Метки текста:

Архитектура Историко-культурное наследие Культура Православие

Крадин Н.П. (г.Хабаровск)
Свято-Николаевский собор в Харбине как символ русской православной культуры VkontakteFacebook

Рис.1. Свято-Николаевский собор в Харбине. Фото с открытки. 1900-е гг.Рис. 2. План Свято-Николаевского собора. Проект Н.П. Крадина.Рис. 3. Общий вид Свято-Николаевского собора после восстановления. Автор: Крадин Н.П.

Аннотация: В статье на основе изучения материалов периодической печати в архивах и библиотеках России и Китая автором рассматривается история создания одного из первых русских православных храмов, ставших символом русского Харбина. Анализируются архитектурные и композиционные особенности храма, его внутреннее убранство, а также история создания, разрушения и воссоздания.

Ключевые слова: Харбин; собор; центричная композиция; культурная революция; шатер; архитектор Левтеев;

Summary: On the basis of studying the periodical materials in the archives and libraries of Russia and China, the author examines the history of the creation one of the first Russian Orthodox churches, which has become a symbol of Russian Harbin. The architectural and compositional features of the temple, its interior decoration, as well as the history of creation, destruction and re–creation are analyzed in the article.

Keywords: Harbin; church; centric composition; the Cultural Revolution; the architect Levteev;

стр. 198В истории русского Зарубежья Свято–Николаевский собор в Харбине, построенный на рубеже XIX–XX столетий, занимает важнейшее место, особенно среди русского эмигрантского населения. Заложенный практически вместе с основанием Харбина в 1899 г., он многие десятилетия отражал собой русский характер этого нового по тому времени города в Китае и по праву считался символом русского Харбина, олицетворением русской православной культуры в Китае. Строительство этого уникального храма осуществлялось по проекту, разработанному в Санкт–Петербурге архитектором И. В. Подлев- ским, а строительные работы велись под наблюдением архитектора Алексея Климентьевича Левтеева – первостроителя Харбина и КВЖД. Ему помогали и другие инженеры: В. К. Вельс и С. И Люро, техник Е. П. Ярилов, специалист по кровельным работам Т. А. Головизнин и простые рабочие–строители. В качестве рабочей силы использовались и китайцы. [1] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Примечательно, что и здесь, за пределами России, храм был заложен и строился практически с основанием города. Таким образом, соблюдалась древняя русская традиция – начинать строительство нового поселения с возведения храма. Примечательно еще и то, что этот первый русский православный храм в Китае был назван в честь наиболее почитаемого на Руси Святителя Николая Мирликийского. Для размещения храма строители Харбина выбрали самое лучшее место в центральном районе, получившем название Новый город. Расположенная на центральной, круглой в плане, площади, Свято–Николаевская церковь доминировала в окружающем пространстве, чему способствовала и ее шатровая архитектурная композиция. Особенно великолепно храм воспринимался во время движения от железнодорожного вокзала в центр города по Вокзальному проспекту. Двигаясь от вокзала по проспекту, пешеходы и водители транспорта наблюдали, как храм, словно живой, вырастал, поднимаясь вместе с шатром вверх, к небу. И уже на площади он представал перед всеми во всем своем величии.

Выбирая место для строительства Свято–Николаевской церкви, первостроители Харбина считали, что этот храм должен стать не только главной доминантой площади, но одновременно и своеобразным символом, украшением города. Первые десятилетия (1900–1940–е гг.), когда вокруг площади не было относительно высокой застройки, храм доминировал в пространстве (рис.1). Он стал самым крупным культовым деревянным сооружением не только в Харбине, но и на всем юго–востоке Азиатского региона. Из разных районов Харбина в Свято–Николаевскую церковь приезжали и приходили многочисленные прихожане, особенно в 1900–е гг., когда православных церквей в Харбине было совсем немного.

После окончания строительных работ на восточной стене храма была прикреплена памятная медная доска с текстом, гласившим: «Основася сия церковь при председателе Станиславе Ипполитовиче Керберзъ и главном инженере–строителе Александре Иосифовиче Юговиче в лето от сотворения мира 7407–е, от рождества же по плоти Слова в 1899 году октября 1–го дня в железнодорожном поселке Сунгари, архитектором Алексеем Климентьевичем Левтеевым, по освящении священниками охранной стр. 199 стражи Александром Петровым Журавским и Стефаном Михайловым Белинским. Временные мастерские Сунгари». Во время так называемого «Боксерского восстания» (18981901), начавшегося в Пекине и направленного против династии Цин и иностранцев и охватившего многие районы Китая, в 1900 г. даже дискутировался вопрос о том, чтобы разобрать или самим сжечь только что построенный храм, но волна восстания до Харбина не докатилась.

Храм несколько раз менял свой статус: до 1903 г. он считался церковью Пограничной стражи, после чего стал железнодорожной церковью, с 29 февраля 1908 г. по указу Св. Синода возведен в ранг собора, а с учреждением в 1922 г. Харбинской епархии стал именоваться кафедральным собором. [2] Спустя год при соборе был сооружен придел в честь иконы Божьей Матери «Нечаянной радости». В Свято–Николаевском соборе имелось богатое убранство – великолепный иконостас, росписи, ценные иконы, разнообразная церковная утварь. Над росписями внутри храма трудился художник Н. Д. Глущенко – выпускник Санкт–Петербургской Академии художеств. Именно он создавал изображение Св. Троицы в главном алтаре и композицию «Сошествие Св. Духа» над хорами. Художниками, чинами Пограничной стражи, в 1900 г. был написан образ Иверской Божией матери.

Основное строительство было закончено уже в конце 1899 г., и на праздник Святого Покрова Богородицы в храме состоялось первое церковное торжество, хотя внутренняя отделка оставалась не законченной. В 1900 г. хабаровская газета «Приамурские ведомости» сообщила в небольшой заметке, что «5 декабря сего года освящен первый приходской храм в Маньчжурии, в Харбине, во имя святителя Николая Чудотворца, построенный в древневологодском стиле… Чудный храм этот красиво высится над Харбином, издали сверкая своими золочеными крестами». [3] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время освящения построенной церкви в Харбине находились военные чины полевого штаба во главе с командующим Приамурского военного округа. Там у них и родилась идея подарить церкви особо почитаемую в Приамурье икону Албазинской Божией Матери. С этой целью инициаторы благотворительной акции обратились к хабаровскому купцу I-й гильдии В. Ф. Плюснину, который заказал икону в Москве и, как отмечала местная газета, «в нынешнем году (1901. – Н. К.) икона Албазинской Божией Матери, в серебряной ризе, была получена, и по изготовлении для нее в Хабаровске приличного киота, в минувшем августе была отправлена в Харбин, в адрес настоятеля церкви о. Александра Журавского».

В 1923 г. в соборе соорудили придел в честь иконы Божией матери «Нечаянной радости». Среди особых святынь в храме выделялись прекрасно написанное изображение Пресвятой Троицы в главном алтаре и Сошествия Святого Духа над хорами, а также большой образ святого Николая Чудотворца, под покровом которого покоился первый глава Харбинской епархии, митрополит Мефодий. Имелись в храме и несколько исторических, давних икон – дары командующего войсками генерал–губернатора Н. И. Гродекова, а также великого князя Александра Михайловича и других высоких особ. Глубоко почитался прихожанами образ Иверской Божией Матери, написанный в 1900 г. чинами Пограничной стражи. Храм производил на всех настолько сильное впечатление, что он постоянно становился не только объектом обозрения, но и посещения, особенно в праздничные дни. Вмещавший 500 человек, он никогда не пустовал.

Центричный план Свято–Николаевского собора представлял собой восьмигранное ядро, обрамленное галереями и выступами апсиды (с востока) и звонницы (с запада, над входом), а также двух дополнительных входов–крылец с северной и южной сторон (рис. 2). Благодаря удачным пропорциональным соотношениям частей храма его объемно–пространственная композиция выглядела логичной, понятной и выразительной. Облик фасадов и всей объемной формы подчеркнут нарастанием объемов к стр. 200 центру, где кульминационным акцентом служит высокий стройный шатер с главкой и крестом наверху. Пирамидальность Свято–Николаевского собора как элемент композиционной структуры и его архитектурной выразительности присутствует и в отдельных его частях, к примеру в трехглавом завершении звонницы, расположенной над входом. Очертания и уклоны скатов крыш над галереями, крыльцами, форма завершений объемов (алтарь, звонница) – во всем чувствуется стремление подчеркнуть, выявить движение вверх, к центру. Являясь произведением архитектуры высокого эстетического уровня, выполненным в духе архитектуры Русского Севера, созвучный вкусам и предпочтениям русских людей, оказавшихся далеко за пределами своего Отечества, Свято–Николаевский собор в Харбине стал выражением русского начала на востоке Азии.

К сожалению, в 1966 г. этот храм был варварски разрушен хунвейбинами по приказанию пекинского правительства во время так называемой «Культурной революции». Собор не только разрушили, его в течение нескольких дней жгли при стечении и под одобрительный гул огромного количества людей. Просуществовав почти 67 лет, храм тем не менее остался в памяти не только русских людей, но и многих китайцев, жителей Харбина. Анализируя архитектурные постройки Харбина, к примеру, китайский автор отмечал в своей книге: «После того как царско–русские колонизаторы вторглись в Харбин, они первым делом построили церкви. В 1899 году на кульминационном пункте города, в центре р. Наньгана построили православный Свято–Николаевский собор. С этого момента в Харбине начали подражать образу “восточной Москвы”, и церкви на долгий срок стали символом восточной Москвы». [4]

Выражая свое негативное отношение к русской политике XVII – XIX вв. на востоке, автор тем не менее восторгается архитектурой, созданной русскими и иными зодчими в Харбине. В частности, описывая главную площадь Харбина, он восхищается ее композицией, а также архитектурой собора: «Это правильно–радиальная площадь, центр которой составлял собор и которая имела подвижной, вольный и раскрытый характер. Бывший Свято–Николаевский собор находился в центре площади и крест на крыше палатки собора, который тянулся к голубому небу, был фокусом линий зрения… Православный Свято–Николаевский собор… представлял собой один из характерных ландшафтов в Харбине вплоть до 1966 года… План этого собора был в виде греческого креста в направлении с запада на восток. Композиция плана – сосредоточенно–симметричная. Так как срок строительства был чрезмерно сжат, все конструкции были деревянные и в виде колодезного сруба. Внутри собора образовалось такими конструкциями огромное пространство купола для религиозной деятельности. Внешний вид собора воплотил в себе традиционную форму, палаточную крышу русской народной деревянной конструкции. Вершина восьмиугольной палаточной крыши высоко подняла небольшой купол в виде луковицы. Вершина соединена с куполом с помощью барабанной опоры в середине. Эта выдающаяся архитектурная драгоценность играла важную роль в образовании городских ландшафтов. К сожалению, она была снесена невежественными разрушителями во время 10–летних анархий и беспорядков». [5] Оставим в стороне небрежный перевод с китайского на русский и отметим эмоциональность автора описания, китайского профессора архитектуры.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

До сих пор Харбин остается без своей православной святыни, чем обеспокоены в первую очередь русские эмигранты, разъехавшиеся после 1945 г. из этого города по многим странам и континентам. Они бережно хранят его образ в своей памяти, на открытках, календарях и книгах, увезенных с собой из Харбина. Поскольку православие в Китае запрещено, речи о восстановлении храма на его прежнем месте почти полстолетия не велось. Вместе с тем многие китайцы, любящие русскую культуру, с горечью стр. 201 вспоминают годы культурной революции и до сих пор считают большой ошибкой разрушение этой святыни.

И тем не менее Свято–Николаевский деревянный собор сегодня восстановлен, но не в самом Харбине, а в 30 км от города, в экологическом парке «Ашихэ», недалеко от одноименной станции. Идея создания данного парка принадлежит Хуан Цзу Сяну, директору одного из промышленных предприятий Харбина и большому почитателю русской культуры. Представляет большой интерес не только сама история воссоздания храма, но и техника его сборки (рубка). Выше упоминалось о том, что изначально собор был срублен из бревен–карандашей, изготовленных в Канаде и привезенных оттуда. Эту же технологию использовали китайские мастера и при воссоздании храма, но теперь бревна–карандаши изготавливались из привезенного с российского Дальнего Востока леса (сосна) непосредственно на промышленном предприятии господина Хуана, расположенном на окраине Харбина. Для этой цели на заводе были изготовлены специальные приспособления для обработки бревен – устройство желобов, врубок, приведение к единому диаметру. В результате такой подготовительной работы в дальнейшем сборка на месте осуществлялась практически без топора и пилы. Непосредственно на заводе изготавливался и иконостас храма по чертежам, выполненным вместе с проектом всего храма.

Летом 2009 г., когда в Харбине со всех континентов собирались на свою встречу бывшие русские эмигранты, они посетили и местечко Ашихэ, чтобы посмотреть на свою бывшую святыню. Во время посещения нового парка всеми было отмечено, что храм воссоздан таким, каким он выглядел и раньше, в годы их жизни в Харбине. Вновь воссозданный храм сегодня в большей степени выполняет функции музейного объекта, он стал главной композиционной доминантой всего парка (рис. 3). В самом начале создания парка на его территории совершенно ничего не было, никаких строений. Подъезжая к месту, где планировалось воссоздать храм, можно было видеть только голый пейзаж – и ни одного сооружения. Сегодня, приближаясь к парку, можно издали видеть силуэты его многочисленных строений, среди которых доминирует Свято–Николаевский собор.

Сегодня, спустя полвека после трагического разрушения храма, приходит прозрение. В настоящее время у Правительства Харбина появилось желание восстановить Свято–Николаевский собор на его прежнем месте и превратить его в музей. Остается надеяться, что эта идея все–таки найдет свое воплощение в жизнь, и Свято–Николаевский собор, как и раньше, вознесется ввысь на своем прежнем месте и снова обретет важную для бывших русских харбинцев роль символа русской православной культуры на чужбине.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф