Метки текста:

Коми Рябининские чтения Фольклор

Мусанова С.С. (г.Сыктывкар)
Русские песни в репертуаре прилузских коми (на материалах Фольклорного архива Сыктывкарского государственного университета и Коми научного центра Уральского отделения РАН) VkontakteFacebook

стр. 347Прилузский район расположен на юге Республики Коми и граничит с Архангельской и Кировской областями. Территорию Прилузья можно условно поделить на две обособленные части: первая – объячевская – охватывает обширную территорию с несколькими группами поселений в бассейне р.Луза (приток р.Юг); вторая – летская – более компактная, включает деревни, расположенные на р.Летка (приток р.Вятка, по прежнему административно-территориальному делению входили в состав Орловского у.Вятской губ.) [1] . Кроме того, особое место в данном районе занимает с.Лойма с прилегающими деревнями – одно из пограничных сел с исконным русским населением [2] . Исторически сложившаяся ситуация коми-русского пограничья во многом определяет локальную специфику исследуемого района [3] .

Наиболее показательно данная специфика проявляется в песенном материале. Русскоязычные песенные тексты составляют неотъемлемую часть репертуара коми. А.К.Микушев, характеризуя отдельные песенные жанры прилузских коми, пишет: «В Прилузье, в отличие от сысольских деревень, нам не пришлось столкнуться со специальными коми песнями, приурочиваемыми к каким-нибудь празднествам, но такую функцию здесь берут на себя русские игровые песни. Таковы рождественские песни, а также особые песни на Пасху: лирические русские песни „Золотые ваши куденькие ребинушки“ и даже солдатская „Рябинушка моя“ – пели, качаясь на качелях» [4] .

Описывая исторические и эпические песни, исследователь подмечает: «Нам удалось записать <их> несколько больше, чем в сысольских деревнях. Но значительная часть из них – это русские песни» [5] . Репертуар рекрутских песен, по замечанию А. К. Микушева, также был более насыщен русскими песнями [6] . О бытовании русскоязычных песен в летской традиции писал известный коми исследователь Ю.Г.Рочев: «Песни, которые распевали здесь исстари – это русские народные протяжные песни (кузь сьыланкыл [7] ) и более частые игровые, а скорее хороводные песни, исполнявшиеся также на русском языке (йöктан сьыланкыл [8] ). Исполнители хорошо осознают, что свои песни они поют на русском языке, но они их, эти песни, все же считают именно своими, старинными (нэмся [9] ) и даже местными по происхождению, песнями своих предков» [10] . А.Н.Власов, исследовавший традиционную культуру с. Прокопьевка Прилузского района, отметил, что здесь нет текстов на коми языке, «напротив, здесь замечательным образом сохранились типичные традиционные лирические формулы и исторические сюжеты, которые в других северных районах в настоящее время встречаются только фрагментарно» [11] . В комментариях самих исполнителей также указывается, что весь песенный репертуар состоит исключительно из русскоязычных текстов: «У нас в Прокопьевке всё по-русски пели, длинные песни все на русском языке были» [12] ; «На игрище пели русские песни» [13] .

Основными источниками для данной работы послужили полевые материалы Института языка, литературы и истории Коми НЦ 1960–2000-х гг. и экспедиционные записи Сыктывкарского государственного университета 1990–2000-х гг. В последнем особо следует выделить коллекцию материалов краеведа-любителя П.Г.Сухогузова, содержащую песенные образцы из Прокопьевского с/с в записи 1978–1980 гг.

Самыми ранними по времени фиксации русскоязычных текстов являются записи из архива Коми НЦ (ФФ ИЯЛИ и НА Коми НЦ), сделанные коми музыковедом П.И.Чисталевым в 1960 г. в селах Объячево, Ношуль и Поруб (12 лирических, 9 плясовых, 6 свадебных песен) [14] . В отчете к экспедиции 1963 г. А.К.Микушева и Ю.Г.Рочева, несмотря на то, что собиратели ставили своей целью сбор комиязычных песен, представлено более 40 русскоязычных песен различных жанров [15] . Достаточно плодотворной оказалась экспедиция Ю.Г.Рочева в с.Летка встр. 348 1976 г., в результате которой записано 32 лирические песни на русском языке [16] . Песенный репертуар, зафиксированный в 1960–1970-х гг., более разнообразен, нежели современные записи (1990–2000-е гг.), в которых этнографический материал преобладает над песенным.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следует отметить, что в более ранний период собирателями делался акцент на описании и изучении комиязычного материала. Так, ряд экспедиций в Прилузский район А. К. Микушева имели своей целью пополнить записи к сборнику «Коми народные песни» [17] . В него вошли песни только на коми языке из четырех сел (Объячево, Ношуль, Читаево и Занулье) [18] . Современные полевые экспедиции СыктГУ и ИЯЛИ Коми НЦ (1990–2000-х гг.) фиксируют как комиязычный, так и русскоязычный материал.

Таким образом, всего в материалах Коми НЦ нами выявлено более 150, в ФА СыктГУ – более 200 песенных текстов на русском языке, в т. ч. из коллекции П. Г. Сухогузова – 59 сюжетов (34 лирических, 24 хороводно-игровых песни и одна так называемая «географическая» песня – прозвища деревень) [19] . Из опубликованных источников нам известна публикация лишь одного текста плясовой песни из рукописи Н.А.Добротворского, записанной в с.Слудка Орловского у. Вятской губ. [20] Прилузский репертуар в сборнике «Коми народные песни» обладает широким спектром жанровых обозначений: помимо необрядовой лирики, плясовых и игровых, в данной традиции зафиксированы песни-импровизации, песни календарно-земледельческой поэзии, шуточные и величальные песни, не имеющие определенной функциональной приуроченности [21] . А.К.Микушев отмечает, что комиязычный репертуар прилузских коми пополнялся за счет оригинальных песенных текстов и переводов песен с русского языка на коми [22] . Исследователь подчеркивает, что для коми песен характерна конкретность образа, им не свойственна богатая символика, отличающая русские песни [23] .

Жанровый состав русскоязычного песенного репертуара Прилузья достаточно разнообразен: здесь зафиксированы лирические необрядовые, хороводно-игровые, плясовые и свадебные песни. По богатству материала следует выделить, прежде всего, летскую часть района (Летский, Черемуховский, Мутницкий, Гурьевский, Слудский, Прокопьевский с/с). Эти поселения расположены на крайнем юге республики между Юрьянским и Слободским районами Кировской области. Историки относят их появление к концу XVII в. и отмечают, что в формировании местного коми населения принимали участие русские, но, оказавшись в меньшинстве, постепенно ассимилировались [24] . Данная традиция характеризуется высокой степенью сохранности песенного репертуара. Отметим, что основной блок летских текстов записан в Прокопьевском с/с. В данном «микрорайоне» бытуют лирические необрядовые, хороводно-игровые и плясовые песни на русском языке.

Песенный репертуар объячевской части района (Читаевский, Чернышский, Спаспорубский, Занульский, Объячевский с/с) – несмотря на более обширную территорию и бо́льшее число поселений – характеризуется меньшим количеством сюжетов. Однако здесь, в отличие от летской части, зафиксированы свадебные песни на русском языке. Большинство объячевских текстов были записаны на территории Спаспорубского с/с, граничащего с русской Лоймой.

Русскоязычный свадебный репертуар прилузских коми в исследуемых материалах представлен семью сюжетами в 19-ти вариантах записи, причем 13 из них обнаружены в материалах ФА СыктГУ (2001–2002 гг.). Тексты песен имеют фрагментарный характер, записи единичны, что возможно отчасти объяснить развитой традицией причитания в Прилузье. Как отмечает Е.А.Шевченко, жанр причитания является здесь самым репрезентативным [25] . Причитания у коми, по мнению Л.Н.Жеребцова, заменяли песни, типичные для русского свадебного цикла [26] . В архивных материалах выявлены песни «С-по болоту», «Из кути, вдоль по лавице», «У NN голова-то учесанная», «Кому чару пить», «Каменка, каменка разгорается» и «Отдают младу-молоду» и др. По замечанию Ф. В. Плесовского, «коми не создавали свадебных песен (за исключением величальных) на своем языке, ограничившись заимствованием лишь некоторых русских песен, особенно таких, которые у русских были наиболее распространены» [27] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значительный пласт в культуре прилузских коми занимают русские хороводно-игровые песни. В летской части Прилузья данный жанр представлен 27 сюжетами (198 вариантов записи). Отметим, что 156 текстов выявленостр. 349 в ФА СыктГУ и 42 – в ФФ ИЯЛИ Коми НЦ. Песенно-игровой репертуар здесь был сосредоточен на святочных игрищах [28] .

Русскоязычный песенно-игровой репертуар объячевской территории не так разнообразен и представлен единичными текстами, которые имеют фрагментарный характер (всего выявлено 6 текстов): «Каковой у вас доброй молодеч да жениче», «Расколися», «Иванушко-караван», «Походи, молодая, попляши», «Завивайся, капуста», «Кругомко кругом да сокола летит». Указанные песни исполнялись на Рождество, а также на любых молодежных посидках.

Жанр плясовых песен на русском языке в летской части района представлен немногочисленными сюжетами: «Сидела Катюшенька», «Кусту, кусту, моя ластонька», «Ок ты, Дунюша-Дуня», «Ох ты, хмель». Всего зафиксировано 6 текстов, из которых 4 выявлены из архивов Коми НЦ. В объячевском репертуаре Прилузья зафиксировано 30 текстов русскоязычных плясовых песен: 19 – из НА Коми НЦ и 11 – из ФА СыктГУ. Это такие песни, как «Кути-коти Матрена», «Брала, брала ягодку земляницу», «Ляли, ляли загуляли, забавные цветы рвали», «Как за речушки слободушки стоял», «У нас горенка нова» и др.

К наиболее распространенным и излюбленным песням прилузских коми относятся русскоязычные лирические необрядовые песни. В летских материалах нами выявлено 43 сюжета (135 вариантов) лирических песен, из них 81 текст обнаружен в ФА СыктГУ, 54 текста хранятся в архивах Коми НЦ. Песни пелись исключительно на русском языке, но осмысление текстов отражается в местной народной терминологии как на русском, так и на коми языках. Песни звучали во время будничных вечеринок, на «посидёнках» (их так и называли – «посидёночные», «вечерние»), а также на помочах и праздниках. Тем самым они противопоставлялись хороводно-игровым песням, которые исполнялись исключительно на рождественских игрищах – «рöштво сьыланкыв» (рождественские песни) [29] . По особенностям музыкального звучания песни получили название «кузь сьыланкывъяс (песняяс)» (длинные песни). В то же время, по функциональному признаку их еще называли «йöктан сьыланкывъяс» (плясовые песни). Их особенностью является то, что под любую из этих песен можно было плясать [30] : «Под все длинные песни плясали. Если быстрее поешь, то и пляшешь быстрее, а если медленно поешь, то и пляшешь медленно. Это от мотива зависит, как по гармошке» [31] . По сведениям некоторых исполнителей, поющие постарше притопывали, сидя за столом, а молодые могли пританцовывать, двигаясь по кругу. Любопытно в этой связи, что напев «танцевальной формы» приобретает особый вид: удлиняется окончание, последний слог становится очень протяженным, настолько, что возможно исполнить плясовую дробь.

По тематике летский лирический репертуар можно разделить на песни любовные и солдатские. Так, в качестве примеров солдатской лирики зафиксированы сюжеты: «Уж ты полюшка наша», «Как поехал наш-от император». К этой же группе песен можно отнести сюжеты «Сказано было указано» (вербовка солдата в армию), «Нападал снежочек» (жалобы солдат на тяготы походной жизни вдали от семьи), «Вставай, мое дитятко» (мать снаряжает корабль для сына-рекрута). Всего выявлено 17 сюжетов в 47 вариантах записи. Среди песен любовной тематики следует выделить такие, как «Рано расцвела» (несчастное замужество), «Не от радости» (расставание с любимым), «Соловей мой да только молодой» (размышление парня о том, кого послать к девушке) и др. Лирические формулы, которые лежат в основе песен, являются общерусскими [32] . Песни данной тематики зафиксированы в 25 сюжетах (88 вариантов записи).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Песенные образцы русскоязычных лирических необрядовых песен объячевской части района (выявлено 16 сюжетов в 31 варианте записи) не имеют аналогов в песенной традиции летской части. Судя по комментариям исполнителей, под эти песни не пляшут. Доминирующими являются песни, разрабатывающие любовную тематику, в них реализуются традиционные мотивы, характерные для русской традиции: печаль об уходящей молодости («Черноброва да черноглаза», «Горе горькая кокушка»), неудачное замужество («Уж ты мати, моя мать», «У тесовую кроватушке лёжала»), расставание с любимым («На заре-то было, всё на зорюшке», «Сохнёт-верхнёт в поле травка») и т.д.

В целом русскоязычный репертуар прилузских коми можно рассматривать как освоенное «чужое», органично вписанное в традиционную культуру. Выявленные в ФА СыктГУ и Коми НЦ записи служат прекрасным материалом для изучения феномена бытования русского фольклора в иноязычной среде и фольклорного двуязычия коми культуры. В дальнейшем источники по русскоязычному репертуару прилузских коми будут дополнены материалом из других архивов с целью создания систематического указателя песенных сюжетов.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф