Метки текста:

Музыковедение Рябининские чтения Фольклор

Михайлова Н.С. (г.Петрозаводск)
Карельское кантеле: традиции и современность VkontakteFacebook

стр. 329Двадцатый век в истории карельского кантеле стал эпохой великих перемен: инструмент получил статус символа карельской музыкальной культуры и вышел из сферы традиционного бытования, «вырос» до концертного оркестрового инструмента и снова вернулся к самодеятельному творчеству, но преимущественно в городских условиях. Эти процессы не могли не отразиться на конструкции инструмента, репертуаре, его исполнительских возможностях. Данное исследование направлено на выявление и описание произошедших изменений и основано на результатах изучения музейных коллекций музыкальных инструментов [1] и диатонических кантеле, изготовленных современными мастерами Карелии.

Хроматическое кантеле, сконструированное В.П.Гудковым и его соратниками в 1930-х гг., стало самостоятельной ветвью развития инструмента, завоевав достойное место в профессиональной карельской музыкальной культуре. В то время, когда концертный инструмент активно развивался и завоевывал сцену, диатоническое кантеле уходило из сферы традиционного бытования. Если в 1933–1934 гг. исследователями В.П.Гудковым и В.Я.Евсеевым в деревнях Пряжинского, Петровского, Олонецкого районов были зафиксированы более сорока кантелистов [2] , то к 1970-м гг. их практически не осталось. Последний из них, Евдоким Федорович Гаврилов, умер в 1975 г. [3] Исследовательский и исполнительский интерес к диатоническому кантеле вновь возник в 1980-е гг., на волне общего национального подъема в Карелии. Представителями творческой интеллигенции республики была инициирована деятельность по возрождению кантеле и внедрению его в социальную практику. Была разработана Международная программа возрождения и развития национальных музыкальных инструментов «Кантеле» (совместно с финскими коллегами), привлечены к изготовлению инструментов мастера декоративно-прикладного искусства, организовано обучение изготовлению кантеле студентов факультета технологии и предпринимательства Карельского государственного педагогического университета (ныне – Карельская государственная педагогическая академия), введены ознакомительные курсы игры на диатоническом кантеле в академических музыкальных учебных заведениях, организован регулярный смотр-конкурс исполнителей на кантеле и родственных музыкальных инструментах других народов (фестиваль «Кантеле»). Результатом этой деятельности стало появление инструментальных ансамблей исполнителей на диатоническом кантеле и других карельских музыкальных инструментах (йоухикко, пастушьи флейты), введение этих инструментов в состав различных инструментальных ансамблей, возникновение композиторских произведений для диатонического кантеле, появление молодых мастеров музыкальных инструментов. Немаловажную роль в этом процессе играли и продолжают играть отдельные личности, деятельность которых позволила активизировать целый пласт традиционной культуры. Среди них в первую очередь следует назвать этномузыковеда И.Б.Семакову и композитора С.Я.Стангрита.

За тридцатилетний период общественной деятельности по возрождению кантеле сложилась особая культурная ситуация функционирования инструмента, определились особенности конструкции новых диатонических кантеле. Попытка сравнить традиционный (аутентичный) и современный (реконструированный) инструмент позволит выявить маркеры – инвариантные элементы кантеле – и проследить степень изменения конструкции, технологии изготовления, строя и репертуара инструмента в процессе его реконструкции.

Название. В современной практике общеупотребительным стало название инструмента «кантеле» (kantele), совпадающее с собственно-карельским и финским произношением, его южно-карельский вариант – kandeleh (ливвиковский диалект кар. языка) вышел из употребления.

Материал изготовления. Основным материалом для изготовления корпуса инструмента во все времена было дерево, хотя в Российском этнографическом музее есть один инструмент с металлической верхней декой (№6943-1). Колки аутентичных образцов сделаны из дерева, имеют форму лопатки, для настройки инструмента достаточно подкрутить колок за его широкую часть. Современные колки, с целью более четкого фиксирования строя инструмента, делают из металла в форме штыря, в связи с этим возникает необходимость в ключе для настройки инструмента. Струны традиционного кантеле были волосяными, жильными илистр. 330 металлическими [4] . Современные же инструменты, за редким исключением [5] , имеют металлические струны, что позволяет расширить динамические возможности инструмента и получить устойчивый строй и долговечность струн.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Технология изготовления. Все известные автору этнографические образцы малострунного (до 12 струн) кантеле изготовлены из единого куска дерева способом долбления (сверху, снизу или сбоку). Понси (гребнеобразный выступ на узкой части инструмента, к которому крепится струнодержатель) вырезался непосредственно на корпусе. Современные образцы кантеле изготавливаются из отдельных дощечек, способ долбления используется только при изготовлении инструментов так называемого «финского» типа (эти инструменты выдалбливают снизу и не делают нижней деки, предполагая, что таковой будет служить столешница). Во всех случаях деталь, имитирующая понси, крепится к корпусу клеем. Показательно, что, если она и не несет никакой конструктивной нагрузки (к ней не крепится струнодержатель), она все равно присутствует.

Количество струн традиционных кантеле колебалось от 5 до 12, в южных районах Карелии бытовали преимущественно 8–12-струнные инструменты [6] , немногочисленные 5-струнные образцы зафиксированы преимущественно в северных районах Карелии. В современной практике используются только пяти- и десятиструнные инструменты. К 150-летнему юбилею эпоса «Калевала» фабрикой «Карельские сувениры» был выполнен спецзаказ на изготовление 12-струнного кантеле, разработанного мастером В.Челомбитько, но инструмент не получил распространения среди исполнителей.

Размеры кантеле непостоянны. Его длина, исходя из имеющихся образцов, составляла от 55 до 75 см по нижнему основанию трапеции, ширина зависела от количества струн (10–12-струнные инструменты имели расстояние в самой широкой части около 15–20 см). Двух одинаковых кантеле найти невозможно, поскольку инструменты изготавливались самим исполнителем и только для себя. Производство инструментов на продажу логично привело к использованию современными мастерами лекал, разработанных ими исходя из собственных представлений об инструменте и/или суммированных сведений о тех этнографических образцах, на которые они опирались.

Настройку современных инструментов выполняют с помощью специального ключа, расположив кантеле в горизонтальном положении. В этнографических образцах колки расположены снизу, поэтому их удобнее настраивать, поставив инструмент вертикально и зажав между коленями понси. Так настраивал свой инструмент и Вяйнямёйнен, герой эпоса «Калевала», на формирование образа которого сильное влияние оказала живая традиция исполнительства на кантеле, хорошо знакомая Э.Леннроту [7] : «Вековечный Вяйнямёйнен сел на самый нижний камень, … взял певучий короб в руки, кантеле к себе придвинул, повернул колками кверху, тупие упер в колени» [8] .

Строй инструментов. Строй кантеле диатонический, в основе которого единый принцип поступенной настройки. Пятиструнные инструменты, по сведениям А.О.Вяйсянена, имели типичный звукоряд в объеме квинты. В южнокарельских (приладожских) многострунных кантеле две самые низкие струны иногда имели квартовую или квинтовую настройку, две самые высокие, как правило, терцовую [9] . Такая настройка характерна была и для пряжинских кантеле: «… чаще всего строй инструмента представляет собой натуральную минорную гамму, с добавлением сверху характерного интервала в полтора тона» [10] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Современные инструменты имеют унифицированные строи, что обусловлено ансамблевым исполнительством. Пятиструнные инструменты настраиваются от g1 или от d1, десятиструнные – от d1. Верхняя (десятая) струна часто настраивается в терцию от e2 (девятой струны), позволяя играть октавные удвоения основного тона в тональности G-dur/g-moll, в результате чего получается строй, совпадающий со строем традиционных пряжинских кантеле. В ансамблевом исполнительстве ориентируются на тональность и лады исполняемого произведения, повышая или понижая любую струну в пределах полутона.

Техника и приемы игры. Современные исполнители, так же как и аутентичные, играют, положив кантеле на колени, как параллельно полу, так и под углом. Встречавшееся в традиционной среде расположение инструмента при игре на столе сейчас практически не употребляется, что продиктовано условиями сцены истр. 331 необходимостью использования дополнительного оборудования. Исключение составляют случаи, когда хотят создать «этнографическую картинку» [11] .

Играют на кантеле, перебирая пальцами обеих рук, причем обычно употребляется только пять пальцев: большой, указательный и средний правой руки и указательный и средний – левой. Как правило, большой палец правой руки касается самой короткой, расположенной ближе к исполнителю, струны, а указательный палец левой – следующей. Правая рука охватывает крайние регистры и середину диапазона, а левая заполняет промежутки. При такой аппликатуре пальцы обеих рук чередуются и соприкасаются, поэтому это положение рук исполнителя на кантеле А.О.Вяйсянен называет тесным и считает его наиболее типичным для традиционного музицирования [12] . На пятиструнном кантеле за каждым пальцем закрепляется отдельная струна, в многострунных инструментах каждый палец «ведет» несколько струн. Возможно исполнение как одноголосной, так и аккордовой фактуры. Наиболее характерным приемом игры пряжинских карелов, по утверждению В.П.Гудкова, была гармоническая фигурация, т.е. «переборы струн» [13] . Струны задеваются подушечками пальцев, реже – ногтями.

В современной практике, кроме описанных выше, встречается также прием бряцанья, не характерный для традиционного исполнительства. Он часто используется при ансамблевом исполнительстве, когда есть солирующий инструмент, а кантеле выполняет функцию гармонической опоры. Кроме того, этот прием значительно проще в освоении и не требует развитой исполнительской техники.

Репертуар. Изучение разного рода источников показало, что игра на кантеле в традиционной сфере бытования служила преимущественно сопровождению танцев, или же исполнялась для слушания. Репертуар кантелистов состоял из характерных прелюдий-переборов и танцевальных мелодий. Подтверждением тому служат опубликованные записи А.О.Вяйсянена, сделанные в Северном Приладожье, а также материалы В.П.Гудкова, собранные в Пряжинском, Петровском и Ведлозерском районах Карелии, которые, по его словам, на 90% составляли танцевальные, очень живые, веселые и бодрые мотивы. Такой репертуар мог сложиться только в результате долгой практики игры под танцы на деревенских вечеринках. По рассказам исполнителей, до проникновения в карельскую деревню балалайки и гармоники, под игру на кантеле очень часто танцевали традиционную «кадрель», «ристукондру» и «круугу» [14] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Репертуар современных исполнителей на кантеле значительно шире; он включает как обработки традиционных наигрышей, так и современные авторские сочинения для диатонического кантеле. Ансамблевое музицирование стало доминирующей формой исполнительства, сольную игру на диатоническом инструменте можно услышать крайне редко, так же как использование инструмента для аккомпанемента пению и танцам.

В результате проведенного сравнения очевиден вывод о значительном отклонении современного возрожденного инструмента от своего первоисточника. Инвариантными выступили название, внешний облик и строй кантеле, все остальные характеристики инструмента претерпели существенные изменения. Многие из них обусловлены активным развитием ансамблевого исполнительства на инструменте. Кроме того, инструментальная природа кантеле при его освоении не требует знания карельского языка, что позволило на волне национального подъема использовать его как один из возможных способов приобщения к карельской культуре. Изменения, произошедшие в конструкции и сфере бытования кантеле, обусловленные требованиями времени, дали ему возможность найти свое место в современной музыкальной среде, в которой он приобрел статус национального инструмента, символа карельской музыкальной культуры, способного выполнять функцию этнического маркера.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф