Метки текста:

Выг Древнерусская книжность Образование Старообрядцы

Кондратьев В.Г. (г.Петрозаводск)
Непреходящие ценности старообрядчества VkontakteFacebook

Аннотация: Выголексинская пустынь, основанная старообрядцами в конце XVII в., к началу XIX в. приобретает не только государственное, но и международное значение. В чём причина такого подъёма? Автор статьи обращает внимание на само устройство быта общины, роль образования, труда, духовной работы и сплочённости – ценностей, остающихся актуальными и по сей день.

Ключевые слова: Выголексинская пустынь; старообрядчество; образование; книга; благочестие;

Summary: Founded in the end of 17th Century by Old Believers, Vygov–Leksinsk monastery takes on great importance in the beginning of the 19th Century. Which way? The author pays attention to the very way of life of the community, the importance of education, labour, spiritual work and unity as the actual values to the present day.

Keywords: Vygov–Leksinsk monastery; Old Believers; education; book; piety;

стр. 59Мне уже приходилось писать об образовательной деятельности старообрядцев Выголексинской пустыни, возникшей на территории Карелии в 1694 г. В её основе лежит попытка сохранения старообрядчества как религиозной системы, противостоящей официальному, государственному православию, но не только сохранения, а, по возможности, укрепления и развития, что было принципиально невозможно без собственной школы. Являясь преследуемым меньшинством, старообрядцы стремились распространить свое влияние на местное население. Лучшим средством для этого была школа, а для того чтобы эта школа стала привлекательной, она должна была учить не только основам веры, но и давать другие полезные знания, отсюда и двухступенчатый характер обучения: азы грамотности и церковной службы на первой ступени и обучение ремеслам – на второй. Старообрядцы составляли особую группу населения, они должны были прилагать немалые усилия для сохранения своей особой веры. Отсюда и важнейшие ценности, утверждаемые старообрядческой традицией, прежде всего чистота (как приверженность своим понятиям о духовной и литургической жизни), правда (старообрядчество – истинное православие, испорченное в государственной церкви), воздержание, милость (милостыня и благотворительность), дружба (как тесное и доброжелательное общение между единоверцами), любовь (прежде всего в высшем смысле, как любовь к богу), авторитет старших. Следует также отметить тот факт, что Выголексинское общежительство старообрядцев – их крупнейший центр на Севере России – являлось образовательным центром и для других регионов, т. к. дети для обучения в выговских «грамотнях» привозились сюда со всех регионов европейской части России. Таким образом, данный образовательный старообрядческий центр оказывал влияние не только на население собственно Карелии. Именно в XVIII – начале XIX вв. Выголексинская пустынь достигает своего расцвета.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В своей жизни старообрядцы были ориентированы на четыре дара: 1) крест и молитву; 2) любовь и милостыню; 3) ночное моление; 4) читательную книгу. [1] Жизнь старообрядцев была сурово регламентирована, и, следуя четырем дарам, старообрядцы старались соответственно поступать, вкладывая деньги в строительство храмов, в попечение о бедных, больных и убогих, в собирание икон для домашнего ночного моления (зачастую из этого вырастали огромные коллекции ценнейших памятников иконописи). Нам следует обратить внимание на последний, четвертый, дар Господень. «Что касается заповеди о “читательной книге”, то здесь следует сказать о том, что, во–первых, книга была в каждой старообрядчекой семье: по богослужебным книгам, особенно по Псалтири, учили грамоте детей. Во–вторых, некоторые старообрядцы из числа предпринимателей и даже простых староверов собирали богатые библиотеки, становившиеся национальным достоянием». [2] Безусловное почитание книги, приверженность книге, важность воспитания в детях любви и уважения к книжному знанию составляют суть заповеди о «читательной книге». Е. М. Юхименко отметила: «…старообрядческая культура носит книжный характер и, следовательно предполагает по крайней мере, церковнославянскую грамотность. В старообрядческой среде именно книга (а не устная передача сведений) пользовалась и пользуется безусловным авторитетом. Даже небольшие поселения эпохи жестоких гонений имели у себя книги, причем не только богослужебные. Библиотеки крупных старообрядческих центров, их характер и состав свидетельствуют о чрезвычайно высоком уровне старообрядческой культуры». [3] стр. 60Невозможность издания «древлецерковных книг» привела к тому, что старообрядцы должны были в своей среде подготовить значительное количество переписчиков, задачей которых была переписка этих книг и, тем самым, сохранение старообрядческой традиции. Старообрядческая рукописная книга сыграла большую роль, которую, в частности, отмечает Н. Ю. Бубнов: «… старообрядческая книга как своим содержанием, так и самим фактом своего существования способствовала сохранению духовного свободомыслия и нравственного начала в средневековой России». [4]

Именно для труда, грамоты и молитвы и готовили своих воспитанников и воспитанниц старообрядцы. Пустынь имела большое хозяйство и значительные деловые интересы по всей России. Это было, по характеристике В. Ф. Миловидова, «крупное торгово–промышленное предприятие на артельных началах». [5]

Современный российский историк О. А. Платонов даёт следующую характеристику выговцев: «Работали все от мала до велика – расчищали дремучие леса, поднимали целину, строили дома и многочисленные постройки, ловили рыбу, били зверя. Взяв в аренду 13078 десятин земли в Каргопольском уезде, крестьяне–старообрядцы построили там свои фермы – «пустыни», активно занимались хлебопашеством и скотоводством. Продуктивность скота и эффективность использования земельных угодий у старообрядцев были одними из самых высоких в России. Была у старообрядцев своя мукомольная фабрика, а также меднолитейное производство, снабжавшее значительную часть России медными крестами. Не гнушались крестьяне и торговлей – хлебом, маслом, рыбой, звериными шкурами, медными изделиями – в крупных городах России: Москве, Петербурге, Казани, Рыбинске, а также за границей – в Норвегии и др…. В XVIII – первой половине XIX века крестьянское царство на реке Выг достигло поразительных результатов, став одним из самых цветущих мест Российской империи». [6]

Труд у старообрядцев становился Божьим делом, духовным подвигом, и потому неудивительны результаты их деятельности в одном из отдалённых и глухих уголков Севера России. В трудовых отношениях у старообрядцев высоко ставились безукоризненная честность и добросовестность. Они всегда являлись надёжными партнёрами при заключении подрядов и торговых сделок. В настоящее время многие исследователи в России обращают внимание именно на трудовую этику старообрядцев, по мнению П. Е Матвеева, проникнутую духом предприимчивости, самостоятельности, духом индивидуализма, не отрицая значения и общежития. [7]

И. В. Власова отметила: «Старообрядческий опыт выживания, их самосознание, основанное на принципиальных понятиях их веры, выдержавшей удары судьбы в течение многих веков, могут служить примером стойкости, умения оценивать и приспосабливаться к реалиям исторического времени». [8] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Грамотность, начитанность, владение словом высоко ценились у старообрядцев. Их глубокая религиозность делала правилом их жизни постоянное самосовершенствование, стремление к активному деланию духовному. Широкое хождение в среде старообрядцев имели «лествицы», содержащие набор основных добродетелей с краткими наставительными пояснениями. Старообрядцы выделяли следующие добродетели: 1. Труды тела – душе спасение. 2. Рассуждение всех добродетелей выше. 3. Смирение с благодарением. 4. Чистота к богу приведёт. 5. Покаяние. 6. Правда – смерти избавление. 7. Любовь. 8. Воздержание. 9. Послушание – святое дело. 10. Не осуждение. 11. Молитва с чаянием.12. Милость самого Бога. Каждая такая лествица содержала сентенции о значении той или иной добродетели, например: «Сам друзей люби паче всех человек и дражиша злата и серебра и каменья многоценного и сладше мёда и сота понеже он с самим богом царствовати пострадать блажен и преблажен человек той любовью с ними дружбою крепкою, аминь». [9] Безусловно важной старообрядцы почитали «милость» (благотворительность). Творение милости очень важно для любого старообрядца. Позволим себе привести пространную цитату, подтверждающую высокое значение благотворительности: «От сих убо добродетелей есть красующаяся в своей отменности добродетель, якоже луна посреди звезд, – все- пречюдная милость. И толико сия есть нужна и толико преполезна, яко прочия добродетели без сея, как и без основания храмины не могут состоятися». [10]

стр. 61Обратим внимание на важность чистоты как добродетели. Прежде всего старообрядцы стремились сохранить в чистоте и неизменности «древлее благочестие», т. е. дониконианские церковные установления. Это стремление старообрядцев к сохранению «старины» в чистоте позволило им сохранить в своей среде и многие ушедшие в прошлое фольклорные традиции, что отмечает С. И. Дмитриева: «В силу своей консервативности старообрядцы лучше сохраняли не только основы древней веры, но и фольклорные традиции».11 Высочайшей ценностью старообрядчества была дружба, дружество.

А. И. Леонов указал: «Сплоченность общины обеспечивали не только преданность старине, но и высоконравственные нормы, регулирующие отношение друг к другу, детям, природе, родине. Особая сила влияния морально–этических традиций и норм состояла в том, что ребенок с самого раннего детства осваивал их незаметно для самого себя, естественно и просто, намного раньше, чем начинал понимать их значение и смысл». [11] [12] Следует отметить, что один из крупнейших старообрядческих писателей Аввакум Петров в своих сочинениях также уделял большое значение семейным ценностям, отмечая важность и необходимость почтительного отношения к старшим, уважения и почитания друг другом прочими членами семьи. Он, в частности, писал: «Чти отца своего и матерь твою любезне и сердечне, яко ко святым, к стопам ног их голову преклоняй благоговейне, изведших тя от своея утробы; тебя ради утроба материя болезнь претерпе, отец же, болезнуя о тебе, воздыханием и печалию снедаем всегда… Яко же ты отцу своему и матери сотворишь, такожде и тебе чада твои сотворят, и в ню же меру мериши – возмерят тя си. Еще же по плоти брата и сестру своих почитай; не рцы им грубо и досадительно ничто; ниже возносись на единородных своих; понеже единаго корене леторосли масличная; едина утроба вас поноси и единая ссаша сосца матери своея; из единых изыдоша ложесн; едино лоно матернее вас воспита, и руце ея равно строиша вас; единаче сердцем и утробою уязвляяся о вас и равною любовию прилежаша к вам». [13]

Среди представителей купеческих семей, принадлежащих к старообрядчеству, широко распространено было меценатство, покровительство наукам, искусству, образованию. Ценность книжного знания была доминирующей ценностью в старообрядческой образовательной системе. В такой же мере к ценностям старообрядчества следует отнести ценности семьи, труда, нравственности, уважительного отношения к женщине, беспрекословного подчинения старшим, наставникам. Прочность семьи зиждется на взаимном уважении и авторитете старших членов семьи, прежде всего отца. Семья держится взаимным уважением и почитанием ее членов. Прочность общины зависит от беспрекословного подчинения руководителям общины, без благословения которых не может быть начато ни одно важное дело. Труд является Божьим делом и подвигом духовным. Высоконравственная жизнь предполагает для богатого старообрядца непременное участие в благотворительности.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф