Метки текста:

Коми Краеведение Культура Родословная

Беляева Н.Ж. (г.Сыктывкар)
Собиратель зырянской старины М.Д.Игнатов VkontakteFacebook

Аннотация: В статье освещается жизнь коми краеведа М. Д. Игнатова и его деятельность по комплектованию частной коллекции. Особое место уделяется многогранности состава собраний. Рассматриваются исследования М. Д. Игнатова в вопросах родословия и его активная общественная деятельность в популяризации краеведения.

Ключевые слова: коллекции М. Д. Игнатова; памятники истории и культуры Республики Коми; традиционная культура; родословие; краеведение;

Summary: The article is devoted to Komi ethnographer M. D. Ignatov, his life and his work on the private collections development. Special attention is paid to the diversity of the collections. The article also focuses on M. D. Ignatov’s research on genealogy and his social activity to make the science of ethnography popular.

Keywords: M. D. Ignatov’s collections; historical and cultural monuments of the Komi Republic; traditional culture; genealogy; ethnography;

стр. 23Михаил Дмитриевич Игнатов – известный в Республике Коми и за ее пределами режиссер- документалист, краевед и коллекционер. Он родился 6 октября 1931 г. в деревне Сордйыв недалеко от старинного коми села Помоздино на Верхней Вычегде. Его дед и бабушка, Николай Анисимович и Пелагея Ивановна Игнатовы, были раскулачены в 1931 г. за отказ вступать в колхоз и сосланы в село Кедвавом, а затем в деревню Чулкидин (обе на р. Ижме). Родители, Дмитрий Николаевич и Вера Семеновна, в 1935 г. также были признаны кулаками и лишились своего родового дома и всего имущества. Отца арестовали за отказ идти на лесозаготовки и отправили в лагеря, мать осталась с четырьмя детьми без крыши над головой. Раскулачивание врезалось в память четырехлетнего Михаила, он вспоминает, как со всех закоулков вытаскивали семейное имущество, будь то швейная машинка, самовар, комод, инструменты, косы, ружья, капканы и даже деревянные кадки, берестяные туески, посуду из капа и пр. [1] Впоследствии Игнатов составил приблизительную опись изъятого имущества, опираясь на рассказы матери и бабушки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Весной 1947 г. попал за решетку и сам Михаил Игнатов – за принесенные домой колоски с колхозного поля. Два года детской колонии в Верхотурье и тюрьмы в Свердловске дали Игнатову, по его же словам, двойную свободу: духовную (реалистичный взгляд на жизнь вне большевистской пропаганды) и физическую (справка об освобождении из мест заключения заменяла паспорт, которого не имели колхозники, она позволила Игнатову не возвращаться в колхоз).

Игнатов уехал на Донбасс, работал в шахте, учился в вечерней школе. В 1957 г. он закончил Донецкий индустриальный институт, работал горным инженером на шахтах. Увлечение фотографией и журналистикой подвигло его на резкую перемену в жизни – Игнатов поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии (ВГИК) на режиссерский факультет; закончил его в 1966 г. и с этого времени и до выхода на пенсию в 1993 г. работал на студии «Леннаучфильм», где создал около 40 документальных фильмов. Среди них были фильм «Память веков», снятый для выставки в Японии и не показывавшийся в СССР, поскольку главной темой была реставрация храмов в России. Зато у Игнатова было разрешение (за подписью министра культуры Е. Фурцевой) на приобретение старинных книг, икон, утвари как антуража для съемок, чем Игнатов и воспользовался, начав формировать свою коллекцию. Так, во время съемок фильма «Там, за рекой Печорой» (Леннаучфильм, 1971) о староверах Усть–Цильмы он приобрел у населения несколько рукописных и старопечатных книг. Работа над фильмами дала ему уникальную возможность общения с учеными, художниками.

Интерес к старинным предметам возник у Игнатова еще в детстве. Во время войны дед перед смертью рассказал Михаилу о тайном охотничьем амбарчике (по–коми тшамья), где спрятал некоторые реликвии – в частности старообрядческую икону «Никола Можайский» с врезным костяным изображением святого и староверческую книгу «Жития Корнилия Выговского», которые получил в дар от старовера–скрытника, жившего на Ижме. Бабушка Михаила Дмитриевича была ортодоксальной православной веры, называла двуперстие «беспельпас» (в переводе с коми «знак бесовых ушей») и вынудила мужа унести дары скрытника из дома, что он и сделал, схоронив их в тшамье в своих охотничьих угодьях у верховий реки Помос. Там же Игнатов–дед спрятал две деревянные храмовые скульптуры, «богини», которые принесли ему в конце 1920–х гг. знакомые охотники из соседнего села Усть–Кулом. Интересно, что они называли их богинями, утверждая, что происходят те из Ульяновского стр. 24 Троице–Стефановского монастыря, и прятали их от большевиков, которые обыскивали ближайшие охотничьи избушки в поисках церковных ценностей. Эти реликвии Игнатов нашел по дедовским приметам летом 1960 г.

Две «богини» представляют собой деревянные скульптуры Богоматери и Иоанна Богослова из композиции «Распятие» – раскрашенные деревянные фигуры высотой около 60 см. Интересно, как называет их сам Игнатов: «Ен мам» (то есть «мать Бога») и «Об ань» («Старшая сестра Бога»), или «Зарни ань» – знаменитая Золотая баба. [2] Эта позолоченная скульптура, изображающая апостола в длинном одеянии, похожем на платье, видимо, отождествлялась у коми крестьян с Золотой бабой, зырянской богиней. Возможно, именно в верховьях Вычегды сохранились остатки древних верований в Богиню–мать, олицетворявшую в себе солнечное божество. Легенды о женщине–богине настолько живучи, что даже на современном гербе Республики Коми на груди золотой хищной птицы, воплощении верховного мира, запечатлен лик женщины, соответствующей образу Зарни Ань, Матери Мира.

Игнатов говорит, что бабушка его была православная, а дед язычник (характерная особенность коми семей в сельской местности). Игнатов рассказывает об огромной ели неподалеку от тшамьи, которую его дед почитал как священную: каждый год в начале охотничьего сезона он подвешивал на нижних ветках свою первую добычу, посвящая ее лесным духам во главе с «Диким стариком». Однажды первой добычей стала у него куница с дорогим мехом. Старый охотник пожадничал и оставил вместо нее белку, подстреленную позже. Возвращаясь с охоты, он повредил левый глаз, практически перестал им видеть, но считал, что был наказан заслуженно.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Игнатов продолжил собирать семейные реликвии. Он выкупал, обменивал у земляков утварь своей семьи. Сейчас в его коллекции есть несколько икон, связанных с родственниками, короба, долбленые миски, швейка 1834 г., которой он до сих пор пользуется, расписная лампа, острога для лучения рыбы, выкованная его родичем, и его же набивные доски. Параллельно он собирает предметы, связанные с Усть–Куломским районом, со своей малой родиной, и Коми республикой в целом: церковную утварь, мебель, кресты, иконы, старопечатные книги, старые фотографии, сундуки, в том числе сундук известного помоздинского купца Иезекииля Порошкина, созданного в редкой технике «мороз по жести».

Усть–Куломская земля богата на людей, занимающихся литературным трудом. Среди них много крестьянских бытописателей – возможно, это связано со староверами, особо ценившими книжную культуру. Игнатов собрал по крупицам материалы о Иване Степановиче Рассыхаеве (1878–1968), крестьянском писателе, описывавшем в своих рукописных книгах основные события личной жизни, истории края. В собрании хранится автобиография Рассыхаева «Менам олым» («Моя жизнь»), фотографии, документы Рассыхаева, книги из личной библиотеки, рисунки. Особо интересен рисунок «Путь погибели и путь спасения», где к погибели ведут «Дом разврата», газета «Безбожник», театр и кино, а к спасению – церковь. Несколько карт и рисунков («Храм Стефана Пермского в Усть- Сысольске», «Спас на Бору в Московском Кремля») скопированы им из книги Г. С. Лыткина «Зырянский край при епископах Пермских и зырянский язык», вышедшей в 1889 г. Вышеупомянутая книга тоже есть в коллекции Игнатова. Ее особая ценность – в наличии автографа автора: «Его Сиятельству князю Михаилу Сергеевичу Волконскому в знак глубокого уважения от зырянина Лыткина». Еще одна библиографическая редкость в собрании Игнатова – «Зырянская грамматика» А. Ф. Флерова 1813 г.

М. Д. Игнатов издал литературное наследие еще одного крестьянского бытописателя, толстовца, прожившего в с. Помоздино более 40 лет, – Василия Прокопьевича Кунгина (1863–1936). [3] Для этого Игнатов переписал и обработал около 1,5 тысячи листов рукописей, хранящихся в Национальном архиве Республики Коми, снабдив книгу уникальными фотографиями начала ХХ в. из своей коллекции.

На протяжении многих лет собирал Игнатов коллекцию фотографий, большинство которых были созданы первыми фотографами Усть–Сысольска Платоном Филитеровичем Кулаковым (1863–1914) и его сыном Николаем Платоновичем (1887–1948). В большинстве своем – это семейные фотографии большой семьи Кулаковых, а также фотографии усть–сысольцев начала ХХ в. М. Д. Игнатов опубликовал по этой тематике несколько статей. [4]

Игнатов называет свое собрание «коллекцией коллекций». Одна из многочисленных составных частей ее является коллекция священника Михаила Филаретовича Вишерского (1896 – нач. 1970–х). стр. 25 Помимо икон, фисгармонии, ему принадлежали многочисленные книги по домоводству и различным ремеслам, большинство из которых вышли в 1920–е годы, альбом с фотографиями «Виды Первоклассного Ставропигиального Соловецкого монастыря» в коленкоровом переплете (конец 19 – нач.20 вв.), а также тетради с нотами – Вишерский сам сочинял духовные песнопения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

М. Д. Игнатов одним из первых стал собирать родословие коми крестьян. С малых лет он интересовался историей своего рода. Во многом этому способствовала деревенская традиция помнить своих предков. У коми есть два имени. Первое – «ордним», то есть родовое имя, образованное от имени либо прозвища основателя рода, которое не всегда совпадает с фамилией. Так, свой род Игнатов ведет от Важ Чуд–Игната с вычегодского притока Вишеры. Отсюда и его личное прозвище Чуд Миш, которое он пишет на своих самиздатовских книгах. Но есть еще и другое имя – «ордвужним», поколенное, до сих пор бытующее у коми. Оно состоит из перечисления имен своих предков по мужской линии, начинаясь с самого древнего и заканчиваясь своим. Сам Игнатов при знакомстве представляет свое поколенное имя: Илья–Игнат-Дане–Тима-Ииге–Вась-Наум–Артей-Закар–Попан-Подь–Трош-Онисем–Миколай-Митрей Миш. Полным поколенным именем представлялась его бабушка. Мало того, Игнатов вспоминает, что еще более подробно и длинно она перечисляла имена своих умерших предков при обрядах освящения свежевыпеченного хлеба. Она брала в руки первый каравай, шла в красный угол, к образам, разламывала хлеб пополам, клала на стол и, перекрестившись, призывала предков приобщиться к трапезе. Поскольку действо было практически ежедневным, Михаил Дмитриевич запомнил имена предков, что помогло впоследствии ему в составлении собственной родословной.

От родных Игнатов узнал и об истории родного села, и о первых его поселенцах – братьях Артемоне, Еремее и Симоне Игнатовых. Впоследствии, работая в архивах, он обнаруживал подтверждения рассказам старожилов о своих предках. М. Д. Игнатов собрал родословную Игнатовых до XVI в. Результатом многолетних изысканий стал труд «Род Игнатовых на Верхней Вычегде», который ждет своего издания. В 2017 г., к 310–летию со дня первого упоминания Помоздино, Игнатов планирует собрать съезд Игнатовых на исторической родине.

Организаторских способностей Игнатову не занимать. Михаил Дмитриевич стоял у истоков создания коми землячества «Неватас» в Санкт–Петербурге, возникшего в 1991 г. на волне интереса к «малой родине». Первые заседания землячества проходили на квартире Игнатова на Мойке, 40, которую он называет «Демутов трактир», в честь гостиницы, находившейся в этом доме во времена Пушкина.

Приехав в 1993 г. в Сыктывкар, Игнатов организовал Коми генеалогическое общество «Ордпу» («Родовое древо»). В его собрании хранятся несколько родословий: Игнатовых, Вишерских, Поповых, Тюриных, Сельковых и других жителей коми края. Его деятельность дала мощный толчок генеалогическому движению в республике. Игнатов много публикуется, в основном в республиканской прессе. Он издает статьи по топонимии, истории родного края и отдельных семейств, о репрессиях, затронувших обитателей Республики Коми.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф