, анализирующая новины карельских сказителей 1930-х гг. как воплощение социально-утопической легенды о Беловодье, объясняет наличие внутренних врагов тем, что «убеждение в существовании врагов характерно для утопического сознания», так как «погрешности» земного рая объяснить было легче всего именно их происками [29] .

Наличие врагов характерно для плачей по С.М.Кирову (5 текстов) и М.Горькому (2 текста). В этих плачах говорится, что их герои погибли «от руки врага», часто добавляется, что «от руки змеиной». Имен и характеристик врагов нигде не приводится, они всегда называются просто «враги», при этом под этим словом подразумеваются вообще враги советского народа [30] . Если в новинах о военных конфликтах враги всегда внешние, то в плачах враги внутренние [31] . Они чаще всего сравниваются со змеями, ползучими гадами. В новинах о конфликте у озера Хасан японский главнокомандующий тоже сравнивался с «трехглавым змеищем», однако, как нам кажется, внутренние враги в отличие от японского, не напоминают фантастических Змеев-Горынычей, в их природе подчеркивается как раз их «ползучесть», ассоциирующаяся не с враждебной силой, а с хитростью и подлостью.

Великая Отечественная война

С началом Великой Отечественной войны главной темой советских сказителей становится борьба СССР с немецкими захватчиками, в этих текстах называется по имени только один враг – Гитлер. Во многих новинах указывается национальная принадлежность врагов – немцы, но не реже встречается и характеристи-ка по политическому строю (фашисты или гитлеровцы); все три обозначения употребляются как синонимы.

Только в одной из рассмотренных нами тридцати новин севернорусских сказителей, перечисляются враги из нескольких народов: немцы, итальянцы, румыны, финны (финские шюцкоровцы) [32] , а еще в двух кроме немцев действуют белофинны [33] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 287Для характеристики фашистов орнитоморфная символика оказывается редкой. Лишь 4 раза нам встретилось сравнение фашистов с воронами, 2 раза – с коршунами, но при этом 17 раз – со змеями, в том числе крылатыми. О нападении Гитлера и его армии в одной из новин говорится «полетели по поднебесью змеи крылатые» [34] , в другой, что Гитлер «хуже Змея-Горыновича» [35] . Во многих случаях бывает не определено, с какими змеями сравниваются враги: с фантастическими крылатыми или с ползучими, но часто определение змей сопровождается эпитетом «лютый». Кроме этого, шесть раз Гитлер и его армия называются собаками, несколько раз просто зверьми и один раз – крокодилами [36] .

Отсутствие имен, вероятно, связано с тем, что четко сформировано представление о главном враге – Гитлере, а все остальные воспринимаются лишь как проводники его воли. Частые сравнения со змеями, а не хищными птицами, с одной стороны, можно объяснить тем, что враг мыслится как коварно (без предупрежде- ния) напавший, стремящийся «проползти» в чудесный советский сад, с другой стороны, в этом сравнении подчеркивается чудовищность образа Гитлера. Возможно, по этой же причине появилось и экзотическое сравнение немцев с крокодилами.

Послевоенное время

В послевоенное время сказительское творчество идет на спад. В нем можно выделить две основные темы: послевоенное восстановление Родины, где нет места отрицательным героям, и борьба за мир, где появляются новые враги – «поджигатели войны». Четкое указание на врага есть только в трех опубликованных новинах о борьбе за мир. Две из них касаются войны в Корее, в одной из которых враги Корейской народноде-мократической республики объединены в образ «многоголовой гадюки» [37] , в другой – «шипят по-змеиному» [38] .

Ни имен, ни национальной или политической принадлежности врагов в этих текстах не указывается, они характеризуются просто как враги и оккупанты Кореи. Получается, что в этих новинах «свои» – это корейцы (нигде не говорится, что корейцы есть и на враждебной стороне), а «чужие» – это напавшие на Корею иностранцы. В третьей новине о борьбе за мир враг обозначен как «мировой капитал», который грозится трудовым народам «великими войнами» [39] . В ней «свои» – это все трудовые народы, т.е. страны социалистического лагеря, которым противопоставлены «чужие» капиталистические страны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Итак, мы видим, что образ врага в творчестве советских севернорусских сказителей оказывается важным на протяжении всего времени создания лиро-эпических новообразований. В новинах первого блока враги были правителями «своей страны» и их надо было свергнуть, чтобы создать социалистическое государство, а затем – отстоять его от сверженных врагов и их иностранных помощников. Разделение на «своих» и «чужих» здесь идет по классовому признаку: все, кто за царя (генералы, офицеры, помещики, фабриканты и иностранцы), – враги, а «свои» – красноармейцы, рабочие и крестьяне. Во втором блоке «свои» уже завоевали власть и построили новое «идеальное» государство, которое надо стало охранять от новых врагов, как внешних, посягающих на советскую землю, так и от внутренних «вредителей». В третьем блоке «чужие» – Гитлер и все, кто на его стороне, а «свои» – советские люди. Классовый признак, значимый для первого блока, сменяется принципом государственным (а отчасти и национальным): с одной стороны – фашисты / немцы, с другой – советские / русские. В четвертом блоке разделение на «своих» и «чужих» приобретает глобальный характер и отражает противостояние всех социалистических стран и всех капиталистических. Национальный признак снова становится не важен: корейцы здесь такие же «свои», как жители Советского Союза, так как они идут по пути социализма.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф