Метки текста:

Литература Рябининские чтения Фольклор

Комелина Н.Г. (г.Санкт-Петербург)
Новины Марфы Крюковой, написанные ею самой: между фольклором и литературой VkontakteFacebook

Работа выполнена при поддержке Президентского гранта МК-7152.2010.6.

стр. 288Современные российские исследователи, следуя во многом за книгой Ф.Миллера «Сталинский фольклор» [1] , применяют критерии фольклора для анализа просоветских плачей и былин, прославляющих вождей и героев. Наиболее разработанной и обсуждаемой является проблема фальсификации подобных текстов, созданных преимущественно в тесном сотрудничестве фольклориста и сказителя [2] . В какой степени тексты советского эпоса презентируются как фольклор, а в какой как литература, как воспринимали себя их создатели – на эти вопросы я попробую ответить или хотя бы поставить их.

Явление, близкое соавторству сказителя и фольклориста, можно найти в литературном процессе 1920-х – начале 1930-х гг. Это довольно хорошо описанный «призыв ударников в литературу» и практика «литературной учебы» [3] , имеющие целью воспитание новых кадров пролетарских писателей. Наибольший расцвет «призыв» принял в начале 1930-х гг. Организация и руководство «массовым литературным движением» включали в себя практику литературных консультаций, их проводили в первую очередь журналы «Литературная учеба», «Резец», «Рост» и многие другие. Выходили произведения ударников, как правило, в периодических изданиях, где публиковались и новины М.С.Крюковой. Периодика является ближайшим контекстом для новин; специализированные фольклорные издания стали включать произведения советского фольклора значительно позже.

Включение фольклорных организаций в социокультурные проекты власти было характерной чертой для начала 1930-х гг. Так, тема «История фабрик и заводов», разрабатываемая писателями и историками [4] , реализовывалась в работе Фольклорной секции Академии наук в записи фольклора рабочих ленинградских заводов [5] . Поэтому, почему бы не предположить, что странное, на первый взгляд, предложение идеолога советского фольклора Ю.М.Соколова на первом совещании писателей и фольклористов 1933 г. «поддержать ростки здоровой пролетарской и колхозной и устной поэзии» активным вмешательством и руководством устным поэтическим творчеством [6] имеет общую риторику с «формовкой советского писателя» РАППом.

Общим местом было руководство кругом чтения советских сказителей и начинающих писателей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Помощь» сказителям реализовывалась в прикреплении к ним профессиональных литераторов/фольклористов [7] . Однако прикрепленный человек был все-таки ближе к литературной среде, нежели научной. Предметом нашей статьи является творчество Марфы Семеновны Крюковой (1876–1954) – известной сказительницы 1930-х гг. Все известные тексты советского эпоса были написаны М.С.Крюковой в соавторстве с людьми, чья принадлежность к фольклористике довольно условна. Это А.Я.Колотилова (1890–1962), руководительница Северного русского народного хора, писатель В.А.Попов (1900–1949) и Э.Г.Бородина-Морозова, переводчик. Ученица Ю.М.Соколова и участница нескольких фольклорных экспедиций, она вмешивалась в тексты М.С.Крюковой минимально. А.М.Астахова, профессиональный фольклорист, работавшая с М.С.Крюковой в 1937 г., записала от сказительницы один вариант ранее сочиненной новины. На этом советский эпос в коллекции беломорской экспедиции А.М.Астаховой был исчерпан.

стр. 289Темы индивидуального творчества М.С.Крюковой и массовой низовой литературы имеют пересечения. Новины напоминают «календарную поэзию». Как правило, все они написаны на злобу дня, по горячим событиям и помещаются в номере газеты или журнала в ряду постановлений и других тематических стихотворений. Так, например, записанная Э.Г.Бородиной-Морозовой от М.С.Крюковой «Здравица Красной армии» [8] посвящена 25-летию вооруженных сил СССР. Текст М.С.Крюковой помещен сразу после открывающего номер «Приказа Верховного главнокомандующего от 23 февраля 1943 года И.В.Сталина», который также посвящен 25-летней годовщине Красной армии и соответственно состоянию на фронте. «Слово при получении ордена» [9] М.С.Крюковой, опубликованное на втором листе обложки журнала «Ленинград», также соседствует с правительственным письмом: следующая за ним статья, открывающая номер – «Верному соратнику Ленина и Сталина – Вячеславу Михайловичу Молотову» от ЦК Компартии.

Самый одиозный помощник М.С.Крюковой в создании новин В.А.Попов не ставил знака равенства между традиционным (былинным) и новым творчеством сказительницы. В предисловии к одному массовому изданию новин он писал: «Эти сказания – не фольклор в обычном понимании, это – индивидуальное творчество М.С.Крюковой, которая по праву может быть названа народным поэтом» [10] .

На конференции 1938 г. поднимался вопрос о природе текстов, сочиненных сказителями. Чтобы ввести эти авторские произведения в контекст фольклористики, было предложено разграничить понятия «фольклор» и «народное творчество», что позволяло относить все тексты, написанные сказителями, ко второй категории.

Н.П.Андреев предложил обратиться «к вопросу о том, что в настоящее время мы рассматриваем как фольклор, или, я бы предпочитал сказать, как народное творчество, потому что фольклор это уже не то, что совпадает с народным творчеством. <…> Не правильнее ли было бы считать былины Крюковой о Чапаеве таким же литературным явлением как „Дума Опанаса“ и творчество Маяковского и т.д. По существу мы уже имеем право говорить о народном творчестве и по отношению к этим новым былинам» [11] . Позже фольклористы будут рассуждать о новинах, как о новом этапе былинного творчества, практически не оговаривая близость и типологическое сходство их с наивной поэзией.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Марфа Крюкова в 1938 г. была принята в члены Союза советских писателей, что уравняло ее с другими писателями сталинской эпохи. Этот факт не мог не оказать влияние на ее самоидентификацию. Она позиционировала себя как писателя, называя Э.Г.Бородину-Морозову своим секретарем.

Произведения М.С.Крюковой расценивались как стихи и редакторами, которые применяли к ним критерии литературы. Так, в письме к М.С.Крюковой редакции газеты «Комсомольская правда» от 12 сентября 1944 г. говорится: «Уважаемый товарищ! Ваши стихи затрагивают серьезную тему, написаны они по форме гладко, но использовать их в газете мы не можем. В них не слышно „своего голоса“, нет своего, оригинального подхода к теме (а это обязательно для каждого поэтического произведения). В этом заключается основной недостаток Ваших стихов» [12] . Трагизм ситуации заключается в том, что, будучи писателем, М.С.Крюкова не могла писать. Сохранилось два ее письма, адресованных в Союз советских писателей, с просьбой командировать к ней Э.Г.Бородину-Морозову: «… я очень прошу вас сердечно пришлите мне дле творческой работы со мною писательницу Ерну Георьевну Бородину Морозову из Ленинграда. Я не очень грамотная сама записывать не могу» [13] .

В архивах [14] сохранились рукописи М.С.Крюковой, представляющие собой попытки самостоятельно записать свои произведения. Таких документов несколько. Два текста можно считать вариантами одного произведения: это ламентации о собственной жизни, перетекающие в рассуждение о судьбе «народа северного».

Они, по законам соцреализма, построены на противопоставлении старого (со знаком минус) и нового (со знаком плюс). Однако «новое» в этих зарисовках М.Крюковой только намечено. Другие два текста имеют отдаленное отношение к опубликованным новинам. Один текст посвящен Петру I как основателю северного флота; другой близок «Здравице Красной Армии», в которой описывается, как современные русские богатыри стерегут границы родины. Можно отметить, что в набросках сказительницы нет разработанных сюжетов. Все эти тексты в большей или меньшей степени содержат идеологические штампы, проявляющиеся на уровне содержания, структуры или языка. Наибольшая их концентрация в отрывке, посвященном Сталину, и наименьшая в рефлексивном тексте о своей жизни.

стр. 290Эти тексты мало похожи на самозапись сказителя. Это не запись устной звучащей речи. В этих набросках не выдержан ритм, нет деления на строфы, редки повторы. Нет формул, свойственных фольклорному тексту. Однако инверсивность в построении фраз, синонимические повторы и лексика создают некоторые связи этих произведений с «фольклором».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Чтобы показать, как выглядит «письмо» М.Крюковой, приведем в пример один из текстов:

«Великое благодареньице тебе наш дорогой же вождь славной великий Мудрой Сталин свет Иосиф Вассарионович за вашое чучное [15] совершеньица за премудрое исполненьица. Про тебя вождя великого премудра Сталина пропеват[ь] я буду в росказаньицах, про его дела да оччунь мудрые. Он дал, наделил жизнь новую, все дал счесливую. Народ-люди теперь живут жизнею свободною да все прожитосною. Они живут свободушке, на своей волюшке, во всех во всех с[т]ранах славных Советских. Так у нас на северною стороночке, у того ли все Морюшка Белого да у студеного в родною моей в деревне Золотица народ-люди поют песни веселые все [от] старого все до малого песни очунь дивные голосочки голосистые. Прославляют Вождя Мудра Сталина. Народу-людям хорошо же им жит[ь] теперь: есть чего народу поись, им попит[ь], им покушати. Народ идет на работушку честью с радости со великою удов[о]лствия, со работушки идут веселохки. Премудрою у Вождя Сталина молодым людям дал им ученьице, им дал образованьице. Старым старикакам, старухам почет идет. Вождь наш великий Сталин свет Иосиф Вассарионович всех старых он поиткор-мит, одевает он одеждою, обуточкою. При его жизьни счесливою стариками снова жит[ь] им хочецся» [16] .

Промежуточное положение советского эпоса позволяет интерпретировать его как явление литературной жизни 1930-х гг., а анализ рукописей новин М.Крюковой – поставить вопрос о соотношении в индивидуальном творчестве сказительницы фольклорных и литературных элементов.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф