Метки текста:

Архитектура Деревянное зодчество Костромской край Русский Север

Пиляк С.А. (г.Кострома)
Деревянное культовое зодчество костромского региона – Русский Север или Верхнее Поволжье? VkontakteFacebook

Аннотация: Некоторые исследователи русской архитектуры и деревянного зодчества включают Костромской регион в историко–культурную зону Русского Севера и одновременно Верхнего Поволжья. Следовательно, Костромской регион является одним из пограничных, а костромская архитектура имеет одновременно черты и верхневолжского, и северного зодчества. Данные региональные особенности будут рассмотрены в докладе на примере костромского культового деревянного зодчества.

Ключевые слова: 

Summary: Some researchers of Russian architecture and wooden architecture include the Kostroma region in historical and cultural zone of the Russian North and at the same time the Upper Volga region. Therefore, the Kostroma region is one of the frontier, and Kostroma architecture has the features of both the upper and Northern architecture. These regional features will be discussed in the report on the example of Kostroma religious wooden architecture.

Keywords: Kostroma region; wooden architecture; regional architecture features;

стр. 219Деревянное зодчество – особая страница истории и развития русской архитектуры, во многом предопределившая ее своеобразный характер и особенности. Необходимо признать, что эта страница в географическом плане изучена далеко не равномерно. При изучении характерных региональных особенностей костромского деревянного зодчества необходимо определить, насколько территория Костромского края соотносима с регионами Русского Севера, Центральной России и Верхнего Поволжья и насколько для костромского деревянного зодчества характерны особенности указанных макрозон.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По ряду причин [1] в истории русского деревянного зодчества наибольшее внимание уделено памятникам и ансамблям Русского Севера – зоны, в общих чертах определяемой разными исследователями как водные бассейны крупных рек, впадающих в Белое море, [2] исторически включенные в сферу влияния Новгородской республики. [3] Как отмечает А. Пермиловская, пределы Русского Севера, столь полно изученного в плане архитектурного наследия, вполне могут быть расширены до северной части бывшей Костромской губернии, что частично совпадает и с центром современной Костромской области. [4] Согласно мнению А. Чекалова, границы зоны Севера имеют следующие пределы: «Область великорусского Севера, границы которой принято в этнографии определять по признаку типичных форм жилища, одежды, а также языка, включает и некоторые районы южнее линии Белозерск–Вологда-Великий Устюг. К этой зоне следует отнести район Череповца, северные части Ярославского и Костромского края». [5]

Значительно меньшее внимание исследователей народной архитектуры уделено памятникам других крупных историко–культурных и природных зон – Сибири, Урала, Поволжья и Центральной России. В данном случае под Костромским регионом, Костромским краем понимается территория, объединяющая в своем составе Костромскую область, не вошедшие в ее границы части Костромской губернии, а также пограничные территории других административных единиц, исторически и культурно тяготеющих к Костроме.

В популярном издании «Русь деревянная» Костромская область целиком определена как «северная». [6] А. В. Ополовников называет Костромскую область среди регионов Центральной России. [7]

Наиболее верным автору представляется определение южной границы Русского Севера в первую очередь от исторического понятия «Заволочье». Северные увалы – водораздел бассейна Северной Двины и Волги, затрагивающие северные районы Костромской области, могут считаться условной чертой, разделяющей Русский Север и Верхнее Поволжье в границах данного субъекта РФ.

Основная особенность среднерусской деревянной храмовой архитектуры, часто объясняемая воздействием украинского барокко, подчеркивается многими исследователями: «Интенсивность возможного стр. 220 воздействия украинской архитектуры ослабевает по мере продвижения этого импульса от малороссийских границ на северо–восток: из сохранившихся ныне памятников ярусного типа наибольшее их количество представлено в средней полосе (Тверская, Новгородская, Костромская области), в то время как на Севере их локализация ограничена Вологодской областью, верховьями и средним течением Северной Двины» [8] ; «ярусные храмы были распространены преимущественно в центральных районах России». [9] Об этом также пишет И. Э. Грабарь, указывая на распространенность развитых ярусных композиций в основном «в средней полосе России». [10] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Однако Костромской край известен рядом ярусных храмов, еще с начала XX в. ставших хрестоматийными для истории русской архитектуры: Архангельское, Холм, Николо–Березовец. Для указанных храмов, имеющих широкий диапазон датировки (XVI–XVIII вв.), сложная ярусная композиция из нескольких сложных в плане срубов является основным средством создания неповторимого силуэта.

Эпоха включения Новгорода в орбиту Московского государства (XV в.) не оставила на Костромской земле ни одного памятника деревянного зодчества. Более поздние сооружения, сохранившиеся к настоящему времени или известные по описаниям, в целом строятся уже в русле московских или общероссийских традиций. Следовательно, при ближайшем рассмотрении понятие «Русский Север» оказывается неприменимо для детальной систематизации архитектурного наследия приграничной Костромской области. Вследствие редкой сохранности памятников, особенно в близком к первоначальному виде, отнесение объектов деревянного зодчества к четко определенным историко–культурным зонам может носить лишь общий характер. Отзвуком одной из северных традиций, развивавшихся в XVII в. в Верхнем Подвинье, стало возведение костромской церкви Ефремия Сирина. [11]

Среди особенностей костромского культового деревянного зодчества имеются также особенности, характерные лишь для данного региона. На примере нескольких костромских памятников их выводит А. В. Ополовников, опираясь, очевидно, на заключения С. Я. Забелло [12] : «Есть черты сугубо регионально–костромской архитектурной школы и в Богородицкой церкви. Это – декоративный измельчённый верх и массивные, приземистые пропорции основного восьмерика. Эти черты костромской школы ярко выражены в образах других географически близких к холмской церквей, например, Никольской на Ноле и Георгиевской в Старо–Георгиевском …». [13] Ряд костромских локальных архитектурных храмостроительных традиций, характерных для XVIII в., в настоящее время уточняет автор. [14]

Традиции северного и верхневолжского храмостроительства, пересекаясь в пределах Костромского региона и переплавляясь в различных пропорциях, создали неповторимую картину форм и особенностей, заключенную в ряде локальных традиций. Костромской регион, следовательно, относится к одной из территорий, максимально воспринявших архитектурные достижения соседних крупных историко–культурных зон и создавших на основе сплава традиций свой архитектурный язык, отличающийся самобытностью и своеобразием, характерными для всего русского деревянного зодчества.

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф