Метки текста:

Образование Рябининские чтения Этнография Этнология

Косинцева А.П. (г.Екатеринбург)
Музей под открытым небом как пространство презентации этнической культуры (на примере музеев Тюменской области) VkontakteFacebook

стр. 526Мы живем в стремительно изменяющемся мире: технический прогресс, во многом уничтоживший границы между государствами, подарил нам возможность практически мгновенно обмениваться информацией, очень быстро перемещать в пространстве грузы, финансы и – самое главное – людей. В результате начался процесс унификации культуры: границы локальных этнических традиций становятся все более размытыми, и сами они постепенно исчезают под натиском западной городской культуры. Сказать, что этот процесс начался недавно, нельзя: еще исследователи XIX в. писали об исчезновении национальных культур под влиянием европейцев и призывали если не сохранять культуру туземцев, то хотя бы изучать их, пока это возможно [1] .

Индустриализация, унификация образования и попытки создания новой идентичности – «советского человека» – привели к трансформации, а иногда и к практически полному уничтожению традиционных этнических культур народов Севера. В то же время разрушительные процессы традиционного образа жизни, идущие сверху, вызвали стремление жителей округа сохранить самобытные черты, что способствовало стихийному формированию различных коллекций на базе культбаз, школ, предприятий, учреждений, в виде общественных музеев [2] . Сегодня «стимулирование развития древних местных традиций становится престижным» [3] , власть и общество уделяют все больше внимания сохранению и пропаганде культурного наследия коренных народов.

Проблема сохранения культурного наследия тесно связана с вопросом о презентации традиционной культуры. Естественный способ сохранения культуры – ее передача от одного человека к другому, от поколения к поколению – в условиях глобализации теряет свою эффективность: представители молодого поколения заимствуют культурные образцы из поведения друзей, телевидения, модных журналов, Интернета. Традиционная этническая культура, особенно так тесно связанная с природой, как культура хантов, становится в глазах молодого поколения не только менее престижной, но и просто ненужной, неудобной.

Для сохранения культуры необходимо повысить ее престиж среди молодежи, сделать так, чтобы знание собственной этнической культуры стало важной частью личностной идентификации. Сегодня используются разные методы: введение в школах уроков по родной культуре и национальному языку, создание специальных программ на телевидении и по радио, сайтов и сообществ в Интернете и так далее. Но большинство из этих способов нематериальны и в определенном смысле умозрительны, а вещь в любой культуре играет огромную роль, не только практическую, но и символическую. Совокупность предметов в традиционной культуре по своей значимости не уступает естественному языку.

Музейная презентация этнической культуры в таких регионах, как Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, имеет ряд присущих только ей особенностей. Во-первых, это представление культуры прежде всего через ее артефакты – музейные вещи изымаются из естественной среды их существования и переносятся в иное измерение, образуя новую совокупность вещей, новое пространство и даже новое время, потому что эта созданная в музее целостность обладает своими законами существования. Пространство музейной экспозиции не копирует реально существующий мир, а выстраивает особый мир на основе некоей концепции [4] . Но в этих регионах проживают народы, сохранившие свою традицию, поэтому демонстрация в музее вещей, являющихся частью актуальной для посетителей культуры, всегда вызывала множество вопросов и споров.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проблема еще и в том, что перенос этнографического, как и практически любого другого материала в музей почти неизбежно сопряжен с романтизацией этого материала. Объекты реставрируют, чистят, восстанавливают, приводят в полный порядок, не оставляя даже намека на те менее приятные ассоциации, которые эти вещи могли вызывать у пользовавшихся ими людей. То, что демонстрируется посетителям для их развлечения и просвещения, может быть точным во всех сохраненных деталях, и, тем не менее, оно будет далеким от реальности [5] .

стр. 527Обычный этнографический музей говорит о традиционной культуре «в третьем лице», описывает ее через фрагменты – так, как будто она уже не жива [6] . Предметы, размещенные в стеклянных витринах и залитые искусственным светом, приобретают некую абстрактность, перенося эту черту на породившую их культуру – тем самым невольно мешая музею: «быть мостиком между приезжими и аборигенами» [7] .

Решить эти проблемы во многом призваны музеи под открытым небом, созданные при непосредственном участии представителей коренных народов. В идеале музеи под открытым небом позволяют увидеть не просто старые вещи, не схематическое изображение культуры, а прикоснуться к ней. Осуществляемые музеями программы направлены на сохранение нематериального культурного наследия и его популяризацию среди молодежи. Формат музея под открытым небом также предполагает сохранение нематериального культурного наследия и его популяризацию среди местного населения.

Этнографические музеи под открытым небом, посвященные коренным народам Тюменской области, можно разделить на три основные категории:

  1. Музеефицированные дома и поселения, т.е. реально существующие и функционировавшие по-селки в результате тех или иных событий объявляются музейной территорией, полностью сохраняя оригинальную застройку, но приобретая дополнительное, «музейное» значение. Этноэкологические музеи, или экомузеи, это новый тип комплексных музеев под открытым небом, создающихся непосредственно в среде обитания социума. Их деятельность направлена на решение социокультурных и экологических проблем территории на основе активного участия местного общества в сохранении и использовании своего этнокультурного и природного наследия как частей единого целого [8] . Такие музеи, иначе называемые музеями общества, рождаются в ответ на запрос людей, живущих и работающих в своей местности, и на каждой стадии планирования, строительства и развития такой музей активно привлекает население участвовать в его жизни [9] . Примером такого музея может служить музей в с. Варьеган, созданный Юрием Вэллой. Специфику этого музея очень четко передает его автор: «Обычный музей просто хранит вещи. Они лежат под стеклом, а люди приходят и смотрят на них. Такой музей позволил бы показать нашу культуру для других – для горожан или для чужеземцев. Но для нас самих нужен был совсем другой музей. Мы строили музей для себя, для своих детей, для внуков – чтобы они понимали душу каждой вещи, знали, как с ней обращаться, и умели сделать ее, если надо. Предметами пользуются – важнее сохранить умение, чем вещь» [10] . Показ этнической культуры в музеях такого типа не отличается высокой научной точностью, но отражает живую, исторически сложившуюся и существующую здесь и сейчас традицию. Ценность таких музеев заключается именно в их не-музейности (в хорошем смысле этого слова), которая позволяет почувствовать презентуемую традицию как часть реальной жизни.
  2. Музеи, объединяющие реальные постройки (дома, чумы, сараи), сооружения (например, хлебные печи) и священные места, часть из которых расположена на своем первоначальном месте и является основой вновь образованного музея, а часть перенесена с других территорий или реконструирована для создания полноценного (с точки зрения устроителей) комплекса, максимально полно отражающего жизнь того или иного этноса. Примером такого музея может служить расположенный в с. Мужи (Ямало-Ненецкий автономный округ) парк-музей «Живун» [11] , основное направление в деятельности которого – различные аспекты этнических архитектурных традиций северных хантов. В настоящее время объектная база музея включает 6 стационарных экспозиционных построек, а также надворные постройки (навесы, дровяные чумы и пр. и экспозиционный комплекс «священное место»). В зависимости от времени года на территории музея устанавливаются сезонные объекты: зимний меховой, летний берестяной и брезентовый чумы, сенные чумы и шалаши. Необходимо подчеркнуть, что при строительстве объектов в целом соблюдается метод реконструкции, основанный на обширной научно-исследовательской базе, накопленной сотрудниками музея в ходе экспедиций по Шурышкарскому району. Все возведенные постройки исторически и архитектурно реалистичны и исполнены в соответствии с традициями северных хантов. Абсолютное большинство предметных фондов представлены предметами быта, хозяйственным и промысловым инвентарем, обеспечивающим интерьерное наполнение архитектурных объектов и промысловых комплексов. С момента основания музея здесь традиционно проводятся обрядовые национальные праздники, имеется также небольшой опыт организации корпоративных праздников, индивидуальных туров. С 2007 г. парк-музей начал осваивать новые формы массовых многодневных мероприятий – детские этнографические лагеря, фестивали традиционных ремесел [12] . Такой музей, показывающийстр. 528 локальную традицию, не отказывается от классических обстановочных сцен – например, обстановка для рассказа о Медвежьем празднике, в некоторых его помещениях предметы вполне могут быть помещены в витрины или иным образом отграничены от посетителей.
  3. Музеи, созданные как некая универсальная модель поселения, где значительная часть экспонатов может быть специально созданными репликами и реконструкциями. Примером такого музея является ТорумМаа. Как пишется в местной прессе: «… это дверь в мир древних обитателей Югры. Здесь можно увидеть летнее стойбище хантов р. Аган, зимнее поселение северных манси, святилище обских угров, домик для жертвоприношения духам и богам, деревянных идолов, замаскированную яму-ловушку, поджидающую неосторожного зверя» [13] . Плюсом музеев такого типа обычно является их доступность для массового посетителя – места для них, хоть и овеянные местными легендами и преданиями, выбираются вблизи от крупных городов, подъезды – хорошо оборудованы, а внутреннюю схему отличает научная обоснованность на основании доста- точно большой выборки данных. Такие музеи, как Торум-Маа, расположенный в столице округа, призваны демонстрировать культуру достаточно большой этнической группы, иногда – целого народа и в силу этого отличаются некоторой долей обобщенности при показе.

Общим для всех вышеперечисленных видов музеев является, во-первых, ощущение жизненности и подлинности представленной культуры. Вещи в своем естественном окружении, к которым можно прикоснуться, что-то сделать с их помощью, оказываются мощным средством воздействия на посетителей. Представленная таким образом национальная культура кажется более привлекательной и подлинной, по сравнению с классическим экспонированием в залах музея.

Во-вторых, возможность показать не только материальную культуру, но и нематериальное духовное наследие – такой формат позволяет проводить праздники, конкурсы фольклорных коллективов, мастер-классы и этнографические школы для разных групп посетителей. Это особенно важно для привлечения молодежи и школьников, поддержания в них интереса к родной культуре, гордости за умения и знания своих предков.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф