Метки текста:

Архангельск Образование Олонецкая губерния

Калинина Е.А. (г.Петрозаводск)
Училище для детей канцелярских служителей на европейском севере в первой половине XIX в. VkontakteFacebook

Аннотация: В первой половине XIX в. в Архангельской и Олонецкой губерниях действовали училища для детей канцелярских служителей, которые были призваны решить остро стоявшую в то время кадровую проблему в губернских и уездных учреждениях. Статья посвящена вопросам организации и деятельности этих учебных заведений – финансированию, обустройству зданий для школы и проживания учащихся.

Ключевые слова: народное образование; училище; канцелярские служители; чиновники;

Summary: In the first half of the nineteenth century in the Arkhangelsk and Olonets provinces there were Schools for children of stationery Ministers. They were organized to solve the problem of acute shortage of the staffing in the provincial and district institutions. The article deals with the organization and activities of these institutions – financing, equipping buildings of school and accommodation of students.

Keywords: public education; school; office Ministers; officials;

стр. 50В 1820–1830 гг. в Российской империи стали открываться училища для детей канцелярских служителей. В Петрозаводске такое Училище появилось в 1830 г., в Архангельске – в 1833 г. Они обязаны были действовать в рамках высочайше утвержденного 18 февраля 1828 г. Устава и заключали в себе курс уездного училища с изучением дополнительных предметов: бухгалтерии и делопроизводства. Это были своего рода закрытые пансионы для детей неимущих канцелярских чиновников, задачей которых являлось обучение детей «способных к должностям канцелярским и вообще к гражданской службе». [1] Учащиеся в училищах находились на полном казенном содержании и обязывались по окончании учения прослужить 8 лет в губернских или уездных правлениях. При этом в Уставе оговаривалось, что выпускники училищ, окончившие полный курс, но не удостоенные перевода в университеты, получали места канцелярских служителей высшего разряда, а подвергшиеся исключению за легкие проступки – места писцов, или канцелярских служителей низшего разряда. [2] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Училища состояли в ведении Министерства внутренних дел, на средства которого они и содержались. В них обучалось 25–30 воспитанников, и на их содержание из государственного казначейства отпускалось 3000 руб. серебром. Следует отметить, что за время существования училищ никакие пожертвования в их адрес не поступали. [3]

В училище для детей канцелярских служителей преподавались следующие предметы: чтение и чистописание, Закон Божий и Священная История, российская грамматика с практическими упражнениями в оной, всеобщая и российская история, география, арифметика, бухгалтерия и основания геометрии, присоединяя к сему, где будет возможность, и начал тригонометрии и геодезии, формы производства дел и судебного порядка с практическими упражнениями. Полный курс учения продолжался 6 лет и разделялся на три класса: преподавание учебных предметов в каждом классе шло в течение двух лет. [4]

В училищах были созданы Попечительные советы, председателями которых были губернаторы, а членами являлись губернский предводитель дворянства, директор народных училищ и член Приказа общественного призрения. На Совете обсуждались вопросы расхода и прихода финансовых средств по Училищу, распределение учебных часов среди преподавателей, рассматривались проблемы содержания воспитанников в учебном заведении. В конце учебного года члены Совета утверждали расписание экзаменов и назначали день публичных испытаний учащихся.

Заботой Попечительного совета училищ являлось распределение окончивших обучение в различные губернские и уездные учреждения губернии. Если же были проблемы с трудоустройством воспитанников, тогда выпускники, не имеющие родителей и родственников в губернском городе, оставались на попечении губернского правления в здании училища «до определения их на гражданскую стр. 51 службу». [5] Некоторые учащиеся продолжили свое обучение в Санкт–Петербурге. Так, для дальнейшего образования в межевую роту Санкт–Петербургского Лесного института в 1836 г. из Петрозаводска были направлены выпускники Серебряков, Артемьев, Фомин, Гребешков, Ульянов. [6]

Непосредственное же управление училищем принадлежало особому смотрителю из чиновников. Например, первым штатным смотрителем Петрозаводского училища стал отставной капитан–лейтенант III ранга морской артиллерии Андрей Федоров, который по состоянию здоровья был уволен с военной службы и до 1829 г. являлся надзирателем на Александровском заводе. [7] Он надзирал за порядком в доме училища, наблюдал за исправностью преподавания учебных предметов, работой прислуги и вел хозяйственную часть.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Архангельское училище помещалось в собственном деревянном одноэтажном доме, крытом железной крышей (окрашенной красной краской), на каменном фундаменте, обитом тесом и выкрашенном желтой краской. К училищному зданию был пристроен флигель, имелась баня и погреб. После пожара в 1851 г. школа размещалась в наемном доме. При училище имелась неплохая библиотека, каталог которой, по сведениям смотрителя училища И. Первушина, в 1845 г. состоял из учебных пособий по разным учебным предметам: богословию и церковной истории, русской словесности, математике, истории, географии, правоведению. Имелись книги для детского чтения, рассказы для юношества, периодические журналы, а также Полное собрание законов Российской империи. Всего в библиотеке насчитывалось около 400 экземпляров книг. [8]

Как правило, в число воспитанников Училища принимали детей чиновников от 13 до 16 лет из всей губернии. Это были дети канцелярских служителей, сироты, дети из многодетных бедных семей. Успеваемость учащихся находилась под пристальным контролем директора училищ, который ежемесячно обозревал Училище и в конце учебного года проводил испытания учащихся. Так, в отчете директора олонецких училищ М. И. Троицкого за 1834 г. отмечались «успехи большего числа воспитанников по всем частям преподанного им учения совершенно удовлетворительны». [9]

Исследователь истории народного образования Архангельской губернии Ф. Ф. Шперк представил довольно, подробное описание деятельности этого училища. Он, в частности, отметил, что ученики вставали 5 часов, завтракали в 6, обедали в первом часу и в 8 часов ужинали: «Занятия велись только до обеда с 9 до 12 часов, с двумя переменами <…> Учение, как почти во всех учебных заведениях того времени, начиналось 1 августа, а оканчивалось в июле, так что каникулы длились не более 6–ти недель <…> При малоуспешности оставались в одном и том же классе по несколько лет и бывали примеры перевода в низший класс, увольнение за неуспешность практиковалось редко». [10]

Значительным событием в жизни училища являлись ежегодные экзамены. Они проходили в два этапа. В конце июня учащихся экзаменовали в присутствии членов Попечительного совета. Итоги экзаменов членами Совета тщательно анализировались, выявлялись успехи и неудачи в преподавании отдельных предметов. Так, в протоколе одного из заседаний Совета училища в Петрозаводске за июль 1834 г. отмечалось: «Между тем замечено, однако, что теоретические познания воспитанников в геометрии и отличное искусство большей половины из них в копировании планов и географических карт не подкреплены практическими упражнениями в геодезии». [11]

Затем в конце августа в гимназическом зале устраивались публичные испытания с приглашением духовенства, гражданских и горных чиновников и родителей учеников. Здесь свои способности перед публикой демонстрировали лучшие ученики Училища. Как правило, к этому мероприятию готовились основательно. На Попечительном совете заранее утверждался план торжества, уточнялся список приглашенных гостей, смотритель училища, учителя и учащиеся готовили приветственные речи. В назначенный час в гимназическом зале проводился торжественный смотр знаний учащихся по изучаемым учебным предметам. Присутствующие на экзамене рассматривали образцы чистописания, наблюдали за перепиской набело деловых бумаг и чертежей географических карт с топографическими планами. [12] Испытания заканчивались речами о пользе просвещения, словами благодарности от учащихся по адресу губернского и училищного начальства, учителей, выдачей аттестатов об окончании курса учения и похвальных листов отличившимся учащимся.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 52Для того чтобы воспитанники училища для детей канцелярских служителей имели возможность продолжить заниматься самообразованием и во время нахождения на службе, с декабря 1836 г. выпускникам безвозмездно выдавались учебные книги. Кроме того, им разрешалось пользоваться учебными пособиями из других учебных заведений и губернской публичной библиотеки. Выпускников, пользующихся льготами при окончании учебного заведения, в течение трех лет подвергали экзамену на знание предметов учебных курсов гимназии и уездного училища. Тех, кто не показывал «достаточных успехов», наказывали лишением возможности дальнейшего продвижения по службе и наград. Характерно, что начальников присутственных мест обязывали, чтобы они «при строгости надзора за поведением воспитанников на службе не препятствовали, а побуждали бы их заниматься науками, посещая в свободное время от службы учебные заведения». [13]

Однако общая картина деятельности училищ для детей канцелярских служителей в целом по России была неудовлетворительной. В 1838 г. министр внутренних дел А. А. Закревский направил в адрес губернаторов письмо. В нем он высказал тревогу по поводу низкой успеваемости учащихся: «… многие воспитанники училищ для детей канцелярских служителей, как в продолжение учебного их курса, так и по окончанию оного, оказывают посредственные, даже весьма слабые успехи в науках. Таким образом, цель училищ иметь способных канцелярских служителей в губернских и уездных присутственных местах остается не в полной мере достигаема, и самые издержки, употребляемые на устройство и содержание сих заведений должно считать большею частью потерянными». [14] Причина такого положения виделась министру в слабом руководстве учителей в обучении воспитанников или их собственном нерадении. В связи с этим он просил обратить особое внимание Попечительных советов училищ на необходимость усиления контроля во время выпускных экзаменов, учителям давать «приватные уроки для посредственных», чтобы они могли «сравняться в успехах со своими сверстниками», а при необходимости оставлять учеников в училище «долее положенного срока, нежели выпускать с ограниченными познаниями без всякой существенной пользы для службы». [15] Указания А. А. Закревского инициировали реорганизацию этих школ. Что ответил министру олонецкий губернатор А. В. Дашков – неизвестно.

Факты такого положения дел подтверждает сохранившееся в архиве донесение инспектора Олонецкой гимназии Н. Познякова директору училищ М. И. Троицкому в январе 1841 г. Он, в частности, писал, что нравственно–учебная часть в Петрозаводском Училище для канцелярских служителей была в «величайшем расстройстве»: «Недостаток дисциплины, дух своеволия и самоуправства, запирательство, незнание обыкновенных приличий, грубость в речах и во всех приемах воспитанниками представило много затруднений <…> По части хозяйственной тоже упущения. Дети носили продранную одежду и обувь, на 23 воспитанника 11 пар сапогов было принято мною совершенно годных к употреблению». [16]

Похожие проблемы присутствовали и в Архангельском училище. Судя по отчету смотрителя училища И. Первухина в апреле 1845 г., значительное количество одежды воспитанников было ветхим и неисправным. Например, из 25 имеющихся суконных брюк и курток 23 – были негодны к употреблению, из 25 фуражек – 25. В связи с этим в июне этого же года на заседании Попечительного совета училища рассматривался вопрос о выделении денежных средств на приобретение одежды для учащихся. [17]

Учебные и хозяйственные проблемы стали поводом изменения статуса Петрозаводского училища для детей канцелярских служителей. На основании высочайше утвержденного 6 сентября 1840 г. «Положения о соединении Петрозаводского училища для детей канцелярских служителей с Олонецкой гимназией» училище прекратило свое существование, а на его базе был создали пансион. [18] Архангельское училище для детей канцелярских служителей просуществовало до 1861 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, училища для детей канцелярских служителей занимали особое место в профессиональной подготовке к канцелярским должностям для военного, гражданского, училищного ведомств Европейского Севера России: Архангельской, Вологодской, Новгородской губерний. Его выпускники работали помощниками военных докторов, секретарями городнических правлений, земских судов, пополняли штаты губернских и уездных присутственных мест, являлись учителями учебных заведений. Немаловажным фактором стало и то, что обучение в училищах являлось значительной поддержкой несостоятельных дворян. Все ученики принадлежали к беднейшим дворянским семействам, многие из них являлись круглыми сиротами, детьми одиноких матерей и вдов.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф