Метки текста:

Водлозеро Заонежье Икона Каргополье Онежское озеро Пудож

Платонов В.Г. (г.Петрозаводск)
Миниатюрный иконостас из Водлозерско-Ильинского погоста и икона Сошествие во ад из дер. Васильево в свете культурных связей Водлозерья и Каргополья VkontakteFacebook

Илл. 1 Икона «Спас в силах. Распятие. Положение во гроб. Богоматерь Знамение». Центральная икона миниатюрного иконостаса из Водлозерско-Ильинского погоста. Конец XVII в. Музей изобразительных искусств РК.Илл. 2. Вознесение. Фрагмент иконы миниатюрного иконостаса из Водлозерско-Ильинского погоста.Илл. 3. Икона «Сошествие во ад». Из иконостаса часовни Успения в дер. Васильево на о. Кижи. Конец XVII – начало XVIII в. Музей изобразительных искусств РК.

Аннотация: В докладе рассматриваются некоторые произведения иконописи из Пудожского края (Ильинский погост на оз. Водлозеро) и Заонежья (дер. Васильево). По мнению автора, в их иконографических и стилевых особенностях прослеживаются связи с иконописью Каргополья позднего XVII в.

Ключевые слова: иконопись; иконография; стиль исполнения; Пудожский край; Заонежье; Каргополье;

Summary: Some pieces of icon painting from Pudozh district (the lake Vodlozero area) and Zaonezhye peninsula (Onega lake, the village of Vasilyevo) are being investigated in this paper. According to the author’s opinion, their iconographic and stylistic peculiarities have much in common with icon painting of Kargopol district of late XVIIth century.

Keywords: icon painting; iconography; style of execution; Pudozh district; Onega lake; Kargopol;

стр. 225В Музее изобразительных искусств Республики Карелия хранится комплекс трехрядных икон из Водлозерско–Ильинского погоста. На них в три ряда размещены полнофигурный деисусный чин, праздники и поясные пророки. Всего сохранилось десять икон, причем одна обрезана сверху, с утратой фигур пророческого ряда. Ниже иконы перечисляются в порядке слева направо (исходя из канонического расположения фигур деисусного чина): И-1260 Верхнее клеймо утрачено – Введение во храм – преподобные Зосима Соловецкий, Макарий (Желтоводский, Унженский); И-1262 Пророки Елисей, Авдей – Благовещение – апостолы Симон, Фома; И-1256 Пророки Даниил, Захария Серповидец – Рождество Христово – апостолы Лука, Иаков; И-1258 Пророки Исайя, Иона – Крещение – апостолы Петр, Иоанн; И-1257 Пророки Давид, Моисей – Вход во Иерусалим – Богоматерь, архангел Михаил; И-1272 Богоматерь Знамение – Распятие, Положение во гроб – Спас в силах; И-1266 Пророки Соломон, Захария – Сошествие во ад – Иоанн предтеча, архангел Гавриил; И-1259 Пророки Илья, Иезекииль – Вознесение – апостолы Павел, Андрей; И-1263 Пророки Софония и неизв. пророк (Аввакум?) – Троица – апостолы Матфей, Марк; И-1267 Пророки Самуил, Валаам – Воздвижение креста – преподобные Савватий Соловецкий, Александр Ошевенский.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Иконы написаны на узких досках вертикального формата высотой 99,5, шириной 25–28 и толщиной 2,5–4 см (ширина центральной иконы 49,7 см). Доски сосновые, цельные, с двумя врезными сквозными встречными шпонками. В местах утрат левкаса видна паволока. Изображения трех рядов имеют общий ковчег. Иконы комплекса были раскрыты в музее реставратором А. И. Байером в 19811985 гг. При реставрации было обнаружено, что иконы имели два слоя записи на фоне и полях.

Поступили иконыиз церкви Вознесения ипророка ИльиВодлозерско–Ильинского погостав 1966 г. Вывезены С. В. Ямщиковым и В. Ф. Масловым в числе других икон этой церкви. Однако экспедиция Государственного Русского музея (ГРМ; Э. С. Смирнова, Т. В. Черкесова), посетившаяцерковьв 1960 г., зафиксировала эти иконы стоявшими на полу в алтаре. По заключению участников экспедиции, данный комплекс икон был принесен в церковь из другого места. [1] Можно предположить, что иконы составляли три верхних ряда миниатюрного по размеру иконостаса какой–то часовни Водлозерского ареала.

Первоначальный состав комплекса

Расположение фигур деисусного и пророческого чинов показывает, что из десяти икон пять относятся к левой части иконостаса, а четыре – к ее правой части. Десятая, более широкая икона, находилась в центре. Сколько же икон могло быть в первоначальном составе иконостаса?

Для ответа на этот вопрос следует рассмотреть состав каждого ряда. Деисусный чин исследуемого иконостаса включает, кроме Богоматери, Иоанна Предтечи и архангелов, фигуры апостолов и преподобных. На сохранившихся иконах изображены попарно 10 апостолов – «первоверховные апостолы» Петр и Павел, четыре евангелиста (Матфей, Марк, Лука, Иоанн), а также Андрей Первозванный, Иаков (Зеведеев?), Фома и Симон. Таким образом, в этом комплексе представлен «апостольский» деисус, но стр. 226 завершенный с краев фигурами преподобных. Если принять во внимание перечень двенадцати апостолов по церковному поминовению 30 июня ст. стиля, то в этом деисусе не изображены (не сохранились?) апостолы Филипп, Варфоломей, а также реже встречавшиеся в деисусах Иаков Алфеев, Иуда Иаковлев (или Фаддей) и Матфий. Если предположить, что на одной из ныне утраченных икон в правой части композиции были изображены апостолы Филипп и Варфоломей, то восстановится симметрично расположенный ряд из 12 апостолов. Таким образом, исходя из состава «апостольского» чина, можно предположить, что всего в данном комплексе было не менее 11 икон. Если же гипотетически отнести этот комплекс в его первоначальном составе к типу наиболее полного деисуса, включавшего все чины святых (наподобие деисуса 1497 г. из Успенского собора Кирилло–Белозерского монастыря), то следует указать, что в его нынешнем составе отсутствуют чины святителей и мучеников, но в то же время есть фигуры преподобных отцов, которые обычно завершают с краев композицию такого деисуса. Такой распространенный деисусный чин мог размещаться не менее чем на 15 иконах и включать 29 фигур.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В праздничном ряду в настоящее время насчитывается 11 сюжетов (из них два на средней иконе). Строго говоря, отсутствуют пять сюжетов из числа двунадесятых праздников: Рождество Богородицы, Сретение, Преображение, Воскрешение Лазаря, Успение. Но если исходить из предполагаемого числа икон (11) и исторического порядка расположения сюжетов, то отсутствует только один праздник в правой части иконостаса, а именно Успение.

Однако остается необъяснимым отсутствие изображений Сретения, Преображения и Воскрешения Лазаря. Если предположить, что они все же были в первоначальном составе левой части комплекса, то придется и в правой части прибавить три иконы, то есть общее количество икон составит 17. В таком случае и число персонажей деисусного чина возрастет до 32 фигур. Анализ состава праздников на других комплексах двухрядных или трехрядных икон показывает, что, во–первых, некоторые праздники могли перемещаться из исторического расположения сюжетов в иное место. Например, на сохранившемся комплексе двухрядных икон (деисус, праздники) середины XVI в. псковской школы из церкви св. Дмитрия в Поле (Псков) при общем следовании историческому порядку праздников «Введение во храм» переместилось из левой части комплекса на крайне правую икону («Преподобный Евфимий – Введение во храм»). [2] Весьма интересный пример нарушения исторического порядка праздников являет походный иконостас 1589 г. вологодских писем (деисус – праздники – пророки). Здесь ряд праздников начинается слева «Троицей» (на иконе «Св. Иоанн Златоуст – Троица – пророк Моисей»). «Сретение» переместилось на место после «Крещения». Особенно показательно перемещение «Преображения» далеко от своего исторического места и его расположение после «Вознесения» перед «Успением», что может объясняться учетом следования праздников в церковном календаре («Св. Григорий Богослов – Преображение – пророк Аввакум»). [3] Подобные примеры можно найти и в иконописи Заонежья. Так, на двухрядных иконах (праздники – пророки) второй половины XVII в. из иконостаса церкви Вознесения и пророка Ильи села Типиницы Медвежьегорского района «Рождество Богородицы» и «Воскрешение Лазаря» изображены на иконах из правой части комплекса, так как пророки на этих иконах обращены влево, к центральной иконе «Распятие – Богоматерь Знамение» (все иконы в Музее изобразительного искусства Республики Карелия (МИИ РК)). Кстати, в типиницком комплексе в настоящее время отсутствует сюжет «Воскресение – Сошествие во ад» (возможно, икона утрачена). Правда, в этом комплексе позы некоторых пророков можно истолковать двояко, поэтому принадлежность икон к правой или левой части иногда трудно однозначно определить. Более определенно можно говорить о принадлежности иконы «Пророк Илья – Рождество Богородицы» к правой части комплекса двухрядных икон второй половины XVII в. из церкви Св. Варвары деревни Яндомозеро Медвежьегорского района. Исходя из этих данных, мы можем предположить, что если «Сретение», «Преображение» и «Воскрешение Лазаря» все же присутствовали в водлозерском комплексе, то совсем необязательно считать, что они непременно должны были располагаться в левой части комплекса, как то диктуется «историческим» принципом расположения сюжетов. Гипотетически можно предположить, что два отсутствующих сюжета могли располагаться в левой части на своих исторических местах, а два переместиться в правую часть комплекса, который в этом случае будет состоять из 15 икон (28 боковых фигур деисуса – 16 сюжетных сцен праздничного ряда – 28 полуфигур пророков).

На основе этих рассуждений мы предполагаем наличие в первоначальном комплексе 11 или 15 икон.

Особенности иконографии

Переходим к рассмотрению особенностей иконографии Водлозерского комплекса трехрядных икон. Обращает на себя внимание, что в чине преподобных деисусного ряда здесь изображены соловецкие чудотворцы Зосима и Савватий, каргопольский святой Александр стр. 227 Ошевенский и Макарий – основатель Желтоводского и Унженского монастырей в Поволжье (нижегородские и костромские земли). Если присутствие широко почитаемых на Севере преподобных Зосимы и Савватия на северной иконе не требует особых объяснений, то изображение преп. Александра Ошевенского и особенно Макария Унженского нуждается в комментарии. Здесь уместно напомнить, что Водлозерье расположено на стыке двух регионов Севера – Обонежья и Каргополья, причем в административном и духовно–религиозном отношении на территории восточной части Водлозерья сильно проявилось тяготение к каргопольской земле. С середины XVI в. по 1802 г. в. Водлозерская волость входила в состав Каргопольского уезда, [4] а в Каргополье самым почитаемым преподобным был именно Александр Ошевенский. Каргополы принимали активное участие в духовно–религиозной жизни Водлозерья. В 1708 г. каргопольский купец И. А. Попов выделил средства на сооружение новой Ильинской церкви – предшественницы ныне существующей. [5] Примечательно, что на землях Каргополья с XVII в. развивалось почитание преподобного Макария Желтоводского и Унженского в связи с основанием в первой половине XVII в. Макариевской Хергозерской пустыни близ г. Каргополя и созданием Сказания о чудесах иконы преп. Макария из этой пустыни. [6] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В свете приведенных данных становится ясным, что водлозерский комплекс трехрядных икон тесно связан с культурой Каргополья. Рассмотрим некоторые другие особенности иконографии данного комплекса. Среди праздников наибольший интерес вызывает редкая трактовка сцены Вознесения. В отличие от укорененной в веках русской традиции, согласно которой в центре композиции нижнего регистра изображается Богоматерь с двумя ангелами, а апостолы стоят справа и слева, здесь апостолы, ангелы и Богоматерь изображены двумя отдельными группами, причем фигуры показаны коленопреклоненными. В русском искусстве описанная деталь появляется, вероятно, в конце XVII в. (роспись 1689 г. собора Преображения Спасо–Евфимиевского монастыря в Суздале, исполненная костромичами Силой Савиным и Гурием Никитиным). [7] Не исключено, что в этой росписи сказалось знакомство с западноевропейскими источниками иконографии. В немецком искусстве XV в. имеются примеры подобного решения сцены. Например, в «Вознесении» 1457 г. художника Иоганна Корбеке (работал в 1453–1491 гг.) апостолы изображены сгруппированными в коленопреклоненных позах вокруг камня со следами ступней Христа, причем апостол Иоанн Богослов поддерживает Богоматерь (Национальная галерея, Вашингтон). [8]

В сцене Благовещения Богородица изображена стоящей перед архангелом Гавриилом (а не сидящей), что также говорит об ориентации мастера на образцы XVII в. Об этом же свидетельствуют развитые мотивы архитектуры, а также темно–синий фон праздников, как бы передающий цвет неба.

Стилевые особенности

Обратимся к вопросам стилистики рассматриваемого комплекса. В целом для манеры исполнения характерна скорописная манера нанесения рисунка. Фигуры святых легкие, динамичные. В «личном» письме нижний слой живописи светло–охристый. Затем лики перекрываются коричневым тоном. Высветления выполнены белильными растушевками, иногда с подрумянкой. Первоначальная разделка складок одеяний намечена красноватыми линиями, затем складки очерчиваются более темным цветом, причем окончательный рисунок не совпадает с хорошо видимым первоначальным. Тени подчеркнуты частой штриховкой тонкими линиями. На некоторых фигурах деисуса и пророческого яруса сохранились сочные пробела.

В колорите использованы краски как темных тонов – охристый (поля, фон деисусного и пророческого рядов), синий (фон праздников, одеяния), коричневый, – так и светлые цвета – желтый, красно–малиновый, салатно–зеленый. Некоторые пигменты обладают недостаточной кроющей способностью и лежат неровным полупрозрачным слоем. Художник применяет золото–двойник с пропиской цветным лаком одежд Христа в деисусе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Что касается происхождения мастера, исполнившего водлозерский комплекс, то здесь, очевидно, следует выбирать между двумя близ лежащими ареалами – Обонежьем и Каргопольем. Необходимо прежде всего рассмотреть возможность происхождения мастера водлозерских икон из восточного Обонежья (Пудожский край), ведь некоторые факты из художественной истории Водлозерья говорят о существовании связей с Пудожским краем. Так, в середине XVII в. (1647 г.) именно из этих мест (с. Тубозеро) был приглашен мастер Игнатий Пантелеев, который исполнил значительную стр. 228 часть иконостаса Ильинской церкви на Водлозере. [9] Иными словами, культурные контакты Водлозерья и иконописных мастерских восточного Обонежья несомненно существовали в XVII в. Однако среди памятников второй половины XVII в., вывезенных из Пудожья, не обнаружены произведения, близкие водлозерскому комплексу.

Если в качестве места происхождения мастера рассматривать более западные районы Обонежья, а именно территорию Заонежского полуострова, то в иконописном наследии этого региона действительно встречаются произведения, родственные по типу и стилистике водлозерскому комплексу. Например, здесь были широко распространены иконостасы с двухрядными иконами, на которых объединяются праздничный и пророческий ярусы. Манера исполнения икон в 1660–1670–х гг. в Заонежье отличалась в целом преобладанием живописных приемов (произведения «заонежской» мастерской в храмах села Типиницы, деревень Тамбицы, Леликозеро и др.).

Значительную близость к водлозерскому комплексу в манере изображения складок одежд и подборе пигментов обнаруживает «Сошествие во ад» рубежа XVII и XVIII вв. из Успенской часовни дер. Васильево (МИИ РК; другие иконы этого комплекса пока не расчищены). Особенно характерна и для васильевской, и для водлозерских икон неровно кроющая светло–коричневая краска. Первоначально намеченные складки одеяний, не совпадающие с окончательным рисунком, просвечивают сквозь вышележащие прозрачные красочные слои. С другой стороны, «личное» письмо на «Сошествии во ад» исполнено в несколько иной манере. По светлой подложке нанесено красновато–коричневое охрение, по которому положены желтоватые высветления (на водлозерских иконах это чисто белильные растушевки), а завершается «личное» письмо обводкой черт ликов тонкими белильными линиями. Хотя «васильевские» иконы бытовали в Заонежье, они, скорее всего, исполнены приезжими мастерами. [10]

Развитая иконография васильевской иконы (с многофигурными группами праведников, собором архангелов, сценой побивания бесов в аду) была необычна для консервативного искусства Заонежья, предпочитавшего более традиционные решения. То же можно сказать и о других иконах васильевского иконостаса («Троица», «Преображение», рама с клеймами жития Богородицы).

Нам представляется весьма вероятным, что исполнители рассматриваемых икон из Ильинского погоста и дер. Васильево были связаны с каргопольской художественной традицией.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особенности иконографии, стилистики, колорита находят соответствия в иконописи этого региона, правда с поправкой на более провинциальный уровень исполнения. Показательны некоторые детали. Например, на изображении «Богоматери Знамение» центральной иконы водлозерского комплекса трактовка облаков в виде спиралек очень похожа на аналогичную деталь иконы «Преподобные Зосима и Савватий, с монастырем и избранными святыми» второй половины XVII в. из каргопольской деревни Большая Шалга (Архангельский областной музей изобразительного искусства (АОМИИ). [11] Известный памятник, связываемый с стр. 229 каргопольской иконописью второй половины XVII в., «Рождество Иоанна Предтечи» из деревни Погост села Ошевенское (АОМИИ), [12] хотя и написанный в более строгом стиле, сближается с водлозерским комплексом колоритом, мотивами орнамента на палатах, использованием некоторых недостаточно плотно кроющих пигментов светло–желтого и салатно–зеленого тонов. Примером местного стиля может служить и праздничный ряд из иконостаса церкви с. Астафьево Каргопольского района (Каргопольский государственный историко–архитектурный и художественный музей–заповедник (КГИАХМЗ). [13] Можно отметить близость отдельных мотивов, например характера левой палаты с трехлопастным завершением в сцене Благовещения обоих комплексов. Однако иконы из с. Астафьево имеют более строго построенные композиции праздников, иной состав пигментов без прозрачных тонов, четкий рисунок. Черты известной близости есть и с двухрядными иконами (деисус, праздники) из южного придела Христорождественского собора г. Каргополя – в иконографии («Воздвижение креста», «Благовещение»), колорите, отчасти в манере письма (прием передачи теней на одеяниях частой штриховкой). [14] В сравнении с указанными произведениями водлозерские иконы демонстрируют более провинциальный уровень (непропорционально увеличенные лики, элементы скорописи в письме). Они могут принадлежать к провинциальной ветви искусства каргопольской земли или Поонежья.

Датировка водлозерского комплекса

Мы склоняемся к датировке водлозерского комплекса икон концом XVII в. или рубежом XVII и XVIII вв. В пользу этого времени говорят как иконографические, так и стилевые особенности. Среди первых следует указать на преимущественно «апостольский» тип деисусного чина, [15] отмеченные выше особенности иконографии Благовещения и Вознесения. Густой темно–синий фон в праздничных сценах, связанный со стремлением передать цвет неба, также встречается в памятниках рубежа XVII–XVIII столетий. [16]

// Рябининские чтения – 2015
Отв. ред. – доктор филологических наук Т.Г.Иванова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2015. 596 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф