Метки текста:

История Костюм Одежда

Дианова К.А. (г.Петрозаводск)
Изучение истории костюма в структуре повседневности VkontakteFacebook

Аннотация: Статья посвящена проблеме изучения истории костюма и моды как компонентов повседневности, историографическому и методологическому аспектам моды как историко–культурного феномена. История моды наглядно показывает, что само понятие «мода» гораздо глубже, чем история костюма, хотя нередко они рассматриваются как единое целое. Особенностью и главным отличием моды будет служить особое семантическое содержание, которое является отражением социально–психологических процессов и представлений о нормах и правилах.

Ключевые слова: история повседневности; мода; костюм; история одежды;

Summary: Article is devoted to a problem of studying of history of clothes and fashion as daily occurrence components, historiographic and methodological aspects of fashion as historical and cultural phenomenon. The history of fashion demonstrates that the concept «fashion» is much deeper, than clothes’s history though quite often they are considered as a unit. As feature and the main difference of fashion the special semantic contents which is reflection of social and psychological processes and ideas of norms and rules will serve.

Keywords: daily occurrence history; fashion; suit; clothes history;

стр. 32Одним из перспективных направлений современной исторической науки является история повседневности, предметом изучения которой является сфера человеческой обыденности во множественных историко–культурных, политико–событийных, этнических и конфессиональных контекстах. Возникновение истории повседневности как самостоятельной отрасли изучения прошлого является одной из составляющих так называемого «историко–антропологического поворота» в гуманитарной мысли. У его истоков оказались работы М. Блока, Л. Февра, Ф. Броделя – французских исследователей школы «Анналов».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Что касается общетеоретических и методологических основ истории повседневности, то к ним относятся труды основателей феноменологического направления в философии – в первую очередь, Эдмунда Гуссерля (1859–1938). Именно он первым обратил внимание на значимость философского осмысления не только высоких абстракций, но и «сферы человеческой обыденности». В связи с этим ключевым понятием философии Гуссерля стала категория «жизненного мира» как сфера непосредственно переживаемого опыта, другими словами – это мир людей и предметов, непосредственно окружающих человека в течение всей его жизни. [1] В современной науке история повседневности играет важную роль, поскольку исследования «жизненного мира» позволяет составить наиболее точное представление о той или иной социальной группе. Следуя концепции Гуссерля, для наиболее удобного изучения жизненного мира следует выделять отдельные монады – то есть конститутивные элементы бытия, среди которых особое место занимает одежда.

На протяжении всей истории человечества одежда является одним из значимых элементов оформления внешности человека, который может дать представление о его социальной принадлежности, культурном и этническом статусе, уровне материального достатка и т. д. По мнению исследователей, занимающихся вопросами оформления внешности людей, одежда с глубокой древности «обслуживала» и дополняла общение людей. [2] В первую очередь оформление внешности рассматривалось как основной индикатор социального статуса человека. [3]

Во многом это было связано с тем, что с древности существовали не просто определенные неписаные нормы, но и даже строго регламентированные правила того, какую одежду необходимо носить представителям различных социальных групп, и нарушение этих правил не просто осуждалось, но порою и жестоко каралось. Так, например, в древнем Китае одежду желтого цвета мог носить только император, а любой из его подданных, рискнувший примерить желтый халат, мог поплатиться за это головой. В средневековой Европе церковь диктовала в одежде практически все, до деталей – длину и ширину платьев, длину носка обуви, количество и характер украшений для каждого сословия. Это закреплялось специальными эдиктами, которые высекались на камне, устанавливавшемся посреди города. По оценкам исследователей, вместе с увеличением степени «иерархичности», стр. 33 «формализованности» общества или его частей и отдельных институтов всегда неизменно растет роль костюма как опознавательного знака. [4]

В то же время, начиная с эпохи раннего средневековья, норма ношения одежды нередко законодательно вводились сверху. Самому понятию «этикет» человечество обязано маркизу де Силуэтту, жившему во Франции в XVII в.; он знаменит тем, что ввел «экономию» в костюм с целью сокращения государственных расходов на одежду, изменив не только костюм, но и манеру ношения одежды. В истории России также прослеживаются свои нормы ношения одежды. Русские цари то запрещали заимствование иноземных образцов (например, в XVII в. при Алексее Михайловиче), то предписывали носить «платье немецкое, сверху саксонское и французское, а исподнее камзолы, штаны, сапоги, башмаки и шапки немецкие» (1707 г., указ Петра I), то начинали активно вводить придворные туалеты в русском стиле (Екатерина II). [5]

В научной литературе для обозначения оформления внешности при помощи одежды используется понятие «костюм», под которым понимается «исторически сложившийся и постоянно развивающийся комплекс определенным образом согласованных между собой предметов как непосредственно надеваемых на тело (одежда, обувь, головной убор, перчатки и др.), так и сопутствующих им дополнений (сумка, зонт и др.), а также прически, грима, формирующих внешний облик человека и образующих единое утилитарно–художественное целое». [6] Костюм выполняет две основные функции: утилитарно–практическую и общественно–символическую. Утилитарно–практическая функция одежды является первичной и сводится к защите человека от неблагоприятных воздействий окружающей среды. Общественно–символическая функция состоит в том, что одежда служит средством социальной идентификации человека, выполняет роль украшения, является выражением его индивидуальности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

История человечества свидетельствует о том, что человек приобретает все большие возможности в плане выбора костюма в соответствии со своими вкусами и что костюм несет в себе все большее количество информации о его владельце. Однако даже в современном мире человек ограничен многими правилами выбора и использования тех или иных видов одежды и аксессуаров. Каждый костюм обладает сложной символической системой, обусловленной его формой, цветом, стилем и составом. С позиций визуальной психосемиотики костюм и его элементы рассматривают как специфический язык (сигнально–знаковую систему), который воспринимается вместе с другими сигналами общения (жестами, взглядами и пр.). [7] Именно костюм отражает многие социокультурные характеристики человека, к которым относятся классовая дифференциация, богатство, респектабельность, половая принадлежность, принадлежность к определенной идеологической группе, вкус человека, культурная принадлежность и т. д. [8]

Что касается самого понятия моды, то под ней в самом широком смысле подразумевают существующее в определенный период и общепризнанное на данном этапе отношение к внешним формам культуры: к стилю жизни, обычаям сервировки и поведения за столом, автомашинам, одежде. Однако при употреблении слова мода, под которым всегда подразумевается постоянное и с позиций разума недостаточно объяснимое стремление к изменению всех форм проявления культуры, обычно имеют в виду одежду. Историческое развитие одежды человека неразрывно связано с модой, и между ними поэтому обычно ставится знак равенства. История мод почти так же стара, как и история костюма. С того момента, когда человек открыл значение одежды как средства защиты от неблагоприятных воздействий природы, оставалось немного до тех пор, пока он не начал размышлять о ее эстетической и стилизирующей функции. Одежда явилась тем объектом, в котором он очевидно наиболее непосредственно смог выразить свое художественное мировоззрение . [9] В современном мире мода фактически представляет собой форму выражения принадлежности к определенной общности людей. Она «ухитряется с безошибочной точностью выявлять настроение времени, в совершенстве регистрируя эмоциональное состояние мира» . [10]

В русский язык слово «мода» пришло в XVII в. и распространилось в XVIII в. В эпоху Петра I оно означало «образец», «манера». Во второй половине XVIII в. оно утвердилось настолько, что возникла пословица «То не грешно, что в моду вошло». С 1779 г. в России стал выходить журнал мод «Модное стр. 34 ежемесячное издание». В дальнейшем слово «мода» и производные от него «модник», «модничать» и т. п. вошли и в крестьянский язык, и в различные областные диалекты. В XVII – XIX вв. в разных языках слово «мода» было тесно связано со словом «обычай»; нередко оба они использовались как взаимозаменяемые в одинаковых или близких значениях. Еще Адам Смит в своем сочинении «Теория нравственных чувств» (1759) рассматривал моду как разновидность обычая. Впоследствии такое истолкование укоренилось в различных странах. В словаре В. И. Даля мода определяется как «ходящий обычай; временная, изменчивая прихоть в житейском быту, в обществе, в покрое одежды и в нарядах. В дальнейшем, когда мода выделилась в самостоятельное социальное явление, значения слов ”мода” и “обычай” оторвались друг от друга и их все чаще стали толковать в качестве антонимов, то есть слов, противоположных друг другу по значению. В современных толковых словарях моду, как правило, уже не увязывают с обычаем, что отражает изменение в употреблении этого слова в повседневном языке. Нередко слово “мода” означает быстропреходящую популярность чего–либо или кого–либо. Когда это слово употребляется во множественном числе, оно означает, как правило, образцы одежды, наиболее популярные в определенный промежуток времени». [11]

В семантическом аспекте мода не столько отражает культурное и психологическое состояние общества, сколько их порождает. Французский социолог Жан Стецель отмечал, что мода образует коллективный феномен, который наиболее непосредственным образом открывает нам, что в нашем поведении заключено социальное содержание, а Жак Лакан прямо трактовал ее как проявление коллективного бессознательного. Однако, учитывая ее символический и симулятивный характер, а также то, что ее структура подчиняется универсальным правилам, присущим любой комплексной семиотической системе, я полагаю, более правильным будет понимать моду как проявление коллективного воображаемого. [12] С точки зрения психологии масс, мода – это яркое стремление к внешнему разнообразию, парадоксально оборачивающееся своей прямой противоположностью – как внешним, так и, особенно, внутренним, психологическим единоообразием. [13] С социально–психологической точки зрения, мода – это стремление к внешнему разнообразию, парадоксально оборачивающееся своей противоположностью, внешним и особенно внутренним психологическим единообразием.

В основе феномена моды лежит не единый и постоянный, а многообразный и переменчивый психологический механизм. Этот механизм, состоящий из нескольких звеньев, обеспечивает особую динамичность моды. К факторам модности относятся престиж, утилитарность, эстетичность и т. д. Массовая мода выполняет определенные социально–психологические функции. Так, она «массовизирует» человеческую психику, заставляя индивида быть таким же, как масса ему подобных. Следование моде повышает престиж человека, регулирует его эмоциональные состояния. Мода приобщает людей к новому, выполняя инновационную функцию. Наконец, следование моде часто способствует самоутверждению личности. [14] В механизме массового распространения моды существенную роль играет элементарное подражание. Неслучайно в одном из первых определений моды, данных философом Иммануилом Кантом в сочинении «О вкусе, отвечающем моде», отмечается именно фактор подражания без пользы: «Закон стремления (подражания) казаться не менее значительным, чем другие, и только это, причем не принимается во внимание какая–либо польза – называется модой». [15] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Подводя итог, можно сделать вывод, что одежда является очень сложным социальнопсихологическим объектом, обладающим особой семантикой, поэтому в контексте изучения того или иного социума необходимо исследовать и бытующую там моду на костюм. Одежда играет значимую роль в структуре повседневности, поскольку служит отражением эстетических идеалов своего времени, представлений о нормах и правилах и т. д. – другими словами, позволяет глубже понять социальнопсихологические и культурно–исторические особенности изучаемой общности людей.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф