Ивановская Н.И. (г.Санкт-Петербург), Чувьюров А.А. (г.Санкт-Петербург)
Финно-угорский мир в фотографиях Л.Л. Капицы VkontakteFacebook

Фото №1. Ела – большое парусное судно для экспорта рыбы. На переднем плане – братья Л.Л. и П.Л. Капицы. Мурман, Архангельская губ. 1913 г. Фото хранится в Музее П.Л. Капицы при Институте физических проблем (Москва).Фото № 2. Патьвашка – сват. 1927 г. АРЭМ. Колл. №4903-89.Фото № 3. Певец-сказитель Кузьма Агоев. 1927 г. АРЭМ. Колл. № 4903-101.

Аннотация: Статья посвящена описанию и анализу коллекций фотографий, полученных сотрудником этнографического отдела Русского музея Л. Л. Капицей (1892–1938) в этнографических экспедициях в 1910–1920–е гг. Снимки представляют домашнее хозяйство, быт и культуру финно–угорских этнических групп – саамов, карелов, коми.

Ключевые слова: Л. Л. Капица; этнографические фотоколлекции; карелы; коми; саамы; визуальная фиксация полевых наблюдений; этнографический источник;

Summary: The article deals with description and analysis of the photographs collections taken by an employee of the Ethnographic department of the Russian Museum L. L. Kapitsa (1892–1938) in ethnographic expeditions in 1910–1920 years. The pictures represent the households, everyday life and culture Finno–Ugric ethnic groups – Sami, Karelia, Komi.

Keywords: L. L. Kapitsa; ethnographic photo collection; Karelians; Komi; Saami; visual fixation field observations; ethnographic source;

стр. 47Научное наследие Леонида Леонидовича Капицы (1892–1938), сотрудника Этнографического отдела Русского музея (ныне – Российский этнографический музей), кроме этнографических вещевых коллекций включает уникальное собрание фотографий, сделанных им в 1910–1920–е гг. во время этнографических исследований финно–угорских народов Европейского Севера – карел, саамов и коми. [1] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Музейно–этнографическая экспедиционная деятельность имеет многоаспектный характер. Она включает в себя не только комплектование коллекций этнографических вещественных памятников (предметов, наделенных этнокультурной спецификой), но и сбор информационных материалов по конкретным этнографическим темам, а также различные способы визуальной фиксации полевых наблюдений (рисунки, чертежи, фотографии, а в современных условиях еще и видеозаписи). Особое значение как потенциальный этнографический источник полевые фотографии приобретают при фиксации явлений традиционной культуры, не имеющих равноценного вещного или письменного выражения. Это такие стороны народного быта, как обряды, праздники, бытовые и жанровые сцены, которые могут быть достоверно переданы лишь фотодокументами.

Этнографические музейные собрания, в том числе и фотоколлекции как научные источники, с одной стороны, объективно отражают этническую и социокультурную реальность той среды, в которой они были собраны, и, соответственно, являются носителями объективной информации о культуре конкретного этноса. С другой стороны, на отбор предметов и выбор объектов для фотофиксации большое влияние оказывает субъективный фактор. Можно сказать, что исследователь в силу своих личностных особенностей создает определенный образ исследуемого народа.

Данное положение можно проиллюстрировать кратким анализом уникальных фотоколлекций Л. Л. Капицы по финно–угорским народам, хранящихся в собрании РЭМ.

Свои первые этнографические поездки к саамам Л. Л. Капица совершил еще в период обучения на естественном отделении физико–математического факультета Санкт–Петербургского университета. В 1913 г. Л. Л. Капица по заданию Русского антропологического общества совершил поездку в Архангельскую губ. (Кемский, Онежский у., Соловецкий и Печенгскиий монастыри) для антропологического и этнографического изучения «великороссов» – поморов и саамов (фото № 1). Одним из результатов этой экспедиции стала коллекция фотографий, выполненных в ходе этнографической поездки (РЭМ, колл. № 3621, 10 фото), на которых запечатлены следующие сюжеты: занятия оленеводством, типы жилищ (кувакса, вежа, тупа), антропологические типы, пейзажи (озеро Имандра).

На следующий год летом 1914 г. Л. Л. Капица был командирован Этнографическим отделом Русского Музея в Архангельский, Кемский, Онежский и Александровский у. Архангельской губ. для собирания этнографических коллекций у «великоросов» – поморов и саамов. [2] Его экспедиционный маршрут к кольским саамам пролегал от Кандалакши до Колы, а оттуда – на территорию Норвежско–Российского пограничья. Во время экспедиции им было выполнено 90 фотографий, в которых были отражены стр. 48 следующие сюжеты: антропологические типы; жилище; средства передвижения; отдельные моменты морского рыболовства (колл. № 3226, 3227). [3] Капица планировал также поездку к восточной группе кольских саамов, которые, как он считал, в большей степени сохранили этнические особенности, но начавшаяся война с Германией заставила его прервать свои исследования и вернуться в Петербург.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Возобновить свои этнографические исследования он смог только в 1921 г., когда стал сотрудником Этнографического отдела Русского музея. Вплоть до начала 1931 г. Капица активно занимался этнографическими исследованиями. Это было время организации широкомасштабных

комплексных экспедиций. Интенсивное изучение Северо–Западного региона связано с деятельностью талантливого ученого, известного антрополога и этнолога профессора Давида Алексеевича Золотарёва (1885–1935). [4] Ему принадлежит заслуга организации крупнейших этнологических экспедиций, в которых начинали свой путь в этнографической науке многие молодые исследователи, такие как В. В. Чарнолуский, М. Ю. Пальвадре, Ю. П. Аверкиева и др. Одним из них был и Л. Л. Капица. Именно в эти годы происходит его становление как специалиста финно–угроведа.

В 1921 г. он совершает экспедицию в Кемский у. Архангельской обл. (Керетская и Кестеньгская вол.), изучая быт и культуру карел. Помимо коллекции этнографических предметов, в архив музея была передана также коллекция фотографий, на которых запечатлены следующие сюжеты: жилище, постройки, земледелие, скотоводство, типы, средства передвижения и пути сообщения, рыболовство, праздник Спаса в д. Елитозеро (колл. № 4082, 53 фото).

В 1926 г. по заданию Русского музея Капица проводил этнографические исследования в Усть- Куломском у. Коми автономной области, собирая материал среди коми–зырян. Яркий документальный источник представляют собой фотографии, снятые Л. Л. Капицей во время этой экспедиции (кол. № 4860, 54 фото). В них отражены следующие темы: жилище; средства передвижения; земледелие и скотоводство; охота; рыболовство; ремесла и промыслы; антропологические типы; семейная жизнь; верования; народная медицина.

Осенью 1925 г. правительство Карелии обратилось в Академию наук с просьбой об изучении традиционной культуры карел. Руководство исследовательскими работами было поручено Д. А. Золотареву. Л. Л. Капица принимал участие в экспедициях 1927 и 1928 гг. Исследования 1927 г. проходили на территории Ухтинского р-на. Уникальным источником является коллекция фотографий, выполненных в ходе этой экспедиции (колл. № 4903, 160 фото), которые зафиксировали многие архаичные стороны бытовой культуры карел: инсценировка старинных свадебных ритуалов, включая добрачные отношения юноши и девушки, обряды привораживания, фотографии всех участников свадьбы (от свата–колдуна – патъвашки (фото № 2) до деревенской молодежи); рунопевцы (Кузьма Ахонен (Кузьма Агоев – фото № 3) и Архипп Перттунен (Архип Пертуев)); сосна Леннрота; виды сельских кладбищ и др.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время работы в этих экспедициях Капица работает над фильмом «На Родине Калевалы», негатив которого, как он пишет, погиб по вине оператора. Сам же Капица выступает в роли режиссера- постановщика и сценариста. Фотографии, выполненные в ходе этих экспедиций по Карелии (общее количество 254 фотографии – колл. № 4903, 5033), были переданы в Этнографический отдел Русского музея. Именно карельские фотоколлекции отражают все наиболее характерные для Капицы приемы фотофиксации. Индивидуальной особенностью фотографий Капицы является присущая им кинематогра- фичность – специально инсценированные с помощью постановочных кадров события действительности. Такой подход к фотофиксации явлений традиционной культуры использовался Капицей еще в самом начале стр. 49 его этнографическо–собирательской деятельности, но особенно активно применяется им в 1920–е гг. Это объясняется тем, что стационарные длительные этнографические экспедиции, которые были преобладающим методом этнографических исследований до 1917 г., в 1920–е гг. постепенно сменяются кратковременными экспедиционными поездками (маршрутный (линейный) и кустовой виды этнографическо–собирательской работы). В этих условиях, в силу кратковременности поездки, этнографические сюжеты для фотографий приходилось восполнять за счет постановочных сцен.

Сюжеты его этнографических фото в целом традиционны для данного вида собирательской работы, основные направления которого были определены программой для собирания этнографических предметов, составленной в 1902 г. группой сотрудников Этнографического отдела Русского Музея, под руководством его заведующего Д. А. Клеменца (поселения, различные типы жилищ, хозяйственные постройки; традиционная одежда; кустарные производства, средства передвижения; занятия и промыслы и т. д.). [5]

Во второй половине 1920–х гг. происходит изменение концепции собирательской работы – фиксация старого и нового быта, что также нашло отражение в фотографиях Капицы: сельскохозяйственные работы коллективных крестьянских хозяйств, электрификация; воспитание детей (детский сад, пионеры); общественная жизнь (заседание Ухтинского исполкома; праздник в с. Ухта 1927 г. – от парада физкультуры и толкания ядра до «группы коммунаров «похьянпоят» на отдыхе за кофеем в поле»; лыжный пробег молодёжи) и т. д.

В 1931 г. Л. Л. Капица уходит из музея. С середины 1930–х он становится штатным режиссером киностудии «Леннаучфильм». В 1938 г., когда Леонид Леонидович Капица умер, в прессе появилось сообщение о его смерти, где его назвали известным советским кинематографистом. Однако в памяти потомков он остался этнографом–исследователем, собравшим уникальные этнографические вещевые и фотоколлекции.

Ему не удалось в полной мере реализовать себя в науке. Многие его новаторские идеи, в частности связанные с визуальной антропологией, не были поняты его коллегами–учеными, но его научное наследие по–прежнему востребовано исследователями, занимающими культурой народов Европейского Севера России – русских–поморов, карел, коми и саамов. Его фотографии широко представлены на экспозициях и выставках РЭМ, используются учеными в качестве источника для осуществления этнографических исследований.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 2013 г. в РЭМ состоялась фотовыставка «Финно–угорский мир в фотографиях Л. Л. Капицы», на которой впервые широкой публике была представлена тематическая подборка его экспедиционных фотографий.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф