Метки текста:

Церковь

Ренёва О.А. (г.Кунгур)
История повседневности русской православной церкви в трудах Е. Д. Золотова VkontakteFacebook

Аннотация: В публикации речь идёт о трудах уральского священнослужителя и краеведа Е. Д. Золотова. В его работах кроме описания истории храмов г. Кунгура приводятся интересные бытовые подробности о функционировании церквей и их приходов, о непростых взаимоотношениях священнослужителей с церковными старостами и прихожанами.

Кунгур; Золотов; Пермское духовное училище; Успенская церковь; Благовещенский собор;

Summary: The publication is about works of the Ural priest and local historian E. D. Zolotov. His works present Kungur Churches history description, colorful household details of churches and its parishes functioning, complicated relationships among churchmen, churchwardens and worshippers.

Kungur; Zolotov; Perm Religious School; Assumption Church; Annunciation Cathedral;

стр. 131Во второй половине XIX – нач. XX вв. в отечественных периодических изданиях значительное место отводилось материалам, посвящённым истории Русской православной церкви и культовой архитектуре. Это было обусловлено не только особенностями самодержавной политики, но и необходимостью сохранения русской старины. Поэтому на историю православных храмов обратили внимание и в столицах, и в провинции. Описанием подобных объектов руководила Археологическая комиссия, основанная в 1859 г. На местах этим, как правило, занимались священнослужители, позднее им на помощь пришли члены губернских учёных архивных комиссий. В Кунгуре – уездном городе Пермской губернии – изучением истории местных православных храмов занимался священнослужитель Евгений Дмитриевич Золотов (18.01.1852–21.04.1932), член Пермской губернской учёной архивной комиссии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Е. Д. Золотов, чьи труды востребованы и в XXI в., известен как летописец храмов Кунгура. Но в его материалах об истории кунгурских церквей, как опубликованных, так и рукописных, содержатся сведения не только официального характера, соответствующие «Программе вопросов для археологического описания древних храмов и других церковных зданий», подготовленной Археологическим обществом. Здесь есть информация и иного рода, которая позволяет говорить о повседневной жизни кунгурских священнослужителей, местных особенностях богослужений, о взаимоотношениях клира с церковными старостами и прихожанами. Самые информативные сведения имеются в рукописи «Воспоминания диакона Золотова о своей жизни», [1] работу над которой Евгений Дмитриевич начал 25 июня 1885 г. О конфликтах причта с церковными старостами речь идёт в неопубликованных статьях священнослужителя–краеведа: «Об уничтожении религиозных памятников старины» (1894), «Бахвальство кунгурских купцов бр. Пономарёвых» (1895). [2]

Е. Д. Золотов родился 18 января 1852 г. в семье дьячка Иоанно–Предтеченской церкви с. Стефаново Осинского уезда Пермской губернии [3] (ныне с. Ленск Кунгурского района). По семейной традиции мальчика в десятилетнем возрасте отдали учиться в Пермское духовное училище. Одна из глав «Воспоминаний» названа «В духовном училище». Повествование о годах учёбы чётко делится на разделы, которые посвящены поступлению в учебное заведение, одноклассникам, педагогам, приёму в архиерейский хор, жизни певчих, учёбе, детским играм.

При епископе Неофите певчие Архиерейского хора из числа учеников духовного училища пользовались многочисленными поблажками. Это было связано с желанием училищного начальства угодить наместнику Пермской епархии. Без участия Архиерейского хора не обходились и поездки епископа Неофита по обозрению епархии. В одну из таких поездок в 1863 г. попал Евгений Золотов. Спустя двадцать пять лет в своих «Воспоминаниях…» он написал так: «В тот раз ездили в Соликамский уезд. Сначала мы, кажется, приехали в Добрянской завод; всех местностей не помню, помню только хорошо, как были в городе Соликамске; там мы пробыли более трёх суток. Ну и было же нами попито, поедено.стр. 132По моему мнению (в настоящее время это моё мнение), это было не обозрение епархии, а обирание духовенства и церквей. Я тогда ещё не замечал того впечатления или страха от нас и Преосвященного, какое мы наводили на духовенство, но только могу его представить теперь, по тому как нас принимали и угощали, и как мы себя вели. Приезжаем в село. Преосвященный, конечно, идёт в церковь, и мы тоже в церковь, и если в том селе не ночуем, то стараемся просить со священника и старосты скорей денег. Большие певчие особо на себя просят, а мы, маленькие, особо; кто просит на исполатчиков, кто на рипидчиков, на орленосца». [4] В детские же годы Евгением Золотовым всё воспринималось немного по- другому: «В певческой я не скучал, жизнь была, можно сказать, весёлая… Праздники тоже проводили весело. В Рождество и Пасху ездили всем хором с концертом. На Пасхе ездили на таком длинном тарантасе, на который уходило человек 15 и более; все в парадных костюмах, была такая из синего сукна с золочёными шнурами длинная одежда с крыльями назади. Кроме этого особо ходили маленькие певчие по знакомым с концертом; на Рождество пели концерт “Ликуют ангелы вси на небеси”, а на Пасхе – “Радуйтеся и веселитеся”… Одним словом, была развесёлая жизнь. Но только она мало способствовала нашим успехам по школьным занятиям и приучала к лени …». [5]

Не только учёбу в Пермском духовном училище и в семинарии, но и жизнь архиерейских певчих описал Е. Д. Золотов в своих «Воспоминаниях..Рассказал он о детских забавах и играх: «В певческой, во время свободное от занятий, ученики занимались игрой; в зимнее время играли в жожку, привесят к шубному лоскуту медную пуговицу и бьют её ногой кверху; играли в гальки; возьмут в горсть галек и бросят их слегка, чтобы в сторону не разбросались, кверху, и стараются их поймать как можно больше на руку, оборотив её книзу ладонью, кто если проиграется, того наказывают щипками в рукуИли же вертят через себя верёвку, перескакивая еёПроделывали разные фокусы и опыты, например, натрёт кто–нибудь нитку солью, привесит пуговицу к концу нитки и нитку сожжёт, а нитка, натёртая солью, не рвётся.». [6]

Закончить семинарию Е. Д. Золотову не удалось из–за материальных трудностей. И с 1870 г. началась его служба в храмах Пермской губернии. Юговской завод, Кунгур, сёла Ординское, Тохтарёвское, Чёрный Яр, Пески – вот пункты жизненного пути священнослужителя–краеведа. В Кунгур судьба приводила Евгения Дмитриевича дважды – в 1871–1875 и 1879–1894 гг. В октябре 1871 г. он приехал сюда из Юговского завода на новое место службы в приходскую Успенскую церковь. Храм встретил Е. Д. Золотова всем своим блеском и великолепием. (Только что завершилась его многолетняя реконструкция, проведённая по инициативе и на средства церковного старосты М. И. Грибушина, известного кунгур- ского купца–чаеторговца). Большое внимание в своих «Воспоминаниях» Евгений Дмитриевич уделил обычаям, царившим в Успенской церкви, а также взаимоотношениям членов причта между собой и с церковным старостой. В рукописи буквально несколькими ёмкими фразами он дал характеристику каждому священнослужителю. Например, священнику П. П. Попову, дяде будущего изобретателя радио А. С. Попова, были посвящены такие строки: «Отец Павел Попов был другого характера, любил, чтобы к нему все приходили на благословение, чтобы богослужение отправлялось неспешно, с благоговением. Росту о. Павел был небольшого, ходил сгорбившись, говорил не громко, немного в нос, в обращении с другими, как и с низшим причтом был вежлив, за неисправность взыскивал и выговаривал». [7] О диаконе А. И. Фокине Золотов написал чуть подробнее: «Фокин умел ладить, – подделываться к прихожанам, и за то его уважали. Фокин часто был сватовником, знал семейную жизнь почти каждого прихожанина и мог пользоваться таким знанием и близким знакомством с прихожанами для своей или общей всего причта пользы. Так, наприм., – чуть кто приедет в город из чиновников, или вообще кто–нибудь для постоянного жительства, то Фокин скоро с такими лицами знакомился и приглашал обращаться с требами к священникам Успенской церкви. Фокин вёл хлебосольство со своими прихожанами, часто ходил на званые обеды, поминки, именины и свадьбы, а также к себе приглашал; в именины свои у него дня по три бывали обеды, в первый день для богатых, во второй для достаточных, а в третий день вообще для всех своих знакомых». [8] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Поразил Е. Д. Золотова и такой обычай: «При Успенской церкви от старых времен сохранилась одна статья дохода. В праздничные дни за всеношной, когда поют “Величит душа моя Господа” или “Величание”, выходят кадить священник и диакон, а у диакона нарочно такой устроенный подсвечник, вроде чашечки, а над чашечкой вставляется свеча. Вот когда они пойдут кадить по всему храму, то священник кадит иконы, а диакон в это время успевает обходить предстоящих с подсвечником, куда молящиеся опускают деньги. Так меня сначала поразило это обыкновение. В воскресные дни иногда стр. 133 диакон насобирает 30–40 коп., а иногда – 50–60 (ходил сбирать Фокин), а в праздники собирал более; например, в Пасху, или Рождество насобирывал по 5 или по 6 руб. сер., а так как чашечка не большая, то Фокин заходил высыпать в алтарь, или в карманы высыпал, и долго ходил по церкви, далеко слышно как медные деньги брякают в чашку, а некоторые шутники спускали или пуговицу, или неходячую деньгу. В год такой сбор простирался до 60руб. серебром, а потом стали смеяться над этим, стыдить причт и около 1875 года этот обычай забросили». [9]

В 1875 г. из–за сокращения штатов Е. Д. Золотов был переведен на должность псаломщика к Пророко–Ильинской церкви с. Ординского Осинского уезда, где он прожил неполный год. Там Е. Д. Золотов женился на Лидии Владимировне Победоносцевой. Вскоре – снова смена места службы, снова сборы в путь – в с. Тохтарёвское Красноуфимского уезда к Богородицкой церкви «Неопалимая Купина». В конце 1879 г. появилась возможность вернуться в Кунгур. Очередным местом службы стал Благовещенский собор, одним из диаконов которого в то время был младший брат, Матвей Дмитриевич Золотов. В главном храме города Е. Д. Золотов прослужил четырнадцать лет. Сначала – псаломщиком, а потом – диаконом. Здесь началась литературная деятельность молодого священнослужителя, здесь он создал основные труды.

В 1894 г. Е. Д. Золотов вместе со всеми членами причта Благовещенского собора оказался втянут в конфликт, связанный с желанием бывшего старосты купца А. М. Пономарёва (на тот момент уже умершего) перестроить Богоявленский собор, входивший в состав ансамбля Соборной площади. Этот небольшой каменный храм был возведён в 1740 г. в традициях вятского барокко. Первоначально он служил тёплой церковью при Благовещенском соборе. Членам причта хотелось сохранить этот памятник старины, и они предложили расширить только его трапезную. Но наследники А. М. Пономарёва настояли на своём. Старый храм был уничтожен, а члены соборного причта, кто по собственному желанию, а кто и по принуждению, были переведены в другие церкви Пермской епархии. В конце 1894 г. новое назначение получил и Е. Д. Золотов.

Противостояние соборного причта и братьев Пономарёвых нашло отражение в статьях Е. Д. Золотова «Об уничтожении религиозных памятников старины» и «Бахвальство кунгурских купцов бр. Пономарёвых». Конфликт вызревал постепенно, началом послужило самовольство купцов во время проведения церемонии венчания одного из братьев. Вот как об этом написал Евгений Дмитриевич: «Захотелось с шиком, с блеском совершить в церкви бракосочетание одного из них, и вот они не спросясь никого для пущей торжественности устроили амфитеатром вымостки по сторонам храма, что не требует ни устав церковный, ни необходимость какая–либо… Грустную картину представлял из себя храм во время совершения такого великого таинства,. представлял из себя подобие театра. Приходящие (которых было множество) явились в церковь не с молитвою, а из любопытства посмотреть на жениха и невесту и на провожающих их, как они одеты.» [10]

Благодаря творческому наследию Е. Д. Золотова мы можем судить не только об официальной деятельности причтов храмов города Кунгура, но и о бытовой закулисной стороне их жизни. О том, как далеко не просто складывались отношения священнослужителей с церковными старостами, каким образом выстраивались отношения с прихожанами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф