Метки текста:

Крестьяне Олонецкая губерния

Пашков А.М. (г.Петрозаводск)
Обельные вотчинники и крестьяне Олонецкой губернии и их социальный и юридический статус в XVII – начале ХХ вв. (на примере Федора Иванова и его потомков) VkontakteFacebook

Аннотация: В дореволюционной России существовали восемь небольших групп крестьян, которые были освобождены от уплаты налогов и выполнения повинностей за какие–нибудь выдающиеся поступки. Их называли обельные крестьяне. В статье излагаются сведения об одной группе таких крестьян – Федоре Иванове и их потомках. Ф. Иванов получили привилегированный статус в период Смутного времени, в 1609 г. До начала XX в. этот статус сохраняли его потомки. Этот статус был зафиксирован в действующем законодательстве царской России.

Ключевые слова: обельные крестьяне; Федор Иванов; юридический и социальный статус;

Summary: In pre-1917 Russia eight small peasant groups existed, which were taxes and duties exempted for their outstanding doings. They were called obel’nye (tax–free and duty–free) peasants. The article introduce information about one group of such peasants – Fedor Ivanov and his progeny. F. Ivanov got their privileged status during Time of Troubles, in 1609. His progeny kept this status up to the early 20th century. Their status was recorded in Imperial Russia acting legislation.

Keywords: Tax–free and duty–free (obel’nye) peasants; Fedor Ivanov; juridical and social status;

стр. 117В дореволюционной России существовали небольшие группы крестьян, которых называли обельные вотчинники, обельные крестьяне и белопашцы. Они жили только в двух губерниях – Костромской и Олонецкой. В Костромской губернии жили белопашцы – потомки крестьянина Ивана Сусанина, по преданию, спасшего жизнь царя Михаила Федоровича в 1613 г. Остальные семь групп обельных вотчинников и крестьян жили в Олонецкой губернии. [1] Цель статьи – рассмотреть изменение их социального и юридического статуса на протяжении XVII – начала ХХ вв. на примере одной из групп обельных крестьян – Федора Иванова и его потомков.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Родоначальником этой группы был крестьянин деревни Стрельниковского починка Ухтозерской волости Белозерского уезда Федор Иванов, который во время осады Москвы войсками Лжедмитрия II доставил в осажденную Москву грамоты с Белоозера («что он прошел от вас к нам в Москву с отписками»). За это он получил от царя Василия Шуйского 15 мая 1609 г. жалованную обельную грамоту на безоброчное владение землей, сенокосами и другими угодьями в деревне Стрельниковского починка, где он жил, и на освобождение от всех повинностей («полдеревни Стрельниковского починка, а Ивановская тож, да пустошь Каркушево и Якушево тож, да полдеревни Дрестова починка, а Офонасово да Ивана Плясунова тож, с пашни и с сенных покосов и со всяких угодий наших податей и волостных поборов и кормов имати не велено»). Это пожалование 18 июля 1619 г. подтвердил царь Михаил Федорович («своих государевых податей с Федьки Иванова, с его жеребья имати и сее грамоте ни в чем ружити и за помещики за кем впредь не быти, не велел»). [2]

С связи с подтверждением 18 июля 1619 года обельной жалованной грамоты Федору Иванову царь Михаил Федорович направил 30 августа 1619 года свою грамоту белозерскому воеводе Михаилу Елизарьевичу Викентьеву, [3] в которой сообщал, что крестьянин Ухтозерской слободки Заозерского стана Белозерского уезда Федька Иванов получил жалованную обельную грамоту за то, что в 1609 г. стр. 118 «проходил он с Белоозера сквозь польских и литовских людей полков к Москве, к царю Василью с грамотами, и та де служба явна нашим боярам и всей земле». И за этот поступок царь Василий Шуйский велел обелить те земли, которые находились в его пользовании: «в Ухтозерской слободке его полдеревни Стрельниковского починка» и другие угодья. Но в 1615 г. Ухтозерская слободка была передана в собственность помещикам братьям Федору, Игнатию и Ивану Микулиным и Александру Дурасову, и Ф. Иванов стал у них крепостным крестьянином. На его попытки доказать свои права на свободу и землю те помещики угрожали «ему, Федьке, убийством и грабежом». В ответ на челобитную Ф. Иванова на имя Михаила Федоровича царь распорядился подтвердить грамоту 1608 г. и выдать Ф. Иванову «бережальную грамоту», по которой «его, Федьку, во крестьяне отдавать не велели, а житии ему на своем жеребье и владеть по жалованной грамоте царя Василья, а помещикам в него не вступаться». [4]

В 1636 г. Ф. Иванов постригся в монахи под именем Феодосий, после чего обратился с челобитной на имя Михаила Федоровича передать принадлежавшие ему обельные земли – полудеревню Стрельниковского починка и другие «пашни, сенные покосы и всякие угодья» – «брату его родному Микулке Иванову, да сыну Куземке, и внуку Мишке… по прежнему указу и по царь Васильеве жалованной грамоте». Царское согласие на это было получено, и все угодья были переданы родственникам «старца Феодосия». Белозерский воевода князь Петр Никитич Звенигородский и его товарищ подъячий Василий Шишкин [5] были проинформированы об этом царской грамотой от 26 июля 1636 г., а копию этой грамоты получили Микулка Иванов, его сын и внук.

6 июля 1648 г. эта грамота была подтверждена царем Алексеем Михайловичем по челобитной Микулки Иванова, Куземки Федорова и его сына Мишки, а 4 августа 1676 г. ее подтвердил царь Федор Алексеевич по челобитной Пашки Амосова, Федьки и Матюшки Кузьминых (П. Амосов отмечен как родной племянник старца Феодосия). Последний раз грамота была подтверждена царями Иваном и Петром Алексеевичами 27 марта 1683 г. [6]

В 1719 г. в России прошла I ревизия – перепись мужского населения. По ее итогам в 1724 г. был введен новый налог – подушная подать (70 коп.). Кроме того, государственные крестьяне должны были платить еще и оброчный сбор (40 коп.). Стрельниковские обельные крестьяне должны были платить оба этих налога и другие сборы. Они написали ходатайство в Сенат, и 30 сентября 1726 г. указом Сената им оставили для взимания только подушную подать, но освободили от оброчного сбора и от всяких земельных платежей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Со временем этот указ стали игнорировать, и в 1761–1777 гг. они платили еще и оброчный сбор, как и государственные крестьяне. После IV ревизии 1782 г. стрельниковские обельные крестьяне (к тому времени их было уже 68 душ мужского пола) были полностью приравнены к государственным крестьянам. Поэтому в 1789 г. они подали прошение на имя Екатерины II, и после долгого разбирательства Сенат подготовил доклад о том, что стрельниковские обельные крестьяне должны платить только подушную подать и деньги на содержание почты, остальные повинности, включая рекрутскую, и налоги с них снять, а недоимки по ним списать. Екатерина II утвердила этот доклад 26 апреля 1796 г.

Со временем обельные крестьяне Стрельниковского починка самовольно прирезали себе многие соседние земли, многократно превышавшие по площади первоначально пожалованные участки. Поэтому по итогам Генерального межевания 1787 г. Олонецкая палата гражданского суда решением от 7 февраля 1795 г. и Правительствующий сенат указом от 22 октября 1808 г. оставили в собственности стрельниковских обельных крестьян только 55 десятин 2051 сажень земли, кроме того, 1337 десятин 733 сажени казенной земли были выделены им в пользование. Остальные спорные земли (34247 десятин 2130 саженей) были отданы соседским помещикам или переданы в казну. Данное решение было еще раз подтверждено Сенатом 31 мая 1890 г.

В 1808 г. стрельниковских крестьян стали привлекать к ремонту дорог и починке мостов; они наняли поверенного, который в 1810 г. составил им жалобу на имя Александра I. По этой жалобе Сенат подготовил указ от 31 июня 1811 г., где было сказано, что эти крестьяне обязаны только выполнять те повинности, которые указаны в высочайшем повелении от 26 апреля 1796 г.

Большое значение для стрельниковских крестьян имел тот факт, что в новом Уставе рекрутском, утвержденном 28 июня 1831 г., было подтверждено их освобождение от рекрутских наборов как обельных крестьян Олонецкой губернии – на основании доклада Сената от 26 апреля 1796 г. и сенатского стр. 119 указа от 31 июня 1811 г. [7] Положение об освобождении обельных крестьян Олонецкой губернии от рекрутской повинности было подтверждено в «Своде законов Российской империи» издания 1857 г. [8]

По VIII ревизии 1835 г. в деревне Стрельниковой Ухтозерской волости проживало уже 106 душ мужского пола обельных крестьян. По отзывам местных властей, у них не было стремления перейти в какое–либо другое сословие, они занимались крестьянскими занятиями (землепашеством, охотой и рыболовством), имели «посредственные» хозяйства (т. е. были середняками), а сами были «беспечны, ленивы и нерадивы».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

После создания в 1839 г. Олонецкой губернской палаты государственных имуще ств стрельниковские крестьяне стали считаться свободными хлебопашцами Сурминской волости Вытегорского уезда. Это вызвало их недовольство, и в 1843–1844 гг. они наняли поверенных, которые писали от их имени прошения на царское имя о подтверждении своих привилегий и освобождении от «излишнего платежа податей». Итогом этих хлопот стало подписание 12 мая 1847 г. именного указа « О исключении обельных крестьян Олонецкой губернии деревни Стрельниковой из состава волости и сельского общества и о освобождении их от платежа общественного сбора и повинностей». [9] В соответствии с этим указом данные крестьяне напрямую были подчинены надзору окружной палаты государственных имуществ, освобождены от уплаты общественного сбора и всех земских повинностей, но должны были платить подушную подать и сборы на обеспечение продовольствием, на защиту от пожаров и на содержание сельского старосты.

Этот указ Николая I был подтвержден в «Своде законов Российской империи» издания 1857 г.: «Олонецкой губернии, Вытегорского уезда, деревни Стрельниковой обельные крестьяне, в память подвигов предка их, освобождаются от всех земских повинностей, кроме сбора на обеспечение продовольствия, на страхование от пожаров и на содержание собственного их сельского старосты». [10]

По данным на 1892 г. в деревне Стрельниковской в 41 доме проживало 275 обельных крестьян (138 мужчин и 137 женщин). [11]

Привилегии обельным крестьянам деревни Стрельниковой сохранялись до 1917 г. В «Своде законов Российской империи», изданном в 1912 г., в перечне лиц, свободных «от исправления всех или некоторых земских повинностей», отмечены «Олонецкой губернии, Вытегорского уезда, деревни Стрельниковой обельные крестьяне, в память подвигов предков их, освобождаются от всех земских повинностей». [12]

Итак, в 1609 г. крестьянин из южного Прионежья Федор Иванов совершил самоотверженный поступок. Рискуя жизнью, он доставил важные документы из Белоозера в осажденную врагом Москву. Хотя в годы Смуты многие люди совершали и более героические подвиги, за свой поступок Ф. Иванов получил высокую награду от царя Василия Шуйского – он был пожалован земельным участком, освобождением от налогов и повинностей и стал обельным крестьянином. В последующие годы сам Ф. Иванов и его потомки постоянно отстаивали свои привилегии от посягательств местных властей и помещиков. Показательно, что в этой борьбе высшая власть и лично цари были на стороне Ф. Иванова и его потомков, подтверждая и сохраняя их привилегии. Вероятно, этими шагами самодержавная власть демонстративно показывала свою заботу о верноподданных из среды простого народа. Но к середине XIX в. обельных крестьян уже можно было считать реликтом допетровской Руси. У них развились иллюзия вседозволенности, склонность и к иждивенчеству и сутяжничеству. Наличие особого социального статуса привело к росту численности обельных крестьян, но тормозило их социальное и хозяйственное развитие. Вероятно, боязнь лишиться своих привилегий заставляла обельных крестьян отказываться от возможностей социальной мобильности. Их социальная активность ограничивалась отстаиванием своих групповых интересов через подачу прошений и ходатайств. С другой стороны, освобождение от налогов и повинностей порождало инертность в хозяйственной деятельности и, вероятно, безразличие к получению образования. Деградация обельных крестьян к началу ХХ в. была проявлением деградации самодержавной власти в целом.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф