Метки текста:

Икона Историко-культурное наследие Культура Локальные традиции Русский Север

Галунова С.Н. (г.Череповец)
Иконописное наследие череповецкого ареала в контексте культуры Русского Севера VkontakteFacebook

Аннотация: Статья посвящена иконописи череповецкого ареала конца XIV – начала XX вв. Иконописание Воскресенского Череповецкого монастыря с расположенными вокруг него небольшими локальными центрами может рассматриваться как особый историко–художественный ареал Русского Севера. Автор также исследует состав иконописного фонда храмов Череповецкого уезда.

Ключевые слова: череповецкий ареал; историко–художественный ареал; верхневолжская иконописная традиция; локальный центр; иконография;

Summary: This article is devoted to the problem of icon painting of Cherepovets area of the late 14th – early 20th centuries. The icon painting of the monastery of the Resurrection in Cherepovets and small local centers around it can be regarded as particular historical and cultural area of the Russian North. The author also studies the iconographic structure of the icon holding of the churches in the Cherepovets district.

Keywords: Cherepovets area; historical and artistic area; Verkhnevolzhsky icon–painting tradition; local centre; iconography;

стр. 190Город Череповец в восприятии современников – прежде всего крупный индустриальный центр. Мало кому известно, что Череповецкий уезд до революции занимал одно из ведущих мест по числу церквей среди уездов, входивших в Вологодскую область. По словам исследователей–краеведов, окрестности Череповца были словно «напоены Святым Духом». [1] Череповецкий Воскресенский монастырь был основан свв. Афанасием и Феодосием, учениками прп. Сергия Радонежского во второй половине XIV в. в среднем течении Шексны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Череповецкий ареал художественной культуры, границы которого приблизительно совпадают с границами дореволюционного уезда, занимает своеобразное географическое положение. Он находится в Среднем Пошехонье. Его северная часть располагается в пределах нынешней Вологодской области, которую включают в понятие Русского Севера, а южная часть – в Ярославской области, она теснейшим образом связана с Верхневолжским регионом. [2] Отсюда специфические черты историко–культурных традиций данного ареала.

По сей день в науке существует весьма условный термин «северные письма», объединяющий широкий круг произведений, созданных на Русском Севере в XIV–XVIII вв. Традиционно «северные письма» связывают с влиянием иконописи Великого Новгорода. Обычно отмечают, что этим иконам присуща наивная трактовка образов, простота живописных приемов, даже примитивизм (так в свое время считал В. Н. Лазарев). Однако данное мнение обусловлено малой изученностью иконописного наследия Русского Севера. Во–первых, новгородское влияние далеко не всегда присутствует. Во–вторых, многие иконы, происходящие из российской провинции, могут по праву считаться шедеврами иконописания.

Вплоть до 70–х годов XX в. иконопись Вологодской части Пошехонья практически не была известна. Впервые к ее изучению обратился А. А. Рыбаков. Он пришел к принципиально важному выводу, что иконопись Череповецкого ареала составляет особое структурное звено в историко–художественной классификационной системе древнерусской иконописи. [3]

Изучение иконописного наследия Череповецкого ареала представляет трудности, поскольку многие произведения пока не раскрыты методами научной реставрации. Было бы интересно сравнить произведения Череповецкого края с иконами, происходящими с территории Нижнего Пошехонья (их сохранилось немало в центральных музеях), однако большинство из них также не раскрыто. Значительные территории Череповецкого уезда затоплены Рыбинским водохранилищем, в том числе первоклассный Леушинский монастырь, несколько пустыней, около 20 приходских храмов, многочисленные часовни.

Территория будущего Череповецкого уезда входила в Белозерское княжество, которое в XI в. находилось в составе ростово–суздальской земли. В епархиальном отношении оно подчинялось ростовским архиереям. Позднее отдельные территории передавались из Ростовской епархии в состав Новгородской, стр. 191 Вологодской и Ярославской епархий, в ведение Московского митрополичьего и патриаршего дома. [4] Поскольку в средние века важнейшую роль играли водные пути, местные очаги художественной культуры оказались тесно связаны с городами Верхней Волги. В более поздний период сложились стабильные контакты Череповецкого ареала с Ярославлем и Угличем, а также с Москвой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Состав иконописного фонда храмов Череповецкого уезда имел особенности: были распространены образы Ростовских и Соловецких святых. Во имя этих святых нередко освящались приделы храмов. Часто встречаются изображения основателей монастырей Череповецкого края: свв. Кирилла Белозерского, Кирилла Новоезерского и Филиппа Ирапского. Изображения некоторых святых встречаются преимущественно (или почти исключительно) в пределах исследуемого ареала. К ним относятся иконы прпп. Сергия Шухтовского, Феодосия и Афанасия Череповецких, Игнатия Ломского, Евфросина Синозерского

Поскольку Череповецкий ареал занимал пограничное положение по отношению к субрегионам с ярко выраженными историко–культурными традициями, существуют трудности выявления стилистических особенностей, присущих иконописи края, органично впитавшей отдельные черты известных иконописных школ. Художественное своеобразие ареала проявилось не столько в создании собственной художественной стилистики, сколько в восприимчивости к окружающим иконописным тенденциям; местные иконописцы были талантливыми учениками и восприняли достижения иконописцев ведущих школ.

А. А. Рыбаков обосновал концепцию, согласно которой иконопись Вологодской части Пошехонья – заволжский вариант верхневолжской художественной традиции. В первой половине XVI в. в иконописных центрах Верхнего Поволжья сформировались традиции, имевшие черты сходства: интерес к внешней экспрессии, тональной разработке изображения, моделировке формы крупными массами, сопоставлению родственных тонов. [5]

Можно выделить два этапа развития иконописания Череповецкого ареала: первый – с конца XIV–XVI вв. и второй – XVII – начало XX вв. Наиболее ранние раскрытые произведения края относятся к концу XIV в. Последние крупные иконописные комплексы Череповецкого уезда относятся ко второй половине XIX в.

Определяющее влияние на формирование иконописной традиции в Белозерье, Пошехонье и Вологде оказала иконописная школа Ростова Великого. В каждом ареале иконописания были свои особенности. В произведениях конца XIV – XVI вв., происходящих с территории Череповецкого края, прослеживается также влияние иконописных школ Твери, Великого Новгорода, Москвы. К числу значительных произведений местной иконописи относятся выносная запрестольная икона свт. Николая Чудотворца и Богоматери Петровской, Деисус из Филиппо–Ирапской пустыни, иконы из Покровской церкви с. Долгая Слобода, образ Николая Чудотворца из Судбищенской пустыни. [6] Признаки иконописной традиции Ростова Великого и Твери присутствуют в большинстве икон.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Расцвет иконописания Череповецкого ареала приходится на XVI в. При наличии заимствований в местной иконописи в трактовке художественного образа и особенностях письма проявляются собственные черты. Влияние ростовской школы просматривается в особенностях колорита. Но произведения местных иконописцев отличаются более сдержанной цветовой гаммой и интересом к тональной разработке изображения. С произведениями Твери иконопись Череповецкого ареала сближает четкий рисунок деталей лика, графически решенные складки одеяний, внимание к тону. От тверских аналогов череповецкая икона отличается смягченной трактовкой образа, разнообразием цветовых сочетаний, преобладанием теплых оттенков.

В храмах Череповецкого уезда находились иконы, ориентированные на произведения московских мастеров (в округе Череповецкого Воскресенского монастыря существовали вотчины Троице–Сергиева, Московского Симонова, Суздальско–Покровского монастырей). [7] В наиболее чистом виде московская иконописная традиция присутствует в живописных клеймах Царских врат XVI в. Влияние новгородской школы проявилось во второй половине XVI в. К этому периоду относятся иконы из д. Пасмурово и Воскресенского Горицкого монастыря («Покров», «Св. Екатерина»).

Иконописное наследие Череповецкого ареала значительно отличается от иконописи близлежащих субрегионов. Например, в иконах Вологды в большей степени проявляется влияние новгородской школы и московской. Для вологодской иконы характерно сопоставление темно–коричневых и синих красок с киноварью, охрой и белилами. Мастера Белозерья предпочитали несколько сумрачную цветовую стр. 192 гамму. Иногда она построена на сопоставлении насыщенных тонов: иконостас церкви Успения в Белозерске, Деисус из церкви Иоанна Лествичника Кирилло–Белозерского монастыря, иногда – на сочетании сближенных тонов: «Богоматерь Тихвинская» и «Богоматерь Смоленская» XVI в. из Гориц.

Таким образом, устойчивая традиция иконописания Череповецкого ареала сложилась в довольно поздний период (конец XV – начало XVI вв.) под воздействием художественных школ Ростова Великого и Твери и, в меньшей степени – Новгорода.

Трагические события начала XVII в. обозначили отчетливую грань в развитии всей русской культуры. В Смутном времени, а затем в церковном расколе отразилась духовная болезнь русского общества. Она имела проявления во всех сферах общественной жизни. Иконопись XVII в. – явление яркое и противоречивое, объединяющее разнообразные, казалось бы, взаимоисключающие тенденции. В связи с заимствованиями из западноевропейского искусства в русскую иконопись проникают новые сюжеты, искаженная трактовка образа. Это заимствование стало возможным по причине обмирщения христианского сознания, захватившего общество. Череповецкий край претерпел бедствия во время «литовского разорения», на какое–то время культурная жизнь в ареале замирает, оживление заметно лишь с середины XVII в., когда начинают отстраиваться новые храмы, для которых создаются многочисленные иконописные произведения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сохранились целые иконописные комплексы XVII–XIX вв., происходящие из г. Череповца и уезда. Все произведения можно разделить на несколько групп: иконы, близкие верхневолжской иконописной традиции; произведения, ориентированные на ярославскую школу; изображения с элементами «фряжского письма»; иконы старообрядцев; произведения эпохи классицизма; иконы, созданные в крестьянской среде.

Во второй половине XVII в. на развитие местного иконописания оказала большое влияние Ярославская школа. Это нашло отражение в ряде икон из церкви св. Николая Чудотворца с. Дмитриево, Вознесенской церкви с. Курилово, часовни д. Маза. Влияние этой школы проявилось в особенностях усложненных композиций икон, а также в характерном сопоставлении темно–зеленых, зеленовато–коричневых тонов с ярким золотым (серебряным) фоном и пятнами киновари холодноватого тона.

Отдельная проблема для исследования – произведения, созданные в крестьянской среде. Их сложно классифицировать, поскольку в иконах переплетаются самые различные тенденции. Иконописцами из крестьян созданы такие выразительные образы, как «Свв. Модест, Кирик и Улита», «Св. Николай Зарайский», «Рождество Пресвятой Богородицы» из с. Дмитриево и др. Фигуры и лики имеют укрупненные пропорции, заметен интерес к выразительному жесту. Иконописцы применяют размашистые белильные движки, монотонную линию, которая жестко оконтуривает детали фигур, но создают по–своему характерные образы.

С XVIII в. в крае развернулось грандиозное церковное строительство. К концу XIX в. из 140 церквей уезда примерно 2/3 были каменные, активно развивалась монументальная живопись, создавались храмовые росписи. Но все эти процессы шли параллельно с духовной дезориентацией общества. Если ранее иконописец стремился отразить Богом откровенную истину, то теперь его привлекает красота Богом сотворенного видимого мира. Это ярко проявилось в иконах из Иоанно–Богословской церкви г. Череповца, созданных под влиянием «фряжских писем». Художников привлекают чисто живописные аспекты изображения. Особенности живописи классицизма присущи образам иконостаса Череповецкого Воскресенского собора, [8] иконам начала XIX в. церквей Благовещения в с. Дмитриево, Богоотец Иоакима и Анны в с. Степановское. Часто евангельский сюжет низводится до уровня земного, хотя и значительного, события. Наблюдается порой сближение иконописного образа с портретом.

Иконопись Череповецкого края вплоть до конца XVIII в. сохраняет определенные черты свое образия и самобытности, но в целом утрачивает оригинальность. Значительная часть раскрытых произведений XVIII–XIX вв., происходящих с территории Череповецкого ареала, представляет историко–искусствоведческий интерес. Однако при всех эстетических достоинствах произведений появляются признаки «онтологического измельчания».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В целом иконопись Череповецкого ареала – значительное явление в художественной культуре Русского Севера наряду с более исследованными художественными ареалами и центрами: Белозерьем, Кубеноозерьем, Вологдой, Великим Устюгом. Данная тема представляется перспективной для исследования. Изучение иконописного наследия отдельного региона Русского Севера имеет принципиально важное значение для постижения своеобразия и эволюции иконописной традиции Древней Руси в целом.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф