Метки текста:

Русский Север Старообрядцы

Ружинская И.Н. (г.Петрозаводск)
Русский Север в паломнических практиках современных старообрядцев VkontakteFacebook

Аннотация: Автор анализирует паломническую деятельность представителей старообрядческих общин Прибалтики, России, Белоруссии на территории Русского Севера за период 1994–2014 гг. В работе исследуются приоритетные центры паломнической активности староверов, разновидности паломнических практик, их вариативные маршруты. В спектре изучения автора и состав паломнических групп: их внутриконфессиональная специфика и региональная принадлежность.

Русский Север; староверы; паломничество; сакральность;

Summary: The author analyzes the pilgrimage activity of representatives of Old Believers’ communities of Baltic countries, Russia, Belarus, on the territory of the Russian North in the period 1994–2014. This paper investigates the priority centers of pilgrimage activity of the Old Believers, varieties of pilgrimage practices and their divergent routes. The spectrum of author’s studying includes also a composition of pilgrim groups: their interreligious specificity and regional identity.

Russian North; Old Believers; pilgrimage; sacrality;

стр. 137Возрождение религиозной деятельности на территории постсоветского пространства вызвало активизацию паломничества к сакральным святыням России, ближнего и дальнего зарубежья. Исконно эта форма «благочестивого делания» – непременная часть религиозной жизни того, кто идет «по пути духовного восхождения». Современные реалии свидетельствуют об особой интенсивности внутрироссийского паломничества, поэтому в конструктивном диалоге с конфессиональными группами сегодня заинтересованы и верующие, и государство, и научное сообщество. Ярким свидетельством взаимного интереса являются научно–практические конференции, [1] проекты в области издательской [2] и образовательной [3] деятельности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Историко–культурное пространство Русского Севера – важнейший ареал духовных традиций древлеправославия. Со времени трагичных событий церковного раскола Русской Православной Церкви XVII в. здесь сложилось несколько сакральных локусов, которые «несут в себе живую историю Христовой Церкви и являются свидетелями торжества Древлеправославия». [4] Приобщение к святым местам, где «через страдания, гонения и лишения наши досточтимые предки донесли Старую Веру до нашего поколения», [5] – чрезвычайно важный опыт «душеспасительного делания». Это – действенный способ Богообщения, консолидации верующих и фактор личностной ответственности потомков за сохранение «традиций отцов»: «наш святой долг – никогда не забывать о духовных подвигах своих предков, всячески, всеми доступными средствами достойно чтить их светлую память, ибо, в том числе и через это делание можно получить вечную блаженную жизнь». [6] Таким образом, посредством паломничества воплощается многомерность духовного единения: «земного» с «небесным», верующего с братом (сестрой) по вере, от предков к потомкам. При этом состояние общей молитвы нивелирует любые ограничения: временные, национальные, пространственные.

Важнейшая часть паломничества – его подготовка: индивидуальная и коллективная. Помимо ее традиционных составляющих (организационно–практической и духовно–нравственной), в паломнических практиках современных староверческих общин значительную роль играет информационно–аналитическая задача. Это объясняется, на наш взгляд, целью максимально полного выявления памятных стр. 138 мест в истории Старой Веры (объекты паломничества). Примечателен в этом плане опыт Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви, представители историко–архивного отдела которого долгие годы ведут успешную работу по реконструкции сакрального пространства Старой Веры. [7] Последовательная идентификация памятных мест (архивная, экспедиционная, обрядовая) позволяет включить их в разнообразные маршруты паломников. Это, как показала практика, инициирует появление сакральных построек (храмы), паломнических служб («Культурно–паломнический центр имени протопопа Аввакума») и активизирует контакты староверческих общин друг с другом. В последние годы наибольшую активность в паломничестве к святыням Русского Севера проявляют поморцы России, Латвии, Литвы, Эстонии, Беларуси, Украины, Польши, что, на наш взгляд, является мощным консолидирующим началом людей, разделенных политическими границами государств.

Паломнические маршруты староверов достаточно разнообразны. Их вариативность зависит от многих факторов: численности объектов поклонения на маршруте, географии мест, состава группы (возраст, численность, гражданство), транспортной и сезонной доступности территорий, наличия сопутствующих видов путешествий (например, познавательный туризм). Группы паломников сопровождаются духовными лидерами современного староверия – настоятелями общин, причетниками, членами Поместных объединений ДПЦ и др. Верующие активно контактируют с местными общинами староверов, устанавливают памятные кресты, очищают скитские кладбища, совершают молебны, литии, панихиды «по отцам», прикладываются к Святыням.

За последние годы на территории Русского Севера было апробировано несколько паломнических маршрутов. Анализ поездок позволяет выделить наиболее посещаемые территории: Великий Новгород, Старая Русса, Старая Ладога, Александро–Свирский монастырь, «основанный величайшим светильником Русского Севера», церковь Флора и Лавра XVII в. (Олонецкий район), Виданский остров на реке Суна, Выгорецкие места бывших скитов (Данилово, Лекса), Паль–остров на Онежском озере, Соловки, Пустозерск, Усть–Цильма. Попадая в это сакральное пространство, паломники осознают зримую сопричастность к самой истории староверия: «Какая могучая духовная сила лежала в основе всего старообрядческого движения, помогая людям в условиях северной природы выдержать и затяжные неурожаи, и лесные пожары, и жестокие репрессии; но люди выстояли, создали свой мир, основанный на духовном единстве. Надо молиться о том, чтобы Господь еще при жизни даровал нам силы, терпение и выдержку». [8] Более того, через комплекс акциональных, вербальных, предметных символов каждый верующий ощущает душеспасительность настоящего: «Картина общей молитвы всех присутствующих под открытым небом производила сильное впечатление. Некоторое время, при напряженной тишине, слышалось чтение святой книги. Но вот раздался запевающий ирмос голос наставника. Его подхватывали другие наставники, певчие, затем близстоящие. Волна звуков усиливалась, разрасталась в море голосов, стройно, по древним крюкам распевающих ирмос. Приходило на ум изречение, что вера горами движет. Мелкий дождь никого не испугал, а лишь очищал молящихся. Царил какой–то особый душевный настрой, ведь ехали в этот особый край, чтобы прикоснуться к чистой истинной древлеправославной вере на святой северной земле». [9]

Многие сакральные объекты, почитаемые староверами», максимально персонифицированы духовными подвигами «стояния за веру»:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Виданский остров реки Суна (Кондопожский район Карелии). В 1640 г. преподобный Кирилл Сунарецкий основал Свято–Троицкий монастырь. Это место еще несколько лет после церковных «новин» продолжало оставаться «островком древлего благочестия» на Севере: «В монастыре до самого его разорения продолжали совершать службы по старопечатным книгам, и многочисленные богомольцы, оставшиеся верными Христовой Церкви, имели здесь возможность причаститься Святых Христовых Тайн, освященных по древлеправославному чину; здесь около семи лет прожил знаменитый инок Епифаний из Соловецкого монастыря – будущий духовник, соузник и сострадалец священнопротопопа Аввакума». [10]

Соловецкие острова на Белом море – «свято это место для староверов, чтущих память о дораскольных преподобных отцах Савватие, Германе, Зосиме и защитниках старой веры в XVII в.». [11] стр. 139 Территория монастыря, Секирная гора, Саватиевский скит, остров Бабья Луда – непременные объекты поклонения паломников–староверов, ибо «вся земля здесь полита кровью мученическою».

Корнилие–Палеостровский монастырь на Онежском озере, куда в XVII в. был сослан последний древлеправославный епископ Павел Коломенский, где скончались отцы Игнатий и Герман Соловецкие, Емельян Повенецкий с последователями, «предпочтя мучительную огнеопальную смерть отступничеству от отеческих преданий». [12]

Пустозерск, ныне исчезнувший город по нижнему течению Печоры Архангельской области, не менее значимое сакральное пространство. Здесь отбывали заключение «соловецкие сидельцы», а в 1682 г. приняли мученическую смерть «пустозерские страдальцы» (протопоп Аввакум, священник Лазарь, диакон Феодор, соловецкий инок Епифаний). Место их кончины, идентифицированное археологами и краеведами, стало наполняться сакральной символикой еще в 1991 г., когда паломниками Рижской Гребенщиковской староверческой общины был установлен древлеправославный восьмиконечный Памятный Крест. Долгие годы староверы вынашивали идею расширения этого сакрального пространства для молитвы и духовного отдыха паломников. Огромными совместными усилиями к 2012 г. в этом труднодоступном месте появилась часовня с трапезной. Их освящение знаменовал крестный ход от часовни к Памятному Кресту, сопровождаемый «мощным хором мужских голосов, потрясающих окрестности древним знаменным распевом». [13] Глубоко символичным для всех молившихся тогда стало и появление солнечного света среди пасмурного неба: «В этом явлении паломники увидели особое Божие знамение, ибо каждый духовно почувствовал близкое присутствие самих пустозерских мучеников». [14] На сегодняшний день пустозерские святыни продолжают оставаться чрезвычайно труднодоступными. Но, как показывает практика, это не останавливает растущего потока паломников, преодолевающих «с пением стихер и величаний» протоки, тундру, песчаные барханы, водное или воздушное пространство.

С появлением «Культурно–паломнического центра имени протопопа Аввакума» обеспечение поездок к сакральным святыням Русского Севера стало носить еще более организованный характер. Это объяснимо, на наш взгляд, целеполаганием самой организации, призванной «способствовать восстановлению и поддержанию памяти исторических центров староверия; разработки паломнических маршрутов с их методической поддержкой; организации мест проживания и обеспечение транспортом». [15] В этой связи «Центр» обращается ко всем научным и культурным центрам, связанным с изучением истории Русского Севера в Сыктывкаре, Архангельске, Петрозаводске, Санкт–Петербурге с предложением о сотрудничестве.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

То, что современное староверие сегодня достаточно открыто для диалога с научным сообществом – очевидно. Свидетельство этому – непременное участие представителей староверия в научнопрактических конференциях соответствующей тематики, посещение ими музейных выставок, посвященных истории и культуре старообрядчества. Например, большой интерес у паломников вызвал совместный проект Российского этнографического музея и музея–заповедника «Кижи» под названием «Хранители древлего благочестия». Примечательно, что в группах, совмещающих паломничество с познавательным туризмом (преимущественно староверы Балтии), посещение музея «Кижи» – непременная часть экскурсионной программы. Сама поездка на остров происходит, как правило, в конце маршрута и вызывает восхищенные отзывы: «На острове были всего три часа: два часа на экскурсию и еще час свободного времени. За это достаточно короткое время осмотрели Кижский архитектурный ансамбль, сектор “Русские Заонежья” и выслушали рассказ гида. Каскадом двадцати двух серебристых куполов встречала и провожала нас Преображенская церковь – главное сооружение Кижского погоста. Звучным аккордом прозвучала она в последней точке нашего путешествия по Русскому Северу и, думаю, надолго, а может и на всю жизнь, оставила яркий след в памяти каждого, увидевшего красоту, созданную руками, умом и озарением человеческим во славу Божию!». [16]

Большие возможности в развитии паломнических практик среди современных староверов имеют, на наш взгляд, молодежные паломнические лагеря. Летом 2000 г. на землях Выгорецкой обители «впервые после разорения Даниловского монастыря раздались юные христианские голоса». [17] По мнению организаторов, цель подобных сборов – формирование «духовной и жизненной устойчивости ребенка в условиях последнего времени. Эта устойчивость была присуща нашим святым поморским стр. 140 отцам, это требуется и теперь». [18] Сегодня такие лагеря собирают молодое поколение староверов на территории Псковской области (Подмолодье), Литвы (Дудишки), Эстонии (Кольки). Очень важно, что в общении друг с другом вне политических границ, в духовном единении с наставниками, в совместной молитве и труде эта молодежь познает основы «христианского житья»: «Мы как будто стали родными. Безусловно, главное для нас – это единение всех в христианском духе. Мы действительно почувствовали себя одной большой семьёй, ощутили причастность к чему–то большему, к тому, что несравненно выше всего мирского, выше всего того, с чем нам приходится мириться, живя в городах». [19]

Активную заинтересованность в развитии паломнических практик сегодня проявляют и предпринимательские группы среди староверов. Свидетельство этому – деятельность Международных форумов предпринимателей–старообрядцев (2010, 2012 гг.), проходящих на территории Латвии и собирающих более ста участников из Белоруссии, России, а также стран Балтии. Среди прочего постановления форумов направлены на формирование действенных мер к «содействию изучению и сохранению традиций староверов, объединению предпринимательских усилий по развитию промыслов, издательской и паломнической деятельности». [20] Таким образом, в развитии паломничества к святыням Русского Севера сегодня заинтересованы многочисленные группы староверов России и сопредельных территорий. Это, в свою очередь, свидетельствует о перспективе активизации паломнических потоков на сложившихся маршрутах, выявлению новых сакральных объектов (напр. Курженская и Филаретова пустыни), а также о необходимости продолжения позитивного диалога представителей научного сообщества с самими верующими. На наш взгляд, такая конференция по изучению традиционной культуры, как «Рябининские чтения» – прекрасная возможность к реализации такого диалога.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф