Мельников И.В. (г.Петрозаводск)
О фольклорно-этнографической традиции и археологических исследованиях на острове Радколье VkontakteFacebook

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению результатов археологических исследований древних поселений острова Радколье в контексте зафиксированной там фольклорно–этнографической традиции празднования «радкольского воскресенья».

Ключевые слова: первобытная археология; древние поселения; культовые памятники; фольклорно–этнографическая традиция;

Summary: The article is devoted to the results of archaeological research of ancient settlements of the island of Redcola in the context of fixed there folklore–ethnographic tradition of celebrating «Rеdcola’s Sunday».

Keywords: prehistoric archaeology; ancient settlements; cult monuments; folklore and ethnographic tradition;

стр. 88Остров Радколье Онежского озера входит в состав архипелага Кижские шхеры и находится вблизи южной оконечности Заонежского полуострова, у западного берега Большого Клименецкого острова, напротив деревни Лонгасы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С Радколье связана любопытная фольклорно–этнографическая традиция, неоднократно описывавшаяся в этнографической и краеведческой литературе, [1] которая рассматривалась нами в специальных работах. [2] Суть информации сводится к следующему. До начала XX в. среди жителей окрестных деревень бытовал обычай отмечать так называемое «радкольское воскресенье». [3] Один раз в году – в последнее воскресенье перед Ивановым днем (24 июня) – на о. Радколье собирались местные жители и устраивали там гулянье, которое проходило на ровной площадке в центральной части острова, где располагался крупный камень, привлекший особое внимание людей, называвших его «идол» или «радкольский бог» и каждый раз, в ходе гуляний, тщетно пытавшихся столкнуть его с обрыва в воду. На обращенной к воде стороне камня имелись естественные углубления, по форме очень напоминающие глаза, нос и рот человека. На острове также имелись оригинальные подковообразные каменные кладки и некое изображение «головы бородатого человека», к которому местные жители относились весьма уважительно, считая его изображением «хозяина острова», обладающего способностью наказывать человека несчастиями, если тот будет вести себя непочтительно. Кроме того, в народе сохранялась память о священной радкольской сосне, оставшейся на острове после того, как в начале ХУ1 в. был вырублен священный радкольский лес на нужды строительства Клименецкого монастыря.

Археологам остров Радколье также был известен, в частности, в каталоге памятников археологии Карелии А. Я. Брюсова сообщается, что на вершине острова имеется «часть скалы, производящее впечатление высеченной человеческой головы огромных размеров. Определенных следов искусственной обработки этой скалы в настоящее время заметить нельзя…. Обследование острова производил в 1933 г. А. Брюсов». [4]

Весьма любопытны также топонимические материалы, связанные с названием острова. В частности, по мнению В. А. Агапитова, наиболее вероятный вариант интерпретации названия Радколье связан с прибалтийско–финским «каллио» – «скала», что соответствует географическим реалиям острова. Первая часть названия «рад» имеет разные варианты расшифровки, но наиболее вероятный связан с прибалтийско–финским и саамским «раато» – «умершее животное», «мертвое животное», а также «мертвый (убитый) олень». [5]

стр. 89На основании всех данных некоторые исследователи высказывали мнение, что на острове Радколье существовало религиозное святилище, связанное с древнесаамским населением. В процессе земледельческой колонизации края оно прекратило функционирование, но особое отношение к этому месту сохранилось у нового населения и нашло отражение в вышеописанное фольклорно–этнографической традиции. [6]

В связи с вышесказанным интерес представляют результаты археологического обследования острова Радколье, которое было недавно проведено экспедицией музея–заповедника «Кижи». Оказалось, что около площадки, где ранее устраивались гуляния, на самом краю обрывающейся в воду скалы имеется камень–останец неправильной овальной формы с гладкой поверхностью размером 2×1,4×1,45 м, который и является тем самым «идолом» или «радкольским богом», которого местная молодежь в холе гуляний безуспешно пыталась сбросить в воду. Примерно в 25 м к северо–западу от него, также на краю обрыва, имеется другой останец, но меньшего размера (1,9×1,5×0,5 м). На его восточной, обращенной к воде стороне, имеются, вероятно, естественные сколы, по форме напоминающие глаза, нос и рот человека. Очевидно, именно этот камень упоминается в работе В. Ржановского. [7] Еще один аналогичный останец имеется на краю обрыва в 6 м к юго–западу от «радкольского бога». В статье К. К. Логинова он назван камень – «череп». [8] Между данными камнями почти на всю высоту обрыва имеется оригинальный разлом, образовавшийся в результате естественного разрушения скалы, по форме напоминавший обращенную в профиль голову человека с длинной бородой. Общая высота этой «фигуры» примерно 6,1 м. Очевидно, именно данный разлом местные жители считали изображением «хозяина» острова. [9] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Все упомянутые выше камни и скальные формации являются естественными образованиями, возникшими в ходе эрозии скальной поверхности под воздействием природных факторов. Они не имеют каких–либо визуально заметных следов обработки.

Кроме упомянутых выше объектов на территории о. Радколье были зафиксированы 14 кладок, сложенных из небольших камней, которые по внешним особенностям разделяются на три группы: подковообразные (они до недавнего прошлого использовались местными жителями в качестве заслонов для костров), близкие по форме к овалу, а также в виде аморфных скоплений камней. Интерпретация каменных кладок второй и третьей групп затруднена.

Кроме того, археологическое обследование показало, что на территории острова Радколье имеются следы культурного слоя с находками эпохи неолита – энеолита. Всего было зафиксировано 7 древних поселений. Они приурочены к относительно ровным площадкам, имеющим более или менее мощные песчано–гравийные отложения. В период бытования поселений все они, видимо, находились вблизи уреза воды. Площадь распространения культурного слоя небольшая, колеблется в пределах от 280 м² до 1600 м². В настоящее время данные археологические материалы опубликованы. [10]

Результаты разведочных исследований древних поселений на острове Радколье позволяют сформулировать ряд выводов.

Очевидно, что остров Радколье многократно посещался древним населением на протяжении обширного периода времени. Здесь представлены памятники, которые относятся ко всем известным в Обонежье археологическим культурам неолита и энеолита: сперрингс, ямочно–гребенчатой керамики, гребенчато–ямочной керамики, ромбо–ямочной керамики, а также асбестовой керамики. Таким образом, общие хронологические рамки посещения древним населением острова Радколье могут быть определены с середины 5 тыс. до н. э. (появление керамики сперрингс) по вторую половину 2 тыс. до н. э.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Вопрос о наличии на острове более древних памятников мезолитического времени в настоящее время остается открытым. Все стоянки содержат смешанный комплекс инвентаря, в котором могут присутствовать культурные остатки мезолитического времени, но вычленить их не представляется возможным. Высотное расположение поселений Радколье 2 и 3 – соответственно 7,5 и 8–9 м, допускает начало формирования культурного слоя в мезолите. Но окончательно ответить на данный вопрос можно только после получения соответствующих радиоуглеродных определений, что возможно лишь при проведении раскопок значительной площадью.

стр. 90Древняя керамика на поселениях острова Радколье представлена в составе смешанных комплексов. В одном случае (Радколье 3) представлены 5 типов керамики: сперрингс, ямочно–гребенчатая, гребенчато–ямочная, ромбо–ямочная, асбестовая. В одном случае (Радколье 2) представлены четыре типа керамики: сперрингс, ямочно–гребенчатая, гребенчато–ямочная, ромбо–ямочная. В двух случаях (Радколье 1, 6) представлены три типа посуды: гребенчато–ямочная, ромбо–ямочная, асбестовая. Ещё в двух случаях в комплексах были представлены по два типа посуды: на поселении Радколье 5 – гребенчато–ямочная и асбестовая, на поселении Радколье 7 – ромбо–ямочная и асбестовая.

Можно отметить некоторые закономерности в высотном распределении различных керамических комплексов относительно уровня воды в Онежском озере, что весьма интересно с учетом изменения уровня воды в озере на протяжении эпохи голоцена. Так, в частности, наиболее ранняя неолитическая керамика сперрингс и ямочно–гребенчатая была встречена на высоте 7,5 – 9 м (поселения Радколье 2, 3). Поздненеолитическая гребенчато–ямочная и ромбо–ямочная керамика представлена в комплексах на высоте 3,4–9 м. Наиболее низкое расположение характерно для находок фрагментов позднеэнеоли- тической посуды с примесью асбеста или органики в глиняном тесте – 2,5 – 4,5 м.

В топографическом расположении древних поселений на острове Радколье прослеживаются совершенно ясные закономерности. Все они занимают относительно ровные скальные участки, которые перекрыты наносными песчано–гравийными отложениями разной мощности: от 15–20 см в северной части поселения Радколье 3 до 70–80 см (Радколье 1). Площадки, занимаемые поселениями, имели относительно пологий спуск к воде. За исключением находящихся на большой высоте и удаленных от современного берега поселений Радколье 2, 3, площадки всех остальных памятников в настоящее время используется для остановок туристов.

Отдельно следует рассмотреть вопрос о функциональном назначении поселений на острове Радколье. Учитывая, что этот остров в силу своих естественно–географических условий не пригоден для постоянного проживания населения, можно полагать, что культурный слой поселений сформировался в результате кратковременных, но достаточно регулярных остановок, которые здесь делало древнее население. Очевидно, остров Радколье был достаточно удобен для таких остановок. Во–первых, он находится вблизи южной оконечности Заонежского полуострова, от которой он отделен проливом протяженностью около 400 м. Таким образом, чтобы обогнуть с юга Заонежский полуостров, древнее население не могло миновать остров Радколье. Во–вторых, в силу своих естественно–географических условий, относительно большой над уровнем озера высоты, наличия здесь ровных приуроченных к береговой линии площадок, остров Радколье более удобен для кратковременных остановок, чем соседние, менее высокие острова Кижских шхер.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следует также заметить, что в окрестностях острова Радколье известно большое число памятников археологии. В 5,5 км к северу и северо–западу, в районе побережья залива Вожмариха, а также озера Копанец, в настоящее время открыт крупный комплекс из 37 поселений мезолита, неолита и энеолита. Отдельные памятники археологии неолита и энеолита открыты на соседних островах Кижских шхер: Калгове, Букольникове, Керкострове. На острове Букольников выявлен могильник энеолитиче- ского времени. Следы разрушенных поселений мезолита и неолита зафиксированы в 1,5 км к востоку от острова Радколье на Большом Клименецком острове, в пределах современного населенного пункта Сенная Губа. Еще четыре поселения неолитического времени известны также на Большом Клименец- ком острове в районе деревни Воробьи, в 7 км к северо–востоку от острова Радколье. [11] Таким образом, можно констатировать, что район южного Заонежья, включая непосредственные окрестности острова Радколье, был достаточно освоен древним населением.

Информацию о функциональной интерпретации поселений на острове Радколье дает анализ состава обнаруженного в ходе раскопок хозяйственного инвентаря. Всего в ходе раскопок было обнаружено в обломках 99 индивидуальных предметов (за исключением заготовок орудий, нуклеусов, осколков и отщепов со следами обработки или использования). Более половины из них – 51 ед. (около 51,5%) составляют скребущие орудия. Режущих орудий (включая ножевидные пластины) найдено 14 ед. (14,1%), абразивный инструмент представлен 13 предметами (около 13,1%), 9 орудий охоты (9,1%), 6 деревообрабатывающих орудий (6,1%), 3 орудия рыболовства (около 3%), прочие предметы (украшения, орнаментир) – 3 ед. (около 3%).

Анализ данной статистики позволяет сделать определенные наблюдения. В частности, обращает на себя внимание превышение количества промысловых орудий (рыболовства и охоты) над деревообрабатывающим инструментарием. Обычно, по итогам раскопок древних поселений, мы имеем прямо стр. 91 противоположную картину. Например, в ходе исследований памятников находящегося поблизости от острова Радколье Вожмарихинского археологического комплекса во многих случаях были обнаружены деревообрабатывающие инструменты, которые всегда превышали по количеству промысловые орудия. Последние если и были представлены в находках, то, как правило, единичными экземплярами. На острове Радколье ситуация противоположная. На наш взгляд, данное обстоятельство вполне определенно свидетельствует о промысловом характере поселений на острове Радколье, культурный слой которых, видимо, сформировался в ходе сезонных миграций охотников и рыболовов. Хотя следует подчеркнуть, что на памятниках пока проведена только разведка, данный вывод должен быть проверен дальнейшими более масштабными исследованиями.

Присутствие в комплексах радкольских стоянок прочих категорий предметов, на наш взгляд, не противоречит такому выводу. Скребущие и режущие орудия, а также абразивные инструменты относятся к числу предметов, которые могут быть представлены в комплексах разных в функциональном отношении поселений.

Рассматривая результаты археологических исследований на остове Радколье, следует затронуть вопрос, насколько они соотносятся с высказанными исследователями предположениями о культовом характере этого острова. Можно констатировать, что археологические материалы не имеют прямых свидетельств об этом. Остров действительно активно посещался древним населением на протяжении неолита – энеолита, что привело к формированию культурного слоя, в некоторых случаях весьма насыщенного находками. Например, в шурфе на поселении Радколье 3, которое непосредственно примыкает к культовым объектам, было обнаружено около 1500 находок. Однако абсолютное большинство из них составляют отщепы и осколки камня, что свидетельствует об изготовлении здесь каменных орудий. В настоящий момент не обнаружено каких–либо артефактов или объектов, которые могли быть связаны с культовой практикой. В то же время следует иметь в виду, что наши выводы основываются на материалах разведочных изысканий и поэтому имеют предварительный характер. Дальнейшие исследования, связанные с проведением раскопок открытых памятников, прежде всего поселений Радколье 1–3, возможно дадут новые материалы по этому вопросу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф